Государственно-частное партнерство как механизм стимулирования развития сферы высшего профессионального образования

Дмитриева Е.А. , Молчанов И.Н.

УДК 378
ББК 65.49

Применение принципов ГЧП в сфере ВПО является необходимым элементом развития человеческого капитала в постиндустриальном обществе. Приоритетной задачей в области развития ГЧП является активное внедрение отношений партнерства в отрасли социальной сферы. Для повышения экономической эффективности рыночного механизма, спецификации права собственности и обеспечения выполнения контрактов с предпринимательскими структурами государство должно способствовать устойчивому функционированию институтов, в том числе института ГЧП, и таким образом делегировать часть полномочий частному сектору для выполнения своих обязательств. В сфере ВПО к таким обязательствам можно отнести реализацию инвестиционных проектов в следующих областях: поддержания и развития образовательной инфраструктуры, разработки образовательных программ, проведения совместных научных исследований и др.

Ключевые слова: государственно-частное партнерство (ГЧП)инвестицииобразовательные услугипредпринимательствориски.

В отечественной литературе сложился научный подход к определению концепции государственно-частного партнерства (ГЧП). С одной стороны, ГЧП понимается как система отношений между государством и бизнесом, широко используемая в качестве инструмента регулирования международного, национального, регионального, муниципального экономического и социального развития, а с другой стороны, как конкретные проекты, реализуемые совместно государственными органами и частными компаниями на объектах государственной и муниципальной собственности [1; 2].

Как правило, проекты ГЧП ориентированы на решение задач, связанных с оказанием услуг населению, развитием отношений собственности, в том числе в сфере ВПО. Существенным преимуществом данного подхода является долгосрочный характер сотрудничества, являющийся залогом устойчивого развития. Такое партнерство позволяет реализовывать проекты даже в тех отраслях экономики, которые являются малоприбыльными, в частности, в отраслях социальной сферы (образование, наука и др.) благодаря возможности задействования потенциала частного сектора.

Основной целью разработки ГЧП-проектов в сфере ВПО является привлечение ресурсов, в основном финансовых, для повышения инвестиционной привлекательности, а также роста эффективности, качества и конкурентоспособности образовательных услуг и научной продукции.

Особенностью становления ГЧП применительно к высшей школе является достижение соответствия не только признакам партнерства, но и приоритетам социально-экономической политики государства, к которым относятся обеспечение соответствующего современным запросам качества предоставляемых услуг, удовлетворение возрастающих потребностей общества в высококвалифицированных трудовых ресурсах, достижение равновесия на рынке труда специалистов и др.

В составе важнейших направлений использования института ГЧП в сфере ВПО, можно выделить следующие (рис. 1): экономическая поддержка вузов (косвенная, прямая), управление содержанием образовательного процесса, сотрудничество в области научно-исследовательской деятельности.

 

 

Рис.1. Направления ГЧП в сфере ВПО (составлено авторами)

 

Наиболее распространенной формой ГЧП по количеству транзакций и объему привлеченного частного капитала является концессия, особенности которой заключаются в предоставлении концессионеру возможности осуществления нескольких видов деятельности: строительства, реконструкции, модернизации и эксплуатации объектов (учебных корпусов вузов, студенческих общежитий, лабораторий), а также в предоставлении образовательных услуг населению в течение всего жизненного цикла объекта соглашения.

Еще одной отличительной чертой концессионной формы ГЧП в сфере ВПО является наличие обязательной законодательной гарантии минимума социальных услуг населению [3]. Решая данный вопрос, концедент может взять на себя часть расходов «на создание и (или) реконструкцию объекта концессионного соглашения» [4, ст.3, ч.13], а концессионер может получить субсидию из бюджета соответствующего уровня на строительство, модернизацию или реконструкцию объекта.

Кроме того, ввиду специфики образовательной сферы, для которой не характерно получение «сверхдоходов» и «природной ренты», имеет место необязательность выплат концессионного вознаграждения. Именно данный фактор (отсутствие «сверхренты») является одной из причин для предпринимательских структур отказываться от осуществления ГЧП-проектов в сфере ВПО и инвестировать в более прибыльные отрасли: транспорт, энергетику и т.д.

При организации управления ГЧП важным фактором является уровень развития экономики и нормативно-правовой базы, упорядочивающей отношения в рамках партнерства. Во многих странах существуют специальные советы, регулирующие деятельность ГЧП-проектов: в Канаде – совет по ГЧП (Canadian Council of Public Private Partnership – CCPPP), в Англии – Partnerships UK, находящийся в ведомстве казначейства, и отраслевые центры. Органами управления ГЧП, согласно мировой практике могут быть функциональные подразделения министерств, ведомств, агентств и региональных правительств. В ряде стран подобные объединения имеют форму некоммерческой организации.

В нашей стране, несмотря на разветвленный административно-управленческий аппарат как на федеральном уровне, так и на уровне регионов, до настоящего времени еще не накоплен достаточный опыт реализации ГЧП-проектов, особенно в отраслях социальной сферы. Одним из сдерживающих факторов выступает необходимость более активного проведения институциональных преобразований. По существу, такими органами могут быть профильные министерства и ведомства (как, например, в Польше) или специально уполномоченный орган. В России таким органом является подкомитет государственно-частного партнерства Комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, а также экономические советы по вопросам ГЧП при отдельных Министерствах (Минэкономразвития России, Минкультуры России и т.д.).

Выполненный анализ позволяет заключить, что сложившаяся в России система надзорно-контрольных подразделений имеет определенные функции в области наблюдения и координации деятельности исполнительных органов власти и предпринимательских структур, включающие также и вопросы ГЧП. Однако регламентация данных отношений и законодательное закрепление вопросов ГЧП пока находятся в стадии формирования.

По результатам исследования, проведенного Леонтьевским центром в 2005 году, большая часть муниципальных образований (69%) реализовали или реализуют в настоящее время проекты ГЧП. Среди них преобладают проекты в сфере благоустройства территории, а также в образовании, здравоохранении и социальном обслуживании. Одновременно следует выделить как довольно привлекательные сферы теплоснабжения и общественного транспорта. Наименьшее количество проектов отмечено в сферах строительства объектов транспортной инфраструктуры, уличного освещения и телефонной связи.

Согласно оценке, периодически проводимой Российским союзом ректоров, доля компаний, взаимодействующих с отечественными вузами, увеличилась с 14% в 2006 году до 56% в 2010 году [1]. Средний объем финансирования предпринимательскими структурами (в расчете на один вуз) за период с 2007 г. (110,117 млн. руб.) по 2009 г. (117,261 млн. руб.) увеличился на 6,5%. Сложившаяся динамика данного показателя была обусловлена влиянием мирового финансово-экономического кризиса, вследствие которого многие частные компании сократили свои расходы на социальные программы. Тем не менее, существенных изменений во взаимодействии государства и бизнеса не произошло, что связано с долгосрочным характером реализации ГЧП-проектов. Более того, наблюдается значительная корреляция между величиной внебюджетных источников, привлекаемых в сферу ВПО, и профилем вуза. Так, наибольший объем финансовых поступлений приходится на технические вузы, что связано, в первую очередь, с дефицитом высококвалифицированных кадров в производственных отраслях и потребностью предприятий в развитии НИОКР для успешного ведения экономической деятельности.

Частный бизнес, решая кадровые проблемы, использует ГЧП не только с целью финансовой поддержки вуза или конкретной кафедры и лаборатории. Активно применяется подход, при котором представители предпринимательских структур ведут определенные семинары или курсы в вузе на постоянной основе, участвуют в комиссиях по аттестации и т.д. При этом студентам обеспечиваются возможности не только для прохождения практик в таких организациях, но и приглашение наиболее талантливых из них для дальнейшей работы на постоянной основе. Примером подобного взаимодействия является шведская компания CMA Small Systems AB, занимающаяся IT технологиями в финансовой сфере, представители которой сотрудничают с Московским государственным инженерно-физическим институтом (МИФИ). Таким образом, одновременно решается одна из важнейших проблем рынка труда, а именно, преодолевается несоответствие знаний, компетенций и опыта, полученных студентами в рамках отечественной системы ВПО, потребностям работодателей. Поэтому привлечение представителей бизнес-сообщества к образовательному процессу априори оказывает положительное влияние на соотношение между предложением со стороны рынка образовательных услуг и спросом со стороны рынка труда.

Рассматривая применение ГЧП следует подчеркнуть, что благодаря данному институту обеспечивается преодоление институциональных несовершенств российской экономики. Позитивным результатом сотрудничества является значительный рост среднесрочных и долгосрочных инвестиций, в том числе иностранных, необходимых для развития стратегически важных отраслей социальной сферы. Привлечение частных инвесторов способствует, в свою очередь, развитию инноваций, снижению риска их осуществления, что является необходимым условием достижения непрерывности воспроизводственного процесса и перехода его на качественно новый уровень. Кроме того, продуктивное партнерство способствует совершенствованию и внешнеэкономической деятельности.

На становление института ГЧП в стране влияют множество факторов: экономическое и социальное положение, правовые особенности, политическая обстановка и др. Однако, и само партнерство оказывает непосредственное влияние на состояние субъектов экономики и социальной сферы. Общепризнано, что ГЧП-проекты облегчают выход на мировые рынки капиталов. Например, инвесторами проекта Московской школы управления «Сколково», осуществляемого в рамках ГЧП, являются не только представители отечественного бизнеса, но и зарубежных компаний. Так, на строительство кампуса, продвижения новых образовательных программ, организацию стажировок в своих компаниях и методическую помощь представители предпринимательских структур планируют выделить по 5 млн. долл. каждый в течение трех лет [5]. Также в качестве примера привлечения финансовых средств иностранного бизнеса можно привести взаимодействие испанского банка «Сантандер» («Santander») с Сибирским федеральным университетом.

Благодаря использованию механизма ГЧП осуществляется создание и реорганизация объектов инфраструктуры. Например, в рамках ГЧП-соглашения, заключенного между известным бизнесменом и меценатом О.В. Дерипаской и представителями МГУ имени М.В. Ломоносова, был создан целый факультет (Московская школа экономики), а также построен учебный корпус с необходимым оборудованием. Тем самым были преодолены ограниченные возможности по финансированию инфраструктуры, использован успешный опыт и управленческие навыки коммерческих организаций. Это, в свою очередь, положительно сказывается и на повышении уровня предоставляемых образовательных услуг.

В качестве несовершенств, проявляющихся при формировании ГЧП-проектов, целесообразно отметить, что осуществляемые в рамках партнерства взаимосвязи могут приводить к некоторому удорожанию выполняемых работ (услуг) как по объективным, так и по субъективным обстоятельствам. Для преодоления негативных последствий необходимы привлечение заемных средств, тщательная проработка договорных отношений, поиск возможностей уменьшения рисков, возникающих по различным основаниям. Повышенная заинтересованность представителей бизнеса в наиболее быстром окончании проекта и получении прибыли с большой степенью вероятности может привести к тому, что его реализация будет происходить на предельных мощностях, вследствие чего полученные результаты не всегда будут соответствовать необходимым стандартам. Это касается как некачественного строительства инфраструктуры вузов, так и упущений при организации непосредственно образовательного процесса. Поэтому при заключении ГЧП-соглашений необходимо исключать из реализации проекты, порождающие иждивенчество со стороны бизнес-структур или создающие условия их осуществления только за счет бюджетных средств и возможностей государства.

Закономерности, выявленные в результате исследования разнообразных интересов и целей всех участников взаимодействия, позволяют сформулировать преимущества ГЧП для представителей государственной власти и муниципалитетов, а также предпринимательского сообщества, возникающие в результате сотрудничества.

Прежде всего, ГЧП-проекты представляют собой относительно устойчивый актив, что особенно важно в кризисный период, когда возрастает потребность в наличии стабильных денежных потоков, гарантируемых государством. Так, например, в США, где около 80% расходов на образование, в том числе и на высшее профессиональное образование, осуществляются за счет образовательных кредитов, государство берет на себя обязательства по уплате банкам задолженности в случае невозврата студентами кредита. В результате разделения рисков частный инвестор имеет высокую заинтересованность в своем участии в реализации проекта. В России институт образовательных кредитов, выдаваемых банками, развит в меньшей степени, чем на Западе и вследствие этого привлечь внимание бизнеса значительно сложнее.

Далее, партнерство между государством и бизнесом оказывает непосредственное влияние на развитие производственной и социальной инфраструктур, создавая условия для поддержки и стимулирования экономического роста, а значит и для повышения благосостояния населения страны в целом, в чем и заинтересованы органы власти и управления. По этой причине одним из важных вопросов, возникающих в ходе исполнения ГЧП-проектов, является обеспечение эффективного распределения прав, обязанностей и сфер ответственности всех участвующих сторон.

И, наконец, в рамках рассматриваемого взаимодействия, в условиях свободного принятия административно-хозяйственных решений и в отсутствии бюрократии, происходит внедрение эффективных технологий производства и оказания услуг, инновационных методов управления. Также используется богатый практический опыт и навыки представителей бизнеса, что способствует налаживанию кооперационных связей и позволяет не только оперативно принимать решения в быстроизменяющихся внешних условиях, но и реализовывать инновационные подходы в сфере ВПО, в том числе при создании объектов образовательной инфраструктуры. Роль органов власти при этом сводится к регулирующим функциям. Данное положение обусловлено тем, что в рыночной экономике развитая нормативно-правовая база позволяет предоставить бизнесу льготы, субвенции, гарантии, бюджетные кредиты. Одновременно предпринимательские структуры, являясь потребителями этих регуляторов, выступают и как партнеры государства, разделяя с ним риски, ответственность и доходы.

Практическая реализация подобного проектного подхода способствуют решить несколько проблем. Во-первых, появляется возможность распределения рисков между государственными и частными структурами: на этапе становления института ГЧП многие проекты не были полностью завершены в связи с неправомерным разделением рисков и прибыли между участниками соглашения таким образом, что большая часть рисков приходилась на государственный сектор, а прибыли – на частный. Во-вторых, повышается ответственность представителей предпринимательских структур, участвующих в строительстве, эксплуатации, управлении объектами особенно в социально значимых областях, в частности, в сфере ВПО, за счет нивелирования получаемых единовременно объемов бюджетного финансирования.

На основе анализа научной и нормативной литературы авторами обобщены и сформулированы следующие преимущества от участия в партнерстве для органов государственного и муниципального управления, проявляющиеся, прежде всего, в увеличении эффективности исполнения задач по сравнению с традиционным бюджетным финансированием: 

  • расход бюджетных средств только по направлениям проекта, что обеспечивает привлекательность инвестирования для предпринимательских структур за счет поддержания экономической эффективности на определенном уровне;
  • передача ответственности частному бизнесу за своевременный ввод объектов в эксплуатацию, а также путем перераспределения бюджетного финансирования результатов освоения капитальных вложений на будущие периоды за счет оплаты выкупа готового объекта (часто используется в сфере ВПО при строительстве объектов образовательной инфраструктуры при заключении концессионных соглашений);
  • сокращение бюджетного финансирования посредством передачи бизнесу прав на коммерческое использование объекта до момента окупаемости (пример: договоры концессий в области эксплуатации объектов сферы образования);
  • привлечение инвестиций частного бизнеса для реализации приоритетных государственных задач, что особенно актуально для недокапитализированных отраслей в условиях финансово-экономической нестабильности, так как недостаток финансирования препятствует социальному и промышленному развитию отечественной экономики.

Последовательное применение принципов партнерства способствует более экономному и результативному расходованию ресурсов федерального и регионального бюджетов, поскольку отсутствует необходимость одновременного вложения большого объема инвестиций в период возведения объектов. Кроме того, финансирование проектов за счет бюджетных средств создает возможности для снижения уровня налоговых платежей. Такой согласованный подход позволяет обеспечить предоставление услуг высокого качества при сохранении запланированного объема бюджетных расходов. Сокращение финансовой нагрузки на бюджет происходит путем привлечения в объекты государственной и муниципальной собственности финансовых ресурсов предпринимательских структур. В конечном итоге принимаемые меры способствуют расширению предложения предоставляемых населению образовательных услуг, повышают их разнообразие и доступность для населения.

Вместе с тем, следует остановиться и на недостатках рассмотренного выше сотрудничества при реализации ГЧП-проектов. С точки зрения представителей государства к ним относятся следующие: во-первых, существует вероятность недооценки рисков и их последствий как государством, так и частными инвесторами; во-вторых, проявляется оппортунистическое поведение со стороны предпринимательских структур как в вопросах разделения ответственности, так и в вопросах получения дохода и оказания услуг надлежащего качества; в-третьих, может наблюдаться повышение стоимости реализации ГЧП-проектов вследствие необходимости поиска и привлечения заемных средств и тщательной проработки договорных отношений с целью уменьшения рисков невыплат со стороны бизнеса.

В отличие от интересов государства, которые направлены, главным образом, на защиту общественных интересов, удовлетворение потребностей населения и обеспечение необходимого качества предоставляемых социально значимых услуг, целью предпринимательских структур является, прежде всего, получение прибыли (а также получение экономических и неэкономических выгод: рост конкурентных преимуществ, повышение лояльности потребителей, работников и партнеров, рост престижа и узнаваемости компании). Поэтому стимулами для взаимодействия бизнеса с представителями власти являются, главным образом, снижение рисков и расходов частного бизнеса, а также предоставление дополнительных гарантий со стороны государства (например, в случае выдачи образовательных кредитов). Наличие ряда преференций для бизнеса обусловлено именно тем, что государство выступает и как участник партнерства, и как гарант соблюдения всех пунктов соглашения. На основе анализа концепции ГЧП и практической реализации ГЧП-проектов, среди преимуществ для предпринимательских структур от участия во взаимодействии, можно выделить следующие.

  1. Долгосрочный характер (обычно срок реализации проектов в рамках ГЧП составляет более 15 лет).
  2. Наличие постоянной поддержки бизнеса со стороны государства как партнера в рамках данного сотрудничества (в том числе при получении кредитных средств).
  3. Стабильность денежных поступлений от государства как партнера отношений, что особенно актуально в условиях финансово-экономической нестабильности и роста вероятности банкротств.
  4. Благоприятные условия получения предпринимательскими структурами бюджетных кредитов, субвенций, гарантий, налоговых и неналоговых льгот, предоставляемых государством. Примером такого сотрудничества могут быть гарантии покрытия государством расходов при нарушении обязательств по контракту со стороны бизнеса; гарантии поставки, защищающие предпринимательские структуры от последствий невыполнения государственным сектором обязательств по предоставлению товаров и услуг, необходимых для реализации проекта; гарантии о невмешательстве государства в область ответственности бизнеса, что становится возможным благодаря закреплению прав и обязанностей в договоре, а также при наличии соответствующего законодательства; гарантии по курсам иностранных валют (конвертируемости прибыли в иностранную валюту, доступности любой иностранной валюты), что важно для инвесторов даже в социальных отраслях, так как нередко именно владельцы иностранного капитала активно вкладывают свои средства в развитие инфраструктуры, например, в образовательной сфере.
  5. Получение государственных активов в долговременное пользование и владение, обычно на льготных условиях (типичным примером для данного случая являются ГЧП-проекты, реализуемые в рамках функционирования технопарков).
  6. Повышение рейтинга, престижа, имиджа и рост стоимости компании на рынке за счет заключения долгосрочных отношений с надежным партнером.
  7. Гарантии государства по возврату инвестиций при обеспечении установленного уровня рентабельности проекта, а также при соблюдении стабильности определенных договором условий осуществления предпринимательской деятельности.
  8. Разделение рисков между государством и бизнесом (в частности, за счет механизма предоставления бизнесу гарантий от некоммерческих рисков, например, инфраструктурных, институциональных и др.). В противном случае негативные последствия могут привести к частичной или полной остановке проекта, реструктуризации и т.д. Поэтому за государством остаются такие риски, как изменение сроков и стоимости реализации проекта, а за бизнесом – риски строительства, управления, финансирования проекта; при этом риски по обеспечению спроса, потока выручки, защиты окружающей среды закрепляются в совместном ведении.

Предпринимательские структуры, участвующие в ГЧП-проектах, получают более широкие возможности для увеличения прибыли бизнеса, реализуя свою хозяйственную свободу, гибко реагируя на происходящие изменения и активно внедряя различные инновации. Однако представители бизнес-сообщества не всегда обладают пониманием социальной ответственности, что особенно характерно в рамках реализации ГЧП-проектов в значимых областях жизнедеятельности населения. Применительно к сфере ВПО это может проявиться в ненадлежащем качестве реализации образовательных стандартов и планов, а также целевых программ обучения. Так, например, выпускники, получившие высшее образование, не полностью соответствующее стандартам, испытывают в дальнейшем трудности при трудоустройстве. Такая ситуация наблюдалась в начале 2000-х годов в условиях перепроизводства экономистов и юристов, не обладавших при этом необходимыми для периода формирования рыночной экономики навыками и знаниями.

Кроме того, частные инвесторы не всегда располагают достаточными финансовыми ресурсами для выполнения ГЧП-проектов, направленных на создание новых или поддержание уже существующих инвестиционных проектов и оказание услуг. Поэтому на первоначальном этапе заключения соглашения особую роль приобретает оценка как государством, так и бизнесом возможных рисков и наличия совокупного объема финансовых средств для реализации проекта. Подтверждением обоснованности данного подхода является ситуация, сложившаяся на начальном этапе становления ГЧП, когда представители бизнеса формулировали условия договора так, что на государство перекладывались основные риски, а предпринимательские структуры получали большую часть дохода, вследствие чего ряд ГЧП-проектов был досрочно завершен.

Как показывает практика, привлечение отечественных и иностранных частных инвестиций позволяет снизить нагрузку на бюджет и обеспечить максимальную эффективность их использования. В сфере ВПО ГЧП способствует снижению остроты проблемы, связанной с устареванием материально-технической базы и исследовательского оборудования вузов, что особенно важно в условиях удорожания строительно-монтажных и других видов работ при модернизации основных непроизводственных фондов и дефицитности источников заемных средств.

Завершая анализ воздействия ГЧП на государство и предпринимательские структуры следует особо отметить влияние данного сотрудничества на население, которое является конечным потребителем образовательных услуг. Общественная значимость применения института ГЧП заключается в получении экономического и социального эффекта. Экономический эффект достигается при снижении затрат населения на потребительские услуги; обеспечении доступа и предоставлении населению социально значимых услуг (в том числе образовательных) высокого качества; экономии бюджетных средств, позволяющей направить высвободившиеся финансовые ресурсы на другие цели. Социальный эффект проявляется в повышении уровня жизни, создании новых рабочих мест, уменьшении социальной напряженности в обществе. В частности, позитивные результаты могут наступить благодаря сближению с требованиями работодателей содержания образовательных программ, позволяющих выпускникам быстрее адаптироваться на рынке труда. Получение востребованных квалификаций, обладание новые компетенциями будет способствовать лучшей информированности потенциальных работников (выпускников) не только в процессе обучения (например, при реализации ГЧП-проектов, в области издательской деятельности, организации конференций, семинаров, круглых столов, стажировок), но и после окончания вуза (при совместной организации ярмарок вакансий и других мероприятий). Так, компания «FutureToday», активно сотрудничающая с вузами, предоставляет студентам и выпускникам различную помощь (в том числе консультационную) при трудоустройстве. Интегральный итог описанного выше взаимодействия выражается в повышении качества оказываемых высшей школой услуг и, в конечном счете, состоит в увеличении человеческого капитала (не только за счет модернизации научно-технической базы и внедрения новых технологий обучения, но и за счет создаваемых в рамках ГЧП различных курсов повышения квалификации, стажировок и т.д., а также за счет непосредственного участия представителей предпринимательских структур в управлении содержанием образовательного процесса).

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что реализация ГЧП-проектов способствует внедрению инноваций и использованию более усовершенствованных и новых систем сотрудничества в сфере предоставления образовательных и других услуг (например, связанных с развитием образовательной инфраструктуры и проведением научных исследований). Однако подобное взаимодействие целесообразно осуществлять в условиях повышения эффективности использования бюджетных средств, так как источники инвестиций в проекты развития и модернизации сферы ВПО из государственного бюджета существенно ограничены.

Литература

  1. Варнавский В.Г., Клименко А.В., Королев В.А. Государственно-частное партнерство: теория и практика // М.: Издательский дом Государственного университета - Высшей школы экономики. 2010. 287 с.
  2. Баринов А.Э. Проджект файненсинг. Технологии финансирования проектов. М.: Ось-89 2007. 432 с.
  3. Государственно-частное партнерство. Пути совершенствования законодательной базы / Под ред. А.А. Зверева //Европейский банк реконструкции и развития.  2009. 244 с.
  4. О концессионных соглашениях: Федеральный закон от 21.07.2005 № 115-ФЗ (ред. от 25.04.2012) [электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  5. Информационный портал "Государственно-частное партнерство в России" – исследование Международного банка реконструкции и развития [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://www.pppinrussia.ru/ (дата обращения 01.09.2012)

Bibliography

  1. Varnavskiy V.G., Klimenko A.V., Korolev V.A. Public-private partnerships: Theory and practice // Moscow: Publishing House of the State University - Higher School of Economics. 2010. 287 p.
  2. Barinov A.E. Project financing. Technology financing of projects. Moscow: Os-89, 2007. 432 p.
  3. Public-private partnerships. Ways of improvement of legislative base / Ed. A.A. Zvereva // European Bank for Reconstruction and Development. 2009.  244 p.
  4. On Concession Agreements: Federal Law of 21.07.2005 № 115-FZ (as amended on 04.25.2012) [e-resource]. Access from background - legal system "ConsultantPlus".
  5. Information portal "Public-private partnership in Russia" - The study of the International Bank for Reconstruction and Development [e-resource] // Access mode: URL: http://www.pppinrussia.ru/ (date accessed 01.09.2012)

Dmitrieva E.A., Molchanov I.N.

public-private partnerships and mechanism for stimulating the development of higher education

Application of the principles of PPP in higher education is an essential element in the development of human capital in the post-industrial society. Priority in the development of PPPs is the active implementation of the partnership in the social sphere. To improve the economic efficiency of the market mechanism, the specification of property rights and enforce contracts with business entities the state should contribute to the sustainable functioning of institutions, including the Institute of PPP, and thus some of the powers delegated to the private sector to meet its obligations. In the field of higher education to such commitments include the implementation of investment projects in the following areas: maintenance and development of educational infrastructure, the development of educational programs, collaborative research, etc.

Key words: public-private partnershipinvestmentseducational servicesentrepreneurshiprisk.
  • Актуальные проблемы развития образования и здравоохранения


Яндекс.Метрика