Хозрасчет в условиях осуществления реорганизации управления государственной промышленностью и проведения кредитной реформы 1930 года: особенности и итоги

Гафурова В.М.

УДК 330.34
ББК 65.03(2)61

Статья посвящена проблеме эволюции хозрасчетных отношений в период завершения формирования административно-командной модели управления народным хозяйством. Автором определены причины перевода промышленности на хозрасчет в начале 1930-х гг., проблемы и трудности, с которыми сталкивались предприятия при переходе на новые отношения. На региональном материале показаны особенности осуществления хозрасчета на Урале. Проанализированы причины, обусловившие изменения форм проведения хозрасчета к середине 1930-х гг.

Ключевые слова: кредитная реформаоборотные средствапромфинпланхозрасчетхозрасчетные бригады.

Конец 1920-х-начало 1930-х г. в Советском Союзе было временем кардинальной трансформации хозяйственного механизма. Руководство страны взяло курс на индустриализацию. Индустриализация повлекла за собой реорганизацию управления государственной промышленностью, кредитную и финансовую реформы, которые означали окончательную ликвидацию новой экономической политики. Постановление ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929г. предусматривало превращение синдикатов в объединения и передачу им управления промышленностью [1]. По данному Постановлению тресты теряли свою хозяйственную  самостоятельность, которая у них была в условиях нэпа.

 Создание объединений должно было обеспечить плановое и оперативное руководство социалистической промышленностью на основе хозяйственного расчета. Вместе с тем провозглашался перевод предприятий, входящих в тресты, на хозрасчет, который существенно сводился к учету себестоимости продукции и стимулированию ее снижения. Но при этом ни собственных оборотных средств, ни права участвовать в распределении прибыли предприятия не получали.  Предусматривался новый порядок кредитования, расчетов и организации оборотных средств предприятий. Товарно-денежные отношения между предприятиями превращались в плановое распределение, оплата труда – в простую формальность, кредитование предприятий – в разновидность финансирования, полностью зависящего от плановых заданий. Таким образом, полностью нарушался сам принцип хозрасчета, так как  «хозяйственный расчет – это метод ведения хозяйства, основными принципами которого является сочетание централизованного планового руководства предприятиями и объединениями со стороны государства с их определенной хозяйственной самостоятельностью; самоокупаемость и рентабельность; материальная заинтересованность предприятий в результатах своего труда и материальная ответственность» [2].

Такое положение дел объяснялось тем, что в этот период еще не созрели предпосылки для реализации той формы хозяйственного руководства, которая определялась как хозрасчет и которая была предусмотрена постановлениями от 5 декабря 1929г. и 13 февраля 1930г. [3]. Созданные объединения оказались громоздкими и неспособными к осуществлению конкретного оперативного руководства предприятиями.

Также начались извращения в практике проведения кредитной реформы. Согласно Кредитной реформе если предприятие не выполняло количественных и качественных показателей Промфинплана, то получить кредит Госбанка оно не могло. Таким образом, государство создавало ситуацию, в которой хозяйство не могло нормально функционировать. В этот период резко выросли некомплектные поставки, катастрофически нарастала масса кредитов и началась эмиссия, резко замедлились приросты промышленного производства, снизились обороты общественного «капитала». Средств, необходимых для дальнейшего финансирования проводимой сверхбыстрыми темпами индустриализации не было. Это объясняется тем, что предприятия потеряли стимулы борьбы за рентабельность и не видели особой надобности в хозрасчете.

В этих условиях советское правительство искало новые способы и методы для осуществления своих грандиозных планов. Поэтому уже на первой конференции работников социалистической промышленности Г.К. Орджоникидзе и В.М. Молотов потребовали от хозяйственников осуществления подлинного хозрасчета в промышленности. Так, Молотов в своем выступлении обвинял хозяйственников в том, что они игнорируют Постановление ЦК ВКП (б) от 5 декабря 1929г. и вообще забыли о том, что такое хозрасчет [4. с. 123].

О накоплении и введении на предприятиях хозрасчета говорил и И.Сталина в своих выступлениях в 1931г. Выступая на совещании хозяйственников, состоявшемся  23 июня 1931г.  [5] он отметил, что начался новый, особенный этап в развитии социалистической промышленности, на очереди новые проекты организации крупного производства. В этих условиях продолжить финансирование за счет прежних источников накопления означало бы сорвать темпы проведения индустриализации. Советское руководство оказалось перед проблемой, где найти новые источники накопления и как усилить старые для сохранения и развития темпов индустриализации. В этой ситуации основным методом управления предприятиями социалистического сектора хозяйства, важнейшим орудием снижения себестоимости   и источником накопления оборотных средств должен был стать хозрасчет. При этом Сталин особо отмечал, обращаясь к хозяйственникам «что благодаря бесхозяйственному ведению дела принципы хозрасчета оказались совершенно подорванными в целом ряде наших предприятий и хозяйственных организаций [5. с.74]. Понятия «режим экономии», «рационализация производства» перестали быть актуальными проблемами. Многие руководители рассчитывают  на Госбанк и его кредиты и дотации, а это ошибочная позиция. Сталин поставил задачу ликвидировать бесхозяйственность на производстве, внедрить и укрепить хозрасчет. Однако, исходя из выступлений Сталина, можно сделать вывод о том, что он понимал хозрасчет только как калькуляцию, преследующую цель – снижения себестоимости производства, то есть, вводя на предприятиях хозрасчет, власть не готова была предоставить им хозяйственную самостоятельность. Данное положение дел вполне соответствовало сложившейся мобилизационной модели экономики с жесткоцентрализованной системой управления народным хозяйством.

Выступление Сталина было подвергнуто критике со стороны Троцкого, который в своей статье «Новый зигзаг и новые опасности» отмечал, что Сталин своим заявлением о том, что  «принципы хозрасчета оказались совершенно подорванными» фактически признал негодность административно-бюрократической модели управления народным хозяйством. Троцкий заявил, что бюрократическое руководство подменило «марксистский анализ хозяйства и гибкое регулирование голым административным подстегиванием» и попытка перехода к хозрасчету, основанному на бюрократических, а не хозяйственных методах, приведет к новым, еще более острым противоречиям и проблемам [6. с. 7-8].

Несмотря на это, руководители партии и правительства с введением хозрасчета надеялись на то, что с корнем будут вырваны демобилизационные настроения, закончится «обналичка» оборотных средств и у хозяйственников появиться стимул четко маневрировать всеми ресурсами предприятий и объединений. А вопросы о планомерности выпуска готовой продукции и нормализации запасов товарно-материальных ценностей станут очередными вопросами дня. Также будет рационально решен вопрос о затоваривании и некомплектности производства. Хозрасчет будет контролировать рублем деятельность предприятий и нерадивых руководителей, которые раньше забывали об исполнении Промфинплана и рассчитывали на то, что все их недоработки и просчеты перекроются Госбанком. С введением хозрасчета и проведением кредитной реформы надеялись, что такая пагубная привычка будет искоренена. 23 июля 1931г. вышло Постановление СТО, которое устанавливало предел, дальше которого на чужие, прежде всего, государственные средства, предприятие рассчитывать уже не могло [7].

Для возможности эффективной работы предприятия стали наделяться собственными оборотными средствами. Для этой цели Госбанк предоставлял кредит, который погашался выплатами из госбюджета в течение 1932–1938гг. Госбанк предоставлял кредиты на потребности, связанные с авансированием сезонных процессов производства, с накоплением сезонных запасов сырья, топлива, с временным повышением вложений в незавершенное производство, с сезонным накоплением готовых изделий и товаров. Вместо автоматической оплаты поставщиком в качестве основной формы расчетов вводился акцепт (перечисление средств на счет поставщика после согласия покупателя оплатить отгруженный товар). Отменялось кредитование «под план», представляющее собой на практике неограниченное предоставление хозяйствам кредитов.

 Собственные и заёмные средства разграничивались на расчетном и ссудном счетах, открываемых банком каждому хозрасчетному предприятию, с обеспечением срочности погашения кредитов соответствующими обязательствами. Все остальные запасы товарно-материальных ценностей, необходимые для нормальной производственной деятельности, расходы будущих лет, затраты в основной капитал и прочие иммобилизованные средства, сомнительные долги, неликвидные материальные ценности, авансы НКФ и убытки должны были покрываться собственными средствами. Вместе с этим, объединениям и СНХ было предоставлено право маневрировать оборотными средствами. Поэтому перед промышленностью остро встала задача в самом срочном порядке  подсчитать все то, что имелось у нее в виде оборотных средств, что уже мобилизовано, какие источники есть и должны быть на покрытие этих средств.

Активно процесс перевода на хозрасчет пытались осуществлять на местах. Уралоблсовнархоз проанализировал работу районной промышленности за первое полугодие 1931г. и признал ее неудовлетворительной. Основными причинами этого были: недовыполнение производственной программы по валовой продукции на 50,2 %, недостаток рабочей силы (в наличии было всего 73,6 %), рост заработной платы опережал производительность труда на 34,3 %.

 Кроме этого, была отмечена слабая трудовая дисциплина: неуплотненный рабочий день, прогулы без уважительной причины, чрезмерная текучесть кадров, «обезличка» (рабочее не были прикреплены к станкам). Это только данные по одному предприятию – Свердловскому вагоностроительному заводу им. Воеводина [8. №5-6.]. Аналогичная картина наблюдалась и на других предприятиях. По итогам проверки был принят Циркуляр, предусматривавший обязательный перевод всех предприятий Уральского региона на хозрасчет. Также   Президиум УО СНХ был обязан установить систематическую проверку хода работы и выполнения Директив по отдельным конкретным вопросам, прежде всего, переходу предприятий на хозрасчет [8. №8.].

Помимо этого, 1 сентября 1931г. вышло Постановление Президиума ВСНХ РСФСР «О работе Уральской промышленности за семь месяцев 1931 года». В документе было отмечено, что наряду с положительной динамикой развития региональной промышленности – пуск в эксплуатацию первых уральских гигантов: УЗТМ, Красноуральского медеплавильного завода, подготовки к пуску двух домен ММК, Березниковского комбината, есть и негативные моменты в работе. К ним относится выполнение Промфинплана всего на 62,4%, низкая производительность труда [8. №8.]. Одной из причин такого положения было названо невыполнение местными хозяйственными органами правительственных Директив о переводе предприятий на хозрасчет. Ответной реакцией местных органов стал приказ УО СНХ от 27 сентября 1931г. «О проверке работы по переводу предприятий, цехов и бригад на хозрасчет» [8. №9.].

В Приказе были четко определены цели и задачи проверки предприятий. Цель – на примере отдельных предприятий, цехов и бригад выявить с одной стороны, наиболее рациональную систему хозрасчетных взаимоотношений отдельных звеньев промышленности между собой: объединение – завод, завод, завод  – цех, цех – бригада. С другой стороны, проверить результаты проведения хозрасчета в цехах и бригадах по части выполнения качественных и количественных показателей Промфинплана. При проверке был разработан список из 22 вопросов, большинство из которых включали в себя множество подпунктов. План проверки был разработан совместно с представителями профсоюзов и опубликован в печати. Также был определен и круг проверяющих: СНХ, объединения и тресты проверяли подотчетные им предприятия, а представители заводов – цеха и бригады.

Для быстрейшего внедрения хозрасчета на предприятиях при УО СНХ в октябре 1931г. было проведено совещание с управляющими трестов областной и республиканской промышленности «Об осуществлении хозрасчета на местах» [8. №14.]. На совещании было отмечено, что внедрение хозрасчета на местах проводится неудовлетворительно. Главная причина этого – недооценка хозяйственниками значения хозрасчета и соответственно, формальное его проведение без должной организационной подготовки. Было обращено особое внимание руководителей трестов на слабое оперативное руководство с их стороны и было дано поручение разработать в кратчайшие сроки комплекс мероприятий по переводу цехов на хозрасчет. К 15 ноября данный комплекс мероприятий был готов.

Для эффективного внедрения хозрасчета в цехах предусматривалось следующее. Во-первых, хозрасчетная деятельность должна была осуществляться по наряду-заказу, получаемому от директора завода. Заключение договора между заводоуправлениями и цехами было категорически запрещено, так как цеха подчинялись заводоуправлениям.  Цех, переходя на хозрасчетные отношения, получал: функции оперативного планирования, первичного учета и калькуляции, нормирования труда и рационализации производства.  Взаимоотношения между цехами одного и того же завода определялись цеховыми договорами, заключенными упрощенным способом на основе существующего наряда-заказа. Договор обязательно фиксировал взаимные обязательства сторон, материальную ответственность  по принятым обязательствам. Убытки по невыполнению договора в полной мере относились к виновной стороне. Если же между цехами возникали споры и конфликты, то они должны были в обязательном порядке разрешаться директором завода. Договор между цехами мог заключаться не менее чем на один квартал, что позволяло сторонам по возможности постараться выполнить условия договора.

В январе 1932г. по распоряжению УО СНХ была проведена проверка о выполнении распоряжений и директив партии и правительства о переводе на хозрасчет цехов. Проверка была проведена по трестам областного и республиканского значения. Данные проверки указаны в таблице №1.

Аналогичная проверка была проведена и в целом по уральской промышленности (таблица №2). Анализ таблиц показывает, что в начале 1932г. на Урале директивы партии и правительства исполнялись нечетко и не в полном объеме. По представленным данным видно, что не только цеха, но и некоторые крупные предприятия, например, Уралтоп, Гортрест,  на новые хозяйственные отношения так и не были переведены. Состояние отчетности по хозрасчету в трестах, несмотря на ряд специально проведенных по этому вопросу заседаний и принятых Постановлений и распоряжений хозяйственных органов (так, например, Президиум УО СНХ 2 декабря 1931г. вынес строгий руководителям Уралмаштреста и Стеклотреста) не удовлетворяло минимальным требованиям ни по существу отчетных данных, ни по срокам их предоставления в вышестоящие органы. Такие результаты являлись следствием недопонимания в тот момент руководителями предприятий значения хозрасчета, так как к концу 1931г. только-только начали складываться предпосылки для его подлинного осуществления во всех отраслях народного хозяйства.

Если анализировать ежемесячный отчет (таблица №1), то можно видеть тресты, сведения о состоянии хозрасчета в которых руководителями показаны стабильными (по данным предыдущего месяца), что позволяет сделать вывод о том, что тресты не знали действительного положения на местах и не имели своевременных отчетов по своим заводам. Такими, «незнайками» являются Уралметтрест, Уралтекстиль, Швейтрест, Уралстеклотрест, завод «Спартак» и другие.  Описание вышеуказанного положения вопроса с внедрением внутризаводского хозрасчета говорит об отсутствии простого и ясного метода проведения хозрасчета на местах при максимальном охвате им производственных бригад и рабочих. Особенно это касалось Уралшвейтреста и Уралтекстиля, где новыми экономическими отношениями были охвачены 29 и 37% цехов соответственно. Когда проверялись данные предприятия по факту, то оказалось, что такие низкие показатели объясняются отсутствием персональных ответственных за это дело, а также лиц, которые занимались бы исключительно вопросами управления.

Если говорить о хозрасчете, также необходимо отметить еще один момент – хозрасчетные бригады. Хозрасчет бригады отличался от хозрасчета предприятия или цеха, так как в нем имелась прямая личная заинтересованность отдельных участников, тогда как в цехе или предприятии вообще такой заинтересованности не было. Бригада считалась низовой ячейкой в хозяйственной системе управления производством и, как правило, от ее мнения мало, что зависело в управлении. При переходе на хозрасчет ее значение как низовой ячейки управления усилилось.  Переход на новые отношения приравнивался к высшей форме проявления соцсоревнования на предприятии. Так, например, в 1931г. коллективы оренбургских и челябинских заводов выступили  инициаторами новой формы соревнования на Южном Урале — создания хозрасчетных бригад и взяли на себя повышенные обязательства в порядке встречного плана [9.c.45]. На 1 апреля 1932г. на Урале было создано 11793 хозрасчетные бригады, в которых работало 143659 человек [10]. Хозрасчетные бригады сыграли большую роль в борьбе за рентабельность предприятий.  Соответственно, каждый рабочий был морально и материально заинтересован в выполнении плановых заданий. В этом заключалась главная отличительная черта бригадного хозрасчета.

К переводу на новые отношения бригада тщательно готовилась, уточняла свой состав и круг работ, оценивала свои реальные возможности, переел тем как принять плановые показатели. После такой подготовки между бригадой и цеховой администрацией оформлялся договор, который являлся продолжением и развитием коллективного договора. В нем конкретизировались и уточнялись права и обязанности бригады, уточнялись формы оплаты труда, разрабатывалась система премирования рабочих. Таким образом, из всех развивавшихся форм хозрасчета, бригадный оказался самым эффективным, так как сыграли большую роль в борьбе за рентабельность производства.

Победа в СССР социалистических форм хозяйствования, упрочение социалистической собственности и планового начала изменили со временем и формы проведения хозяйственного расчета. Этот процесс нашел свое отражение в Постановлении ЦИК и СНК СССР от 15 июля 1936г. «О хозрасчетных правах главных управлений промышленных народных комиссариатов» [11]. Согласно принятому Постановлению расширились права Главков в сфере маневрирования оборотными фондами подведомственных им предприятий. Промышленные наркоматы получили право в течение оперативного года перераспределять между хозяйственными органами и предприятиями излишние оборотные средства. Также Главные управления промышленных наркоматов были наделены возможностью в качестве оперативных хозрасчетных органов осуществлять снабжение  предприятий. Что касается предприятий, то здесь хозрасчет осуществлялся в ограниченной форме, большинство предприятий оставались на хозрасчете формально, фактически хозрасчета не было. Таким образом, несмотря на то, что хозрасчет дал дополнительный импульс развитию производства в рамках проведения социалистической индустриализации, он оказался ненужным в условиях сформировавшегося тоталитарного политического режима с жесткоцентрализованной системой управления производством и постепенно был свернут.

Литература

  1.  О реорга­низации управления промышленностью: По­становление ЦК ВКП(б)  от 5 декабря 1929 года //Правда. 1929. № 294. 14 декабря.
  2. Краткий экономический словарь / под ред. Ю.А. Белика, Е.Ф. Борисова, Г.Я. Кипермана. М.: Политиздат, 1987. 397 с.
  3. О реорганизации управления госу­дарственной промышленностью: Постановление ЦИК и СНК СССР от 13 февраля 1930 г. // Собрание законодательства СССР. 1930. № 15. Ст.157
  4.  Молотов В. В борьбе за социализм: речи и статьи. М.: Партиздат, 1935. 587 С.
  5. Сталин И.В. Новая обстановка – новые задачи хозяйственного строительства: Речь на совещании хозяйственников 23 июня 1931 года // Сочинения. Т.13. М.: Госполитиздат, 1951.
  6. Троцкий Л.Д. Новый зигзаг и новые опасности // Бюллетень оппозиции (большевиков-ленинцев). 1931. №23.
  7. Об оборотных средствах государ­ственных объединений, трестов и других хозяйственных организаций: Постановление  СТО от 23 июля 1931 г. // Собрание законодательства СССР. 1931.  № 46. Ст. 316.
  8. Промышленный бюллетень УО СНХ. 1931.
  9. Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС. Челябинск, 1973.
  10. ЦДООСО. Ф.4. Оп.10. Д.1098. Л.17
  11. О хозрасчетных правах главных управлений промышленных народных комиссариатов: Постановление ЦИК и СНК СССР от 15 июля 1936 г. // Собрание законодательства СССР. 1936. №43. Ст.221.

Bibliography

  1. On the reorganization of industry management: Resolution of the AUCP(B) Central Committee  of December 5, 1929 // Pravda. 1929. № 294. December 14.
  2. Concise economic dictionary / ed. by Yu.A. Belik, E.F. Borisov, G. Ya. Kiperman. M.: Politizdat, 1987. 397 p.
  3. On the reorganization of the public industry management: Resolution of the USSR CEC and SNK of February 13, 1930 // Collected Legislation of the USSR. 1930. № 15. Art.157.
  4. Molotov B. In the struggle for socialism: speeches and articles. M. Partizdat, 1935. 587 p.
  5. Stalin J.V. The new situation - new challenges of economic development: Speech at the meeting of economic executives on June 23, 1931 // Works. V.13. M.: Gospolitizdat, 1951.
  6. Trotsky L.D. New zigzag and new dangers // Bulletin of the opposition (bolshevik-leninists). 1931. № 23.
  7. On the working capital of state associations, trusts and other economic organizations: Resolution of CLD July 23, 1931 // Collected Legislation of the USSR. 1931. № 46. Art. 316.
  8. Industry bulletin of the UO CNE. 1931.
  9. Outline of the History of the Orenburg regional CPSU organization. Chelyabinsk, 1973.
  10. CDOOSO. F.4. Op.10. D.1098. L.17
  11. On the self-accounting rights of the main headquarters of People's Commissariats for industry: Resolution of the USSR CEC and SNK of July 15, 1936 // Collected Legislation of the USSR. 1936. № 43. Cl. 221.

Gafurova V.M.

Cost accounting in the conditions of the public industry management reorganization and the 1930 credit reform implementation: specifics and outcomes

The article is devoted to the problem of the cost accounting relations evolution in the final period of forming the command model of economic management. The author defines the reasons of the industry switchover to cost accounting in the early 1930, challenges and difficulties that businesses face in the transition to  new relationship. Basing on the regional materials the specifics of transition to cost accounting in the Urals are shown. The reasons for changing the form of cost accounting by the mid-1930 are analyzed in the article.

Key words: credit reformworking capitalindustrial and financial plancost accountingself-financing teams.
  • Государственное регулирование рыночной экономики


Яндекс.Метрика