Коррупция в публично-правовой среде (состояние и проблемы)

Кулешов И.В.

УДК 343.352.4
ББК 67.401

В статье автор рассматривает текущее состояние антикоррупционной политики, выявляя проблемы, а также деятельность основных институциональных образований, созданных с целью контроля за соблюдением принятого законодательства.

Ключевые слова: коррупцияорганы исполнительной властиправопроблемы.

Проблема коррупции на сегодняшний день является одной из важнейших в органах государственной власти и местном самоуправлении. Особенно остро она стоит в тех органах власти, которые осуществляют интенсивное и непосредственное взаимодействие с гражданами и организациями по вопросам оказания общественно значимых государственных услуг и исполнения государственных функций, т.е. в деятельности публичных должностных лиц.

По своей природе коррупция представляет собой социально-правовое явление, обуславливающее необходимость борьбы с ней различными методами и средствами, в том числе и правовыми. Сказанное объясняется двумя причинами. Во-первых, тем, что коррупция деформирует существующие легальные методы и механизмы управления общественными процессами и влечет антисоциальные последствия. Во-вторых, деятельность участников коррупционных отношений неправомерна, поэтому важнейшие свойства права, его формальная определенность, нормативность, государственная гарантированность, системность при умелом и последовательном их использовании способны надежно противостоять неписаным теневым правилам [1].

Кроме того, коррупция разлагающе воздействует на такие важнейшие сферы общественных отношений, как власть и собственность. Именно в этом коренится ее общественная опасность и вредность. Рост коррупции, изменение ее форм - не только российская, но и мировая тенденция. Отсюда ее изучение - остроактуальная и вместе с тем сложная и практически значимая проблема.

В последнее десятилетие международные и региональные экономические организации уделяли большое внимание выработке документов, направленных на борьбу с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях.

Взяточничество в международной практике обычно носит скрытый характер, и доказать факт взятки бывает достаточно сложно. Одним из распространённых способов взяточничества является оплата услуг разного рода консультантов, агентов, посредников, а также официальных лиц за рубежом. ТНК расходует на такие выплаты огромные суммы из общекорпоративных средств с целью получения конкурентных преимуществ на международном рынке. ТНК авиакосмической и военной отраслей США тратят на таких консультантов 4-6% от суммы сделок. Взяточничество в законах многих западных стран является уголовным преступлением. Единообразного толкования этого понятия в уголовном праве не существует. Одни страны относят к взяточничеству все случаи дачи взятки, когда целью было извлечение выгоды или пользы для взяткодателя; другие – лишь случаи, где приманкой были деньги или собственность. В США определение взяточничества связывается лишь с нарушением административной этики госслужащими в законодательной, исполнительной и судебной областях. При этом в случае доказательства факта взятки, если деньги или другие блага были предложены или получены с незаконной целью, не имеет значения, было ли действительно совершено действие, ради которого давалась взятка или нет. Под наказание попадает также получение взятки, которую дали конкуренты или правоохранительные органы с целью проверки должностных лиц на честность [2].

В изданном в США исследовании «Разрабатываемые стандарты международной торговли и инвестиций» (многонациональные кодексы поведения корпораций) приводится классификация различных видов платежей, относящихся к разряду взяток:

  1. Плата за услуги должностным лицам – вымогателям («способствующие», «грязные» подношения). К ним относятся: плата таможенному чиновнику, пригрозившему задержать пропуск товара; «подарки» правительственному служащему (клерку), придерживающему выдачу визы до тех пор, пока он не получит нужную «компенсацию»; «возвратная взятка», когда часть выплаченной взятки возвращается взяткодателю в награду за «сотрудничество».
  2. Выплаты правительственным, государственным высшим должностным лицам с целью заручиться их доброй волей и обязательством создавать благоприятный режим на будущее.
  3. Выплаты чиновникам с целью содействовать принятию необходимого фирме (национальной или иностранной) решения, одобрения сделки или заказа.

Взятки выплачиваются в различных формах: наличными деньгами, путём косвенных выплат, путём взносов в фонды партий и т.д.

Историко-правовые исследования доказывают, что коррупция существовала в обществе всегда, как только возник управленческий аппарат. Однако размеры коррупции в разное время и в разных странах далеко не одинаковы, что определяется рядом обстоятельств.

Общественная опасность коррупции чрезвычайно велика. В документах мирового сообщества подчёркивается, что коррупция оказывает исключительно вредное влияние на экономику, подрывает эффективность всех видов правительственных решений и программ, наносит ущерб состоянию морали в обществе, расшатывает доверие граждан к правительству и другим конституционным органам, авторитет власти, разрушает принцип справедливости и беспристрастного правосудия. Так, в резолюции 51/59 «Борьба с коррупцией», принятой в 1996 году на 51 сессии Генеральной Ассамблеи ООН, выражается обеспокоенность «серьёзностью проблем, создаваемых коррупцией, которые могут поставить под угрозу стабильность и безопасность обществ, подорвать моральные и демократические ценности и нанести ущерб социальному, экономическому и политическому развитию», а также обеспокоенность «связями между коррупцией и другими формами преступности, в частности организованной преступностью и экономической преступностью, включая отмывание денег». Делается вывод, что коррупция как явление в настоящее время выходит за пределы национальных границ и затрагивает все общества и экономические системы [3].

Корпус государственных и муниципальных служащих обязан подчиняться особо жестко контролируемым этическим и дисциплинарным нормам. В ряде стран приняты специальные законы, содержащие подобные нормы. Например, в США такими нормативными актами являются Принципы этичного поведения правительственных чиновников и служащих, Закон об этике в правительственных учреждениях 1978 года; в Великобритании – Статут Гражданской службы, Кодекс условий службы и оплаты государственных чиновников, Общие принципы поведения государственных служащих; в ФРГ – Федеральный закон о государственных служащих, Федеральный закон о дисциплинарном режиме государственной службы и Закон о федеральных кадрах; во Франции – Генеральный статут Государственной службы 1946 года.

В этих нормативных актах подчёркивается престижность государственной службы и моральная ответственность лиц, состоящих на службе, перед обществом. «Федеральный служащий, – говориться в Принципах этичного поведения США, – должен уважать и соблюдать фундаментальные принципы этичного поведения, с тем, чтобы каждый гражданин мог быть полностью уверенным в моральной чистоте и честности своего правительства. Служба обществу предполагает доверие со стороны общества и требует, чтобы служащий ставил преданность Конституции, законам и этическим принципам выше личной выгоды». В силу этого указанные нормативные акты говорят о необходимости добровольного ограничения чиновника, отказа от некоторых прав и преимуществ по сравнению с рядовым гражданином. Положение государственного служащего обязывает его «согласиться на определённые ограничения и особые правила поведения не только в рабочее время, но и вне его», – говориться в английских Общих принципах поведения.

В нормативных документах, определяющих статус государственных служащих в США, Великобритании, Франции, ФРГ, ряде других стран, выработаны и закреплены такие обязательства и ограничения, определены органы контроля за их соблюдением.

В Российской Федерации в настоящее время требования, предъявляемые к лицам, состоящим на государственной службе, и налагаемые на них в связи с этим ограничения наиболее полно сформулированы в Федеральных законах о видах государственной службы. Так, для государственных гражданских служащих эти ограничения отражены в Федеральном законе «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Помимо ограничений связанных с прохождением гражданской службы существует и ряд запретов. Так, в связи с прохождением гражданской службы гражданскому служащему запрещается:  участвовать на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией; осуществлять предпринимательскую деятельность; приобретать ценные бумаги, по которым может быть получен доход; замещать должность гражданской службы в случае: а) избрания или назначения на государственную должность; б) избрания на выборную должность в органе местного самоуправления; в) избрания на оплачиваемую выборную должность в органе профессионального союза, в том числе в выборном органе первичной профсоюзной организации, созданной в государственном органе и т.д.

Всемирная коалиция по противодействию коррупции «Транспаренси Интернэшнл» обнародовала результаты ежегодного исследования уровня восприятия коррупции в различных странах мира. Ситуация в России набравшей всего лишь 2,3 балла ухудшилась: страна опустилась в рейтинге на 16 позиций и заняла 143 место из 180. На вершине хит-парада оказались наиболее благополучные (как в социальном, так и в экономическом плане) страны – Дания, Финляндия и Новая Зеландия – получившие по шкале ИВК 9,4 баллов каждая. За ними следуют Сингапур и Швеция с уровнем восприятия 9,3. На шестом месте – Исландия (9,2). Далее по списку – Нидерланды, Швейцария, Канада и Норвегия [4].

Результаты получены на основании 14 различных опросов, проводимых среди экспертов по соответствующим странам. Участники ранжировались по шкале Индекса Восприятия Коррупции: причем ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а десять – наименьший.

Стоит отметить, что коррупция наиболее глубоко пустила свои корни в беднейших государствах мира. Так, 40% участников рейтинга, набравших менее 3 баллов, входят по версии Мирового Банка в группу стран с низким доходом. По мнению Председатель Правления «Транспаренси Интернэшнл» Угетт Лабелль, несмотря на определенный прогресс, коррупция по-прежнему остается бездонной дырой, в которой исчезают ресурсы, жизненно необходимые для сфер образования, здравоохранения и развития инфраструктуры.

В России проблема коррупции остается самым острым вопросом и, по мнению экспертов, продолжается ухудшаться: годом раннее Россия занимала 127 место с показателем 2,5 баллов. Согласно данным исследования, проведенного двумя экономистами – Андреем Яковлевым из Высшей школы экономики и Тимоти Фраем из Колумбийского Университета, 32,8% российских компаний назвали проблему коррупции «серьезной» и «очень серьезной». Всего эксперты опросили 500 руководителей и владельцев компаний выясняя, что мешает им развивать свой бизнес и как складываются их отношения с чиновниками.

Ближайшими соседями Российской Федерации по «табличной сетке» стали Гамбия (2,3 балла), Индонезия (2,3 балла), Того (2,3 балла) и Ангола (2,2 балла). Аутсайдерами топ-листа стали Мьянма и Сомали: по экспертным оценкам, Индекс Восприятия Коррупции в этих странах находится на уровне 1,4 баллов. Также высокий уровень восприятие коррупции в Ираке и Гаити, получившие соответственно 1,6 и 1,5. Из стран бывшего Советского Союза хуже всего обстоят дела в Узбекистане (175 место, 1,7 баллов).

К счастью, в некоторых государствах ситуация улучшается, так в 2007 г. был отмечен значительный рост показателей в некоторых странах Африки (Намибия, Сейшельские Острова, Южная Африка и Свазиленд). По мнению экспертов, такие результаты отражают прогресс, достигнутый благодаря усилиям по противостоянию коррупции в Африке, и являются свидетельством того, что искренняя политическая воля и соответствующие реформы могут приводить к снижению коррумпированности государственных структур. По словам Угетт Лабелль, страны, набравшие наименьшее количество баллов, должны серьезно отнестись к этим показателям и предпринять действия, направленные на усиление подотчетности в государственных учреждениях. В то же время, не менее важным условием должны стать действия со стороны благополучных стран, особенно в отношении борьбы с коррупционными явлениями в частном секторе.

Самым тяжёлым бременем коррупция ложится на беднейшие страны. В конечном итоге именно они должны бороться с этой проблемой. Низкие оценки Индекса Восприятия Коррупции отражает тот факт, что государственные учреждения соответствующих стран не пользуются доверием общества. Следовательно, в борьбе с коррупцией необходимо в первую очередь повысить прозрачность управления финансами – начиная со сбора доходов и заканчивая расходованием средств, а также усилить надзор за деятельностью и положить конец безнаказанности коррумпированных государственных служащих. Наличие независимой и профессиональной судебной системы является ключевым условием, позволяющим положить конец безнаказанности и внедрить верховенство беспристрастного закона, повышать доверие к стране со стороны общества, доноров и инвесторов. В случае если нельзя будет рассчитывать на то, что суды смогут налагать санкции на коррумпированных государственных служащих или способствовать розыску и возвращению средств, нажитых преступным путём, вряд ли можно будет рассчитывать на успехи в противостоянии коррупции [5].

Кроме того, необходимо отметить, что многие государства не способны вынести бремя реформ в одиночку. В тех странах, где институты государственного сектора традиционно опираются на покровительство определённых лиц, а не объективные показатели, реформы займут длительного времени и могут потребовать инвестирования значительных ресурсов, а также технического содействия. Страны, находящиеся на верхних строках Индекса и являющиеся крупными донорами в процессе содействия развитию, играют особую роль в деле поддержки повышения ответственности и добросовестной деятельности институтов в странах, сталкивающихся с высочайшими уровнями коррупции в государственном секторе. Техническое содействие является одним из ключевых требований основополагающей Конвенции ООН против коррупции.

Высокие баллы богатых стран и территорий, в основном сосредоточенных в Европе, Восточной Азии и Северной Америки, отражают относительное благополучие в их государственных секторах, обеспеченное общей стабильностью политических ситуации, эффективными механизмами разрешения конфликтов интересов, наличием положений о свободе доступа к информации и отсутствием препятствий для гражданского общества по осуществлению надзора за деятельностью государственных институтов.

Коррумпированность высокопоставленных государственных служащих в бедных странах имеет международное измерение – она связана со странами, занимающими высшие строки Индекса. Коррупционные деньги зачастую поступают от многонациональных компаний, базирующихся в богатейших государствах мира. Положение, при котором такие компании могут рассматривать взяточничество в качестве законной стратегии ведение дел на зарубежных рынках, должен быть положен конец.

Кроме того, мировые финансовые центры играют ключевую роль в том, что коррумпированные чиновники располагают возможностями по переводу, сокрытию и инвестированию своих богатств, нажитых незаконным путём. Так, например, оффшорное финансирование сыграло основную роль в выводе многомиллионных сумм из таких стран, как Нигерия и Филиппины, способствуя злоупотреблением со стороны коррумпированных руководителей этих государств и обнищанию их подданных [6].

В зарубежной социологии сформировалась концепция, которая с позиций структурного анализа объясняла и фактически оправдывала коррупционное поведение, которое детерминируется не качествами личности (полицейский с неустойчивой моралью), а определяется потребностями общества и поэтому выполняет положительные функции, способствуя сохранению социума. Утверждалось, что коррупция, способствующая удовлетворению потребностей человека, не может расцениваться как негативный фактор.

Отечественные исследователи также в ряде случаев рассматривают её не как временную и внешнюю болезнь российского общества, а как стержень системы функционирования государства. Утверждается, что граждане живут и действуют не в правовом поле, черченном позитивным законодательством, а в рамках нарушений законов, не пресекаемых ближайшими контролирующими органами, которым передаётся плата за пропорциональное её размеру расширение этих рамок. Работать же в рамках официального законодательства просто невозможно, нужен определённый люфт для некоторого выбора вариантов действия. Сложившаяся внутри государственного аппарата система «кормлений» создаёт определённую стабильность и предсказуемость действий чиновников для тех, кто понимает реальные правила поведения.

Подобное объяснение коррупции оправдывает действия служащих госучреждений и органов местного самоуправления, которые нередко умышленно создают обстановку волокиты, вымогая тем самым вознаграждение у граждан [7].

Коррупция, угнездившаяся во внутрислужебных отношениях, в работе с персоналом, является мощнейшим катализатором злоупотреблений для всех государственных служащих, средством активизации корыстной эксплуатации ими своих должностных и иных служебных возможностей. Вымогательство с граждан приобретает видимость вынужденности, и определяет формирование рационализованного (оправдательного) мотива, поскольку решение многочисленных вопросов построения служебной карьеры, уклонения от дисциплинарной ответственности либо её смягчения, а также социально-правовой защиты сотрудников осуществляется в процессе «монетарных» отношений, требующих постоянных материальных расходов. Многочисленные взятки превращаются в условия принятия административно-юрисдикционных, оперативно-розыскных, уголовно-процессуальных, а также кадровых и других управленческих решений, а это свидетельствует, что в отдельных органах государственной власти коррупция приобретает системный характер.

Применительно к публичной службе существенны три вопроса: характеристика служебной и иной среды, в которой совершаются коррупционные преступления; характеристика служащих; условия и процессы их взаимодействия, состояние социального контроля в сфере службы.

Говоря о служебной среде, или условиях службы, прежде всего, следует обращать внимание на три обстоятельства, наиболее часто участвующих в продуцировании коррупции.

Во-первых, невыполнение правила о таком размере оплаты труда служащих, который позволил бы достойно жить им и их семьям. Иногда оплата бывает настолько ничтожной, что как бы подразумевается, что служащий перейдёт на «кормление клиентами». При этом в России периода реформ задержка выплаты заработной платы многим государственным служащим была скорее правилом, чем исключением. Это порождало ситуацию крайней нужды в семьях. Под влиянием последней, у части служащих, формировалась мотивация на совершение коррупционного преступления. Ситуация обострялась в условиях резких контрастов в оплате труда служащих даже одной организации, не обусловленных вескими основаниями.

Низкий доход воспринимается большинством населения как свидетельство жизненной неудачи, при дифференциации людей по шкале престижа отбрасывает вниз, угнетает самолюбие человека с высокой самооценкой независимо от его профессии и образования. Согласно социальным экспектациям мужчина должен быть кормильцем семьи, который добывает средства к существованию, причём эти средства должны быть больше, чем доход жены. Материальное обеспечение, большой вклад в семейный бюджет позволяет мужчине сохранять высокий неформальный статус и иметь право решающего голоса в семье и осуществлять важную экономическую функцию в домохозяйстве: распределять денежный доход. Неспособность выполнять обязанности кормильца, то есть удовлетворять потребности семьи в обеспеченной жизни, зачастую порождает внутриличностный конфликт ролевого характера [8] в результате коллизии долга перед обществом и перед семьей.

Во-вторых, имеет значение тип управления. При первом, так называемом ситуативном управлении разного рода задачи решаются в значительной мере по усмотрению отдельных служащих. Правовое регулирование осуществляется лишь в самом общем порядке. Здесь отмечается простор для личного усмотрения и произвола. В конечном счете, значительное количество граждан, устающих от многочисленных, не определённых заранее точно требований служащих, бывают готовы откупиться от них. Порой уже само по себе предъявление многозначных и изменяющихся требований оценивается как вымогательство взятки и провоцирует её.

При втором, нормативном управлении речь преимущественно идёт о применении в определённых типах ситуаций подробно их регламентирующих правовых норм, а не просто об учёте норм, вводящих те или иные ограничения [9].

В литературе встречаются предложения по борьбе с коррупцией по принципу: «нет человека – нет преступления». И соответственно ставится вопрос о сокращении государственного аппарата, о ликвидации правового регулирования многих отношений и государственного контроля за многими сферами деятельности. Но дело не в этом, а в характеристиках служащих, размерах их содержания, порядке их деятельности, контроле за ними. Например, резкое, необоснованное сокращение лицензирования определённой деятельности может повлечь не менее тяжких последствий, чем коррупция. Но выход можно найти в том, чтобы детально регламентировать, в какие сроки принимается решение, какие документы должны быть представлены, какими являются образцы этих документов, при каких исчерпывающих перечисленных условиях возможен отказ в лицензировании. Другими словами, исключить «коррупциогенность» нормативно-правовых актов.

В-третьих, существенна социально-психологическая обстановка. Например, признание коррупции в среде государственных служащих нормальным явлением, подобно чаевым в среде швейцаров, является важным фактором формирования криминальной мотивации.

Что касается характеристик самих служащих, совершающих коррупционные преступления, то здесь важна иерархия их ценностей, и в частности готовность принести в жертву материальной выгоде закон и нормы морали, профессиональную честь. Сказываются и такие характерологические черты, как жадность, зависть. Моральная неустойчивость даёт себя знать при инициативном подкупе.

Лица, находящиеся у власти, осуществляющие управленческие полномочия, постоянно испытывают соблазн использовать их в личных или групповых интересах. Системный кризис, переживаемый в 90-е годы Россией (экономический, политический, идеологический) – благоприятнейшая ситуация для рассвета коррупции. Стихия вседозволенности, «дикого» рынка, где всё можно купить, приводит к тому, что предметом купли-продажи становятся и государственные должности, властные полномочия, им присущие.

Криминальный бизнес и организованная преступность активно идут на инициативный подкуп чиновников, нередко оказывая на них сильное идеологическое воздействие. Одновременно с этим развивается и «бюрократический рэкет» со стороны разросшегося чиновничьего аппарата органов государственной власти и местного самоуправления.

По-прежнему в хозяйственной сфере продолжает господствовать не уведомительный, а разрешительный принцип, когда от управленческого работника соответствующей государственной или муниципальной структуры, его благоволения зависит очень многое. Конечно, государство не может безучастно относиться к тому, что делается в предпринимательской или иной экономической деятельности, однако пределы его вмешательства в экономику и контроля над ней, основания, способы и формы контроля должны быть максимально чётко регламентированы. При отсутствии подобной регламентации создаются благоприятные возможности для чиновничьего произвола и коррупции.

Продолжающаяся политическая борьба между сторонниками и противниками экономической реформы, непоследовательность в государственной политике её проведения, отсутствие достаточной стабильности в обществе порождают сомнение, что реформа «всерьез и надолго», неуверенность в будущем. Это заставляет предпринимателей как можно скорее получить прибыль, прибегая, в том числе и к незаконным способам её извлечения. Такова же психология многих чиновников: пока есть возможность, использовать свою должность для личного обогащения. Старый, в достаточной степени коррумпированный ещё в советский период аппарат бюрократии пополняется новыми кадрами, изначально настроенными на использование в личных интересах властных полномочий. Некоторые из них уже при поступлении на государственную службу связаны с дельцами теневой экономики и организованными преступными группировками.

Редкое выступление политических или государственных деятелей России в последние годы обходится без упоминания коррупции, призывов к усилению борьбы с нею. Обвинения в коррупции оппонентов стали распространённым средством политической борьбы, способом приобретения соответствующего имиджа неподкупного чиновника и непримиримого борца с коррупцией. Однако внимательное изучение криминальной ситуации, законодательства и других принимаемых мер позволяет утверждать об отсутствии должной политической воли, продуманности и последовательности в решении вопросов борьбы с коррупцией. Это, в частности, проявляется в недостаточном и весьма несовершенном законодательном регулировании деятельности управленческого аппарата, чрезмерно робком применении законодательства, а то и в абсолютном его неприменении по отношению к выявленным коррупционерам.

Большое значение имеет социальная среда личности:

  1. наличие в ней лиц с высоким уровнем материального благосостояния, а тем более достигнутого за счёт коррупционной и иной криминальной деятельности;
  2. материально обеспеченная среда в условиях развития личности и резкое снижение этой обеспеченности в дальнейшем. Например, когда молодой человек создаёт семью и начинает жить только на свою заработную плату. Его привычки к иному – более благополучному – уровню жизни в определённых условиях могут провоцировать избрание преступного варианта решения проблемы;
  3. характеристики референтной для человека среды. Если он ориентирован на стандарты жизни голливудских звёзд, а получает скромную зарплату служащего, то это создаёт для него проблемную ситуацию. Так называемый «эффект Эллочки людоедки», которая пыталась конкурировать в одежде с дочерью зарубежного миллионера, можно назвать криминогенным, способным в определённых условиях привести к мздоимству и лихоимству;
  4. наличие дорогостоящих привычек, интересов и зависимостей: неумеренное употребление спиртных напитков, увлечение азартными играми и т.д.

Зависимость, зачастую становящуюся условием и основой возникновения коррупционных отношений, порождают, как свидетельствуют материалы уголовных дел и служебных проверок, и иные формы поведения, например, сотрудников правоохранительных органов [10]:

  • постоянное употребление спиртных напитков, требующее значительных средств и толкающее к неслужебным отношениям с различными категориями граждан и юридических лиц. Внутри некоторых служебных коллективов пьянство, возрождаясь в качестве пагубной традиции, создаёт «неуставные» отношения взаимно компрометирующей зависимости, панибратства между начальниками и подчинёнными, попустительства, неслужебные денежные обязательства, бесконтрольность и безответственность. Возникновению коррупционной мотивации в оперативно-служебной деятельности ряда сотрудников способствует их пристрастие к азартным играм в карты, рулетку, на тотализаторе, что порождает их, используя (продавая) служебные полномочия, а также потребность иметь значительные суммы денег;
  • традиционная необходимость устраивать застолья для проверяющих, руководителей и сослуживцев по случаю их юбилеев, присвоения специальных званий, государственных наград, выхода в отставку, государственных, религиозных и профессиональных праздников побуждает некоторых сотрудников, злоупотребляя должностными полномочиями, договариваться с владельцами ресторанов и кафе, продуктовых баз и магазинов об организации бесплатных застолий, безвозмездном предоставлении алкоголя и продуктов;
  • привычка, либо стремление жить не по средствам, склонность к постоянным непродуманным, не вызываемым необходимостью расходам: систематические поиски лиц, способных дать деньги взаймы, постоянные долги, неоднократное использование чужих ценных вещей нередко сопряжённое с нежеланием возвращать их законному владельцу и т.п.;
  • поддержание неформальных, порой дружеских отношений с представителями криминальной среды, неизменно влекущее принятие услуг и средств от них;
  • вступление с участниками уголовно-правовых (процессуальных) и административно-деликтных правоотношения (подозреваемыми и обвиняемыми, свидетелями, потерпевшими, специалистами, адвокатами и т.д.) в ходе предварительной проверки либо расследования в личные или неофициальные имущественные отношения (интимные отношения, принятие услуг, получение денег взаймы, имущества, в том числе такого дорогостоящего как автомашины, квартиры и т.д.). Ряд следователей, реже сотрудников подразделений дознания или оперативных работников, осуществляют свой коррупционный «бизнес» в сговоре с конкретными адвокатами, рекомендуя состоятельному подозреваемому, обвиняемому или их доверителю заключить соглашение об оказании юридической помощи именно с этими защитниками. В таких случаях часть (от четверти до половины) неучтённой суммы адвокатского гонорара, тайно полученной сверх внесённой в кассу юридической консультации, передаётся защитником следователю, дознавателю или оперуполномоченному, обеспечившему «прибыльного клиента».

Заслуживает внимания и такое обстоятельство как продуманный выбор учебного заведения, будущей профессии с учётом получения не основанных на законе крупных «подарков», подношений. Среди некоторых студентов даже существовал термин «дорваться до тела».

Наиболее социально опасными в сфере соблюдения прав и свобод человека и гражданина являются правонарушения со стороны должностных лиц органов власти и местного самоуправления. Степень общественной опасности этих правонарушений подчёркивается и уголовно-процессуальным законодательством России: уголовные дела о преступлениях против государственной власти и правосудия расследуются в основном органами прокуратуры, которые отнесены Конституцией к органам судебной системы.

Сегодня борьба с коррупцией - одна из приоритетных задач, стоящих перед российским обществом, так как она является одной из основных угроз национальной безопасности нашей страны, ведущим фактором стагнации в экономике, социального неравенства и напряженности в обществе [11].

Обуздать коррупцию можно, лишь устранив порождающие ее условия, борьба же с ней должна и может вестись комплексно и системно, но без перегибов и без пощады и обязательно опираться на четко выработанную и утвержденную правовую политику.

«Бороться надо с условиями, порождающими коррупцию. Коррупция - это не проблема сама по себе, а сигнал о проблемах. Коррупция - это боль. Боль в организме сигнализирует о том, что где-то зародилась болезнь. И болеутоляющие таблетки, то есть репрессивные меры, не помогут. Появилась боль, значит, нужно установить диагноз и лечить болезнь, тогда и боль уйдет» [12].

Представляется закономерным тот факт, что по мере усиления борьбы с коррупцией растет и статистический показатель выявленных должностных преступлений. За период с 2000 по 2008 г. в России должностные преступления коррупционного характера выросли в два раза. В 2009 г. выявлено 7856 получений взяток (направлено в суд 6648 уголовных дел). В 2010 г. (за 10 месяцев) это преступление вошло в статистику в общей сумме 7375 фактов получения взяток (направлено в суд уголовных дел 5793) [13].

Нужно принять во внимание, что количество выявленных преступлений коррупционного характера не отражает действительное положение в сфере коррупции, если учесть, что в России выявляется только около 5% фактов получения взяток. Остальное количество этих преступлений находится в латентном состоянии. Показатели, характеризующие рост или снижение выявленных преступлений, свидетельствуют в основном об эффективности работы правоохранительных органов.

Представляется крайне необходимым в нормах административного права обязательно закрепить всесторонний общественный контроль за деятельностью публичных должностных лиц государственных и муниципальных образований и органов государственной и муниципальной власти. Составы административных коррупционных проступков должностных лиц должны быть конкретизированы и влечь за собой императивную ответственность. Контроль же за работой государственных и муниципальных служащих должен быть передан в межведомственную комиссию по рассмотрению коррупционных проступков при главах субъектов РФ. В США, например, существуют специальные комиссии по этике государственных и муниципальных служащих. Неотвратимость наказания за нарушение установленных правил может быть обеспечена системой специальных административных судов [14].

Необходимо принять закон, обеспечивающий свободный доступ граждан к информации о деятельности государственных и  муниципальных органов власти. За образец можно принять порядок доступа граждан к информации в публичных библиотеках. Закон должен обязывать государственных и муниципальных должных лиц составлять подробные отчеты о своей деятельности, достоверность которых подтверждается независимыми контрольными органами. Эти отчеты и все принимаемые органами власти решения должны храниться в одном месте, где они будут доступны для ознакомления с ними. Должны быть созданы реестры издаваемых документов, доступные для ознакомления с ними. Закон должен предусматривать меры административной ответственности за уклонение должностных лиц от учета своей деятельности и сокрытие документов от граждан.

Но предпринимаемых лишь одним государством усилий явно недостаточно - необходимо использовать в этой сфере деятельности практически все институты гражданского общества. Следует справедливо заметить, что и от непосредственного участия самих граждан зависит очень многое. Каждый гражданин должен четко знать правила поведения при общении со служащим органа власти и управления, ставить перед собой четкие и реальные задачи, и, таким образом, не способствовать коррупции.

Коррупция, как уже неоднократно подчеркивалось, серьезнейшим образом ослабляет государство, поэтому борьба с ней является одним из приоритетных направлений государственной политики. В этой связи в механизме противодействия коррупции должны быть задействованы различные социальные средства и регуляторы, центральное место среди которых должно занимать право.

Предупреждение и пресечение коррупции - это общеюридическая проблема. Подчеркнем, что нормы всех отраслей права должны быть задействованы в деле противодействия коррупции, однако необходимо отметить, что основными правовыми средствами, которые должны использоваться в деле предупреждения и пресечения коррупции в органах власти и управления, должны быть именно административно-правовые средства.

Противодействие коррупции в системе публичной службы является основой антикоррупционного механизма в целом и служит реализации принципа открытости и публичности в деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Для развития и совершенствования антикоррупционного механизма на данном этапе можно было бы предложить следующие меры.

Первое. Создание полноценного антикоррупционного законодательства непосредственно зависит от имплементации в российскую правовую систему международно-правовых норм, что могло бы обеспечить переход от декларативных норм к действенным правовым способам противодействия коррупции.

Второе. Необходимо изучать и использовать опыт борьбы с коррупцией в зарубежных государствах. Так, например, в Сингапуре созданы Агентство по борьбе с коррупцией, директор которого подчиняется премьер-министру, а также Бюро по расследованию случаев коррупции в системе государственной службы; действуют принципы меритократии, конкурсного отбора госслужащих, строгой дисциплины, высокой зарплаты госслужащих, строгого надзора за соблюдением высоких этических стандартов, а также серьезные меры уголовного наказания за коррупционные действия. Одновременно обеспечена независимость СМИ и судебной системы, введены жесткие экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях.

Третье. Повышению статуса и ответственности публичных служащих будет способствовать внесение ряда изменений в законодательство. Так, в Конституцию Российской Федерации целесообразно включить главу «Государственная служба», в которой можно закрепить антикоррупционные основы этого вида деятельности. В частности, следует установить, что государственная служба - это сфера деятельности, из которой исключены какие бы то ни было личные или иные финансовые интересы, препятствующие добросовестному выполнению долга. Государственные служащие не вправе участвовать в финансовых операциях, при проведении которых предполагается использование закрытой служебной информации или использование такого рода информации в личных целях. Государственный служащий обязан предоставлять достоверные сведения о своих расходах и доходах. Информация о доходах и расходах государственного служащего должна быть публично доступна.

В административном и уголовно-процессуальном законодательстве следует сформировать правовой режим защиты лиц, оказывающих помощь в мероприятиях по предупреждению и пресечению коррупции, предусмотреть стимулирование их деятельности, например посредством выплаты денежного вознаграждения, ввести меры административной и уголовной ответственности за сообщение заведомо ложной информации о коррупции

В государственно-служебном законодательстве необходимо уточнить порядок выведения госслужащих за штат, их увольнения или понижения в должности при проведении организационно-штатных мероприятий, детально определить их правовой статус, чтобы снизить риск коррупционных правонарушений со стороны лиц, которые формально относятся к соответствующему органу государственной власти. Следует также ввести меры ответственности служащих за коррупционные правонарушения, например пожизненное лишение пенсионных, медицинских и иных льгот, предоставленных в связи со статусом госслужащего, исключение из общего трудового стажа время работы на государственной службе. Применение данных мер следует возложить на суд.

Необходимо дополнить контроль доходов служащих контролем и соответствующих расходов, для чего можно было бы создать специализированное подразделение в Федеральной службе по финансовому мониторингу.

В сфере гражданского законодательства необходимо разработать основы правового механизма конфискации имущества, полученного в результате коррупционных деяний, исключить из ст. 575 ГК РФ положение о дарении госслужащим подарков, стоимость которых не превышает трех тыс. руб., создать механизм признания недействительными сделок, являющихся коррупционными правонарушениями.

Пятое. В сфере государственных закупок можно было бы образовать подконтрольную Президенту Российской Федерации комиссию по антикоррупционной проверке юридических лиц, участвующих в государственных закупках.

Таким образом, основной задачей конституционно-правового регулирования противодействия коррупции является обеспечение законности, публичности в деятельности государственного и муниципального аппарата, доверия гражданского общества к институтам власти.

Литература

  1. Толкачев В.В.  Пути предупреждения и пресечения коррупции в системе муниципальной службы // Безопасность бизнеса.  2008.  № 2.
  2. Сердюк Л.В. К вопросу о понятии коррупции и мерах ее предупреждения // Российская юстиция. 2011. № 2.
  3. Главный информационно-аналитический центр МВД РФ. Состояние преступности в России за 2009 год и за январь - октябрь 2010 года. М., 2010.
  4. Малько А.В. Антикоррупционная политика России: проблемы формирования // Правовая политика и правовая жизнь. 2003. № 3.
  5. Сафронов А.Д. Преступность в России и криминальная безопасность органов внутренних дел: Монография. М., 2003.
  6. Ханин Д.И. Феномен политической коррупции в России // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. № 9.
  7. Гостева С.Р. Противодействие коррупции - важнейшее условие укрепления национальной безопасности России // Юридический мир. 2011. № 1.
  8. Алексеева М.А. Стратегия контроля над коррупцией // Правовые и организационные проблемы борьбы с коррупцией. 2009.
  9. Римский В.Л. Коррупция как системный фактор российских выборов // Следователь. 2008. № 1. 
  10. Скобликов П.А. Как наказываются коррупционеры в современной России // Российская юстиция. 2006. № 12.
  11. Гончаров А. Борьба с коррупцией по-британски // ЭЖ-Юрист. 2011. № 15.
  12. Астанин В.В. Об эффективных механизмах взаимодействия государства с гражданским обществом в сфере противодействия коррупции // Административное и муниципальное право. 2011. № 4.
  13. Герчикова И.Н. Международные экономические организации: регулирование мирохозяйственных связей и предпринимательской деятельности. М.: Издательство АО «Консалтбанкир», 2001. 
  14. Галимов М. Новый заслон коррупции // ЭЖ-Юрист. 2011. № 48.

Bibliography

  1. Tolkachev V.V.  Ways to prevent and combat corruption in the municipal service // Security business. 2008. № 2.
  2. Serdiuk L.V. The issue of notion of corruption and its prevention measures // Russian justice. 2011. № 2.
  3. The main information and analytical Centre of the ministry of internal affairs. State of crime in Russia for the year 2009 and for January-October 2010. M., 2010.
  4. Malko A.V. Anticorruption policy in Russia: problems of formation // legal policy and legal life. 2003. № 3.
  5. Safronov A.D. Crime in Russia and criminal security police: monograph. M., 2003.
  6. Hanin D.I. Phenomenon of political corruption in Russia // State power and local self-government. 2011. № 9.
  7. Gostev S.R. anti-corruption-an essential condition for strengthening Russian national security // Legal world. 2011. № 1.
  8. Alekseyeva M.A. Strategy of corruption legal and organizational problems in the fight against corruption. M., 2009.
  9. Rome V.I. Corruption as a system factor of Russian elections // Investigator. 2008. # 1. 
  10. Skoblikov P.A. How are punished perpetrators in modern Russia // Russian justice. 2006. № 12.
  11. Goncharov A. Combating corruption in British style // Ezh-Yurist. 2011. № 15.
  12. Astanin V.V. Effective mechanisms of interaction between the State and civil society in combating corruption//administrative and municipal law. 2011. № 4.
  13. Gerchikov I.N. International economic organizations: regulation of the world economy and business. M.: Publishing House «Konsaltbankir», 2001. 
  14. Galimov M. New screen corruption // Ezh-Yurist. 2011.№ 48.

Kuleshov I.V.

Corruption in public-legal environment (current state and problem)

The article author examines the current state of anti-corruption policies, identifying problems, as well as the work of major institutional entities established to monitor compliance with the adopted legislation.

Key words: corruptionexecutive bodies of powerlawproblems.
  • Административное право


Яндекс.Метрика