Управление морским промышленным рыболовством в России и за рубежом в условиях перехода к устойчивому развитию

Тропникова Н.Л.

УДК 639.2
ББК 65.352.51-21

В статье рассматривается в сравнении отечественный и зарубежный опыт управления морским промышленным рыболовством в условиях перехода к устойчивому развитию. Обосновывается  необходимость сближения экономических и экологических управленческих действий, создания гибкой системы управления, включающей как рыночные механизмы, так и меры государственной поддержки.

Ключевые слова: меры государственной поддержкиуправление рыболовствомустойчивое развитие.

В современной мировой нау­ке широко распространено понятие «устойчивое раз­витие», под которым принято понимать развитие, соответству­ющее потреб­ностям настоящего време­ни, но не подвергающее угрозе способность будущих поко­лений удовлетворять свои собственные потребности [1, с. 35].

Вместе с тем, до сих пор нет общепринятого опреде­ления понятия «устойчивое развитие». На наш взгляд, можно согласиться с мнением Титовой Г.Д. [2,с. 32], предлагающей в качестве основополага­ющего принять определение, данное в монографии "Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке". В ней под устойчивым развитием понимается "стабильное социально и экономически сбалансированное развитие, не разрушающее окружающую среду и обеспечива­ющее непрерывный прогресс общества."

Как видим, концепция устойчивого развития появилась в результате объединения трех основных точек зрения: экономической, социальной и экологической – и предполагает достижение сбаланси­рованности социально-экономиче­ского развития и сохранение окру­жающей среды [3, с. 162].

В этой связи, в последние годы уделяется серьезное внимание, как на международном уровне, так и в нашей стране проблеме управления промышленным рыболовством.

Для достижения целей устойчивого развития в морском рыболовстве используется квотирование биоресурсов, разработаны рекомендации по оптимизации размерно-возрастного состава уловов, заключены международные соглашения, направлен­ные на уменьшение незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла, принимаются меры по оптимизации количественного и типового составов флотов.

Тем не менее, несмотря на внимание к данной проблеме ни один международно-правовой документ (в том числе и Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.) не содержит четкой трактовки понятия «управление рыболовством». Термин «управление» фигурирует в различных его интерпретациях: управление рыболовством (промыслом), управление живыми морскими ресурсами, управление экосистемой и др. Тем не менее, по мнению экспертов, несмотря на разночтения в понятиях большинство документов преследуют общую цель – сохранение и рациональное использование живых морских ресурсов.

Если смысл управления действительно сводится к сохранению и рациональному использованию биологических ресурсов, то в первую очередь должны быть обеспечены условия, при которых воспроизводство эксплуатируемых популяций будет оставаться на максимально высоком уровне. И уже вторая задача управления должна сводиться к получению максимальной продукции высокого качества с минимально возможной затратой сил и средств при сохранении сбалансированной эксплуатации запаса. То есть, в таком случае речь идет об управлении с целью устойчивого развития промышленного рыболовства.

Что касается отечественного рыболовства, то на его экономических результатах негативным образом сказалось, во-первых, изменение международно-правового режима использования биоресурсов в Мировом океане в 1982 г. [2, с.76]. Негативные перемены в рыболовстве коснулись и других стран, составлявших с Россией лидирующую «восьмерку» - Япония, Китай, США, Чили, Перу, Индия и Индонезия.

В самом начале периода передела промысловых зон Мирового океана (1985 г.) на эти страны приходилось 54 % мирового улова (40 из 74 млн. т), а лидировали Япония и Россия. В 2002 г. на восьмерку приходилось уже 60 % мирового улова (50,5 из 84,5 млн. т). Россия из бесспорного лидера к 2002 г. переместилась на восьмую позицию. Разительным контрастом положению отечественного рыболовства являются успехи Китая, который сумел учетверить свои уловы (16,6 млн. т против 4,2), а вместе с аквакультурой (без учета добычи водорослей) они возросли в 7 раз.

По мнению многих авторов [2,4,5,6], более разрушительными для отечественного рыболовства, чем передел зон влияния в Мировом океане, оказались рыночные перемены 90-х годов. Характер институциональных преобразований данного сектора экономики выразился не только в потере управляемости, но и в бессистемности предприни­маемых шагов в процессе реформирования, и не отвечал основной цели – обеспечению устойчивого развития рыболовства.

Обратимся к истории некоторых реформ в сфере промышленного рыболовства и их последствиям и выделим несколько этапов реформирования управления отечественным рыболовством.

Первый этап (1992-1994 гг.) связан с общими институциональными преобразованиями в экономике России, в том числе и в промышленном рыболовстве. Он характеризуется значительным ослаблением государственных функ­ций в управлении, форми­рованием рыночных отношений в отрасли, разрывом межотраслевых связей, усилением экспортной на­правленности бизнеса и ухудшением всех пока­зателей производственно-экономической деятель­ности предприятий. 

Так, например, в сфере промышленного рыболовства Мурманской области произошел спад производства по всем основным направлениям [6, с. 31]. Вылов водных биоресурсов снизился почти в 3 раза (с 1,1 млн. т. в 1990 г. до 371 тыс. т. в 1995 г.), производство пищевой рыбной продукции – в 2 раза (с 766 тыс. т. в 1990 г. до 320 тыс. т. в 1995 г.), а выработка высококачественной продукции (филе, консервов и др. продукции) - в десятки раз.

Основные рыночные преобразования были проведены в 1993-1994 гг. Широкомасштабная приватизационная кампания привела к образованию самостоятельных экономических субъектов, главным образом мелких, которые в подавляющей своей массе оказались не заинтересованными в дол­госрочных вложениях в производство и изначально сориентировались на сиюминутные и зачастую «теневые» доходы. Например, в Мурманской области количество субъектов хозяйственной деятельности увеличилось в добывающем секторе - в 14 раз, в рыбоперерабатывающем – в 40 раз, в судоремонте – в 12 раз. [6, с. 31].

Последующий этап (1995 - 2000 гг.) - период относительной стабилизации. На данном этапе кардинальных изме­нений в системе управления рыболовством не было. Улов рыбы вплоть до 2000 г. стабилизировался на уровне 4 млн.т.

Следующий этап реформирования (2001-2003 гг.) был направлен на более широкое использование рыночных механизмов. В 2001 г. существенные изменения претерпел порядок квотирования, связанный с введением платных аукционов. [2, с. 82]. Это произошло спустя примерно 15 лет после введения аналогичной меры развитыми странами, когда уже были известны отрицательные последствия торговли квотами за рубежом. В результате в 2002 году с помощью торгов было собрано 15 миллиардов рублей, тогда как двумя годами ранее, при старой системе, Госкомитет по рыболовству продал так называемых коммерческих квот на сумму чуть более 3 млрд. рублей. Однако такая схема распределения квот вызвала серьезные проблемы, связанные с покупкой еще не выловленной рыбы. Практика продажи квот через аукционы изначально повышала стои­мость рыбы и, по данным специалистов, увеличила объемы переловов с пропорции 1:2 до 1:5. Кроме того, аукционы способствовали развитию практики массовых выбросов рыбы за борт ради повышения стоимости остающегося на судах сырья. Аукционная торговля квотами привела к невиданной в практике рыболовства переэксплуатации морских биоресурсов в российской экономзоне. По оцен­кам специалистов, аукционы привели к банкротству около 40% предприятий.

С 2004 г. начался новый этап в поиске механизмов управления устойчивым развитием промышленного рыболовства, который условно можно охарактеризовать как возрастание роли государственного регулирования. Именно в этом году был принят Федеральный Закон 166-ФЗ  «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», который закрепил долгосроч­ное пользование квотами на добычу водных биоресурсов. Впервые было пре­дусмотрено установление квот для пользователей на срок не менее 5 лет, путем закрепления за ними долей в общем объеме квот добычи вылова вод­ных биоресурсов. Постепенно удалось перейти от кризиса к поиску механизмов устойчивого развития рыболовства.

Так, по данным отраслевой системы мониторинга - Центра системы мониторинга рыбо­ловства и связи - в последние 5 лет в развитии промышленного рыболовства отмечается положи­тельная, хотя и не устойчивая динамика.

Ниже, в таблице 1., отражены показатели улова.

Таблица 1. Добыча (вылов) водных биоресурсов в 2005-2010 гг.

 

   2005

    2006

  2007

 2008

  2009

  2010

Всего по  РФ (тыс. тонн)

   3212

   3264

  3417

  3315

3679,3

   3904,5


Согласно данных того же Центра системы мониторинга рыболовства и связи, сохраняется низкая совокупная рентабельность бизнеса, несмотря на то, что в последние годы наблюдается небольшой рост числа прибыльных предприятий. В 2008 г. число таких предприятий составляло  66,5%, в 2009 г.- 74%, в 2010 г. – 76,9%.

По-прежнему остается высоким физический износ и моральное старение основных средств, в первую очередь, промыслового флота, что наглядно показано в таблице 2.

Таблица 2. Состояние рыбопромыслового флота (по состоянию на 1.01.2010 г.)

Всего

(ед.)

В том числе по возрастным группам

Суда используемые сверх    НСС (норм. срок службы)

 

до

5

 до    10

до   15

до

20

до  25

ед.

%

2023

13

67

77

356

1510

1718

84,9

 

 

 

 

 

 

Наблюдается чрезмерная эксплуатация водных биоресурсов исключительной экономической зоны и истощение морских рыбных запасов. Так, сумма наложенных штрафов по нарушениям правил рыболовства не уменьшается, а растет: если в 2009 г. она составляла 151 617 тыс. руб., то в 2010 г. уже – 196 343 тыс. руб.

Одновременно существенные изменения претерпевала и организационная система управления рыб рыболовством. Эти изменения приведены в таблице 3. [7, с.42]

Таблица 3. Реформирование организационной структуры управления рыболовством в РФ

Основные преобразования отраслевого органа управления

Уловы тыс. т

14.12.1991

Указом Президента РФ образован Комитет рыбного хозяйства при Министерстве сельского хозяйства Российской Федерации

6929,6

30.09.1992

Указом Президента РФ образован Комитет Российской Федерации по рыболовству в качестве  самостоятельного федерального органа

 

14.08.1996

Указом Президента РФ Комитет Российской Федера­ции по рыболовству переименован в Государственный Коми­тет РФ по рыболовству

4697,1

17.03.1997

Указом Президента РФ № 249 Государственный Ко­митет РФ по рыболовству ликвидирован с передачей его функций Министерству сельского хозяйства и продовольствия РФ в качестве Департамента по рыболовству и Государствен­ному Комитету РФ по охране окружающей среды

 

29.08.1997

Указом Президента РФ на ФПС возложено решение задач по обеспечению охраны водных биоресурсов в исключи­тельной экономической зоне России

 

22.09.1998

Указом Президента РФ № 1142 создан Государствен­ный комитет Российской Федерации по рыболовству в качест­ве самостоятельного федерального органа

 

09.03.2004

Указом Президента РФ № 314 упразднено Госкомрыболовство России, а его функции переданы в Минсельхоз Рос­сии, образовано Федеральное агентство по рыболовству

3263,0

24.09.2007

Указом Президента РФ № 1274 Федеральное агентст­во по рыболовству преобразовано в Государственный комитет Российской Федерации по рыболовству

 

12.05.2008

Указом Президента РФ № 724 Госкомрыболовство России преобразовано в Федеральное агентство по рыболовст­ву с передачей ряда важнейших функций Минсельхозу России и непосредственное  ему подчинение

 

30.05.2008

Указом Президента РФ № 863 «О Федеральном  агентстве по рыболовству» ведомство переведено в прямое подчинение правительства РФ.

 

 

В ходе реформирования также была передана ох­рана биоресурсов, включая контроль промысловых судов, погранвойскам, Министерству природных ресурсов Российской Федерации и Госкомры­боловству, а разделение функций между ведомствами не было упорядочено.

Таким образом, как показывает обращение к истории управления отечественным рыболовством, до последнего времени имели место непрерывные и непредсказуемые изменения нормативно-правовой базы использования водных биологиче­ских ресурсов и организационной структуры управления. Эта нестабильность порождает высокие экономические риски. Предприятия могут формировать стратегию и планировать свою деятельность не более чем на 1 год. Инвестиции на 1 работающего в сфере промышленного рыболовства в по­следние 8 лет были ниже,  чем в нефтедобывающей промышленности - в 2 раза и в 3 раза меньше, чем в лесной. В таких условиях привлечь инвестиции практически невозможно.

В результате образовался недостаток средств для обновления производства, техническое и технологическое отставание в сфере промышленного рыболовства России по сравнению с мировым уровнем. Чтобы преодолеть это отставание, промышленное рыболовство сегодня нуждается в значительном притоке инвестиционных ресурсов.

Так, например, основную часть вылова трески в Баренцевом море норвежские рыбаки получают с использованием ярусов, а для отечественного рыболовства основным способом добычи рыбы продолжает оставаться траловый промысел. По оценке экспертов, в настоящее время в Баренцевом море удельный вклад ярусных судов в общий вылов трески составляет около 5%. Такое положение сохраняется, несмотря на то, что ярусное судно расходует 0,3-0,6 т горючего на вылов 1 т рыбы-сырца промысловых видов, или около 20-40% от расхода топлива у однотипных траулеров. (8, с. 30)

Кроме того, использование ярусных орудий лова удовлетворяет биологическим аспектам рационального рыболовства, так как вылов крупной рыбы сокращает численность рыб, изъятых из промыслового запаса, приловы молоди миними­зируются. Тем не менее, исследователи указывают на необходимость избегать перекосов в сторону безоговорочного предпочтения ярусов тралам, указывают на оптимальное сочетание этих орудий лова при ведении рыболовства в Баренцевом море. Поэтому требуется  правильное и четкое понимание назревшей  проблемы для выработки адекватных мер по ее устранению и для принятия эффективных управленческих решений.

В этой ситуации особое значение приобретает возможность и способность использования в российских условиях мирового опыта управления рыболовством. Тем более, что по мере формирования новых международных условий рыболовства в Мировом океане, развитые страны предприняли серьезные усилия по проведению в жизнь требований устойчивого рыболовства, т.е. защиты водных биоресурсов от истощения, обеспечения контроля за ростом промысловых усилий.

Так, например, преобразования системы управления рыбной промышленностью в Норвегии не носили одномоментного характера. На первой фазе была устранена жесткая система товарооборота в отрасли и изменен порядок взаимоотношений между продавцом и покупателем рыбного сырья. К 1994 г. исчез и государственный контроль цен на рыбопродукты. Однако первичный рынок сырья не претерпел существенных изменений, поскольку государство сохранило за собой право на регулирование экспорта, считая это главным условием для устойчивого рыболовства.

По норвежскому законодательству госу­дарство регулирует среднюю норму прибыли по отрасли (и за счет этого изымает промысловую ренту), применяет ощутимые экономические санкции против роста числа посредников в цепи сбыта рыбы и рыбопродукции, контролирует (а при необходимости и диктует) экспортные цены. При подобной системе судовладельцы ограничены в возможностях бесконтрольного наращивания доходов. Однако они мирятся с таким положением, поскольку в их глазах – это единственный путь к сохранению рыбных запасов и устойчивому рыболовству [4, с.71].

Тот факт, что государство не упустило финансовые рычаги в управлении рыболовством, позволяет ему проводить в жизнь планомерную политику уменьшения мощностей промыслового флота посредством выплаты денежных пособий судовладельцам за вывод судов из промысла. Выплаты производятся из Государственного фонда развития экономической деятельности регионов и носят единовременный характер. Судовладелец, получивший пособие, вместе с ним лишается и права на дальнейшее участие в промысле.

Норвегия – единственная из развитых стран, где система борьбы с приловом и сбросами стала неотъемлемой частью национальной политики рационального рыболовства. Успешной борьбе со сбросами способствует то обстоятельство, что в Норвегии сло­жилась своеобразная культура взаимоотношений между правительством и рыбаками, осно­ванная на доверии рыбаков к власти. Благодаря этому доверию, удалось внедрить систему взаимоувязанных технических, эконо­мических, запретительных и контрольно-учетных мер, которые легко осуществимы и по­нятны рыбакам.

Кроме того, успеху рыбохозяйственных преобразований в Норвегии во многом способствует отработанная за многие годы практика ведения ежегодных переговоров заинтересованными сторонами (рыбаки – рыбопереработчики – торговля) по согласованию уровня минимальных цен на закупку рыбы-сырца. В таблице 4 [4] показаны в сравнении норвежская и российская системы   государственного  регулирования рыболовства.

Таблица 4. Сравнение функций государственного регулирования рыболовства в России и Норвегии

Функция

Россия

Норвегия

Регулирование цен

Государство не регулирует цены на рыбу-сырец

У рыбаков нет  обязательств по поставкам  и регистрации уловов на берегу

Государство не контроли­рует услуги посредниче­ских организаций по прода­же рыбы и рыбопродуктов

За государством законодательно закреплено право на установление минимальных закупочных цен на рыбу-сырец

Законодательно закреплена обязанность рыбаков поставлять и регистрировать улов на берегу, запрещена продажа уловов в открытом море.

Устанавливается торговая наценка на посредни­ческие операции по продаже рыбы и рыбопродуктов

Контроль экспорта

Экспорт продукции не регламентирован.

Рыбак принимает решения самостоятельно, ориенти­руясь на собственные  сиюминутные выгоды.

Исследования рынков в целях содействия рыбакам не производится.

Государство устранилось от защиты интересов рыбаков на международном рынке

Экспорт рыбы контролируется Советом по  экспорту при Министерстве рыболовства, который обладает рекомендательными  функциями. Вместе с тем без санкции Совета не допускается самостоятельный выход рыбаков на международный рынок.

Совет по экспорту при том же Министерстве         проводит изучение рынков сбыта, готовит   маркетинговые акции, занимается консультацион­ной деятельностью, предоставляет информа­цию экспортерам


Убедительным является и опыт управления устойчивым развитием промышленного рыболовства Исландии, в кото­рой рыбохозяйственная деятель­ность занимает ключевое поло­жение. Этот опыт показывает, что приморс­кое положение страны заключает в себе громадное конкурент­ное преиму­щество.

Стратегия долгосрочного вылова морских биологических ресурсов в Исландии основывается на достижении их устойчивой эксплуатации и строится с учетом мировой рыночной конъюнктуры и возможностей привлечения к ее реализации высококвалифицированных кадров рыбаков. На протяжении более чем ста лет исландцы, постоянно обеспокоенные чрезмерным выловом рыбы в своих морских промысловых зонах, все более и более ориентировались на решение задачи максимального рос­та коммерческой стоимости рыбопродукции при сохранении ста­бильных объемов выловов морских биоресурсов. Эта политика ориентировала исландских рыбаков не столько на увеличение промысловых усилий, сколько на повышение качества труда ко­манд промысловых судов с целью увеличения потребительской ценности и коммерческой стоимости рыбных товаров на миро­вом рынке. [9, с.25]

В настоящее время уровень заработной платы исландских рыбаков зависит как от размеров уловов рыбного сырья и мо­репродуктов, так (и, прежде всего) от коммерческой стоимости, которая привязана к ценам на рыбопродукцию на национальных рыбных аукционах. В Исландии квоты на вылов рыбных объек­тов фиксированы и определяются для конкретных судов на нео­граниченный период времени, а запасы рыбных ресурсов в используемых морских акваториях устойчиво ограничены. Очевид­но, что команда промыслового судна может увеличить фонд сво­ей заработной платы только путем повышения коммерческой стоимости уловов, ориентируясь на динамику аукционных цен на рыбопродукцию.

Система управления рыбным промыслом в Исландии, безусловно, экономически обоснована и доказывает свою эффектив­ность. Она, прежде всего, решает проблему соответствия уло­вов рыбных ресурсов выделенным промысловому судну квотам. В данной системе, по существу, нет проблемы перелова рыбных квот. Команды каждого промыслового судна, стремясь увеличить фонд оплаты труда, направляют свои усилия на постоянное техническое совершенствование промысла, модернизацию орудий лова и повышение качества хранения и первичной обработки рыбных ресурсов. Операторы судов стремятся к увеличению рен­табельности промысла, высший управленческий персонал про­мысловой компании заинтересован в устойчивом росте ее чистой прибыли. В долгосрочной перспективе в рамках рассматри­ваемой системы интересы команд промысловых судов по увели­чению их заработной платы, операторов судов - по устойчивому росту рентабельности промысла, высшего персонала - по нара­щиванию чистой прибыли фирмы в целом полностью совпадают. Управление исландской промысловой компании экономически ориентировано, главным образом, на рационализацию рыболов­ного промысла с целью увеличения прибыли в расчете на едини­цу используемых производственных фондов, а также на привле­чение к промыслу высококвалифицированных кадров специали­стов и рыбаков.

На основе непрерывного технического прогресса, в рыбохозяйственном комплексе Ислан­дии систематически растет произ­водительность труда при выпуске новых высококачественных рыбных товаров. Растет благосостояние местных рыбаков. В 1978 - 1993 гг. средняя заработная плата работников отрасли в стране увеличилась в 2,9 раза, в 1988 -2005 гг. - в 2,7 раза. Чистая прибыль исландских рыбодобывающих и рыбоперерабатыва­ющих компаний с 1993 г. по 2004 г. воз­росла в 2,7 раза. По существу, в течение длительного периода времени оплата труда работников и чистая прибыль рыбохозяйственных организаций повышались однов­ременно и одинаково высокими темпами [9, с.26].

К тому же ограниченные ресурсы рабочей силы в Исландии делают актуальным процесс постоянного совершенствования системы управления трудом в исландских компаниях [10, с.25].

Итак, зарубежный опыт показывает, что система мер государственной поддержки составляет лишь часть управляющего воздействия с целью устойчивого развития  рыболовства и  дополняет рыночный механизм.

Один из таких рыночных механизмов, как прибыль предприятия, является определяющим фактором его экономической устойчивости. Наиболее полная оценка способности предприятия промышленного рыболовства обеспечить рентабельность и прибыльность может быть определена, на наш взгляд, по так называемой формуле Дюпона [11,с.23], которая в настоящее время широко используется передовыми компаниями высокоразвитых стран.

Если оценивать предприятие по данной формуле, то  в соответствии с ней (1) рентабель­ность производства (Р) включает три следующих компонента (А, В и С).

Р =           Чистая прибыль                          х               Выручка от реализации                       х                Общая сумма основных фондов

              Выручка от реализации                                   Общая сумма основных                                                Объем собственных        (1)

                     продукции                                                 производственных фондов                                                  основных фон

                           (А)                                                                         ( В)                                                                                  (С)

Компонент А - отношение чистой прибы­ли предприятия к денежной выручке за произведенную продукцию. Увеличение этого соотношения должно быть обеспечено как путем роста до­бавленной стоимости, так и путем уменьшения переменных и по­стоянных издержек производства.

Компонент В – увеличение данного соотношения осуществляется путем увеличения денежной выручки от реализации продукции на внутреннем и внешнем рынке. Это должно обеспечиваться как увеличением цены за качественную продукцию (прежде всего, на мировом рынке), так и путем быстрого расшире­ния выпуска высококачественной продукции, ускорения оборачи­ваемости всех используемых основных производ­ственных фондов. Улучшение использования основ­ных производственных фондов обеспечивается путем увеличения доли активной части основных производственных фондов в общей их величине, повышения произ­водительности вновь ввозимого оборудования и повышения сте­пени его загрузки.

Управляющим механизмом в системе указан­ных взаимосвязей является компо­нент С. Его смысл состоит в усилении его воздействия на компоненты А и В, в зависимости от увеличения отношения общей суммы основных производственных фондов к величине собственных основных производственных фондов предприятия.

Как видно, содержательный смысл этой формулы состоит в ориентации предприятий на одновременный ускоренный рост чистой прибыли по отношению к денежной выручке от реализации продукции и денежной выручки по отношению к общей сумме используемых предприятием основных производственных фондов (как собственных, так и привлеченных).

При этом, чем выше темпы роста чистой прибыли по отношению к темпам роста денежной выручки, а также темпы роста этой выруч­ки по отношению к темпам увеличения общей суммы используемых производственных фондов, тем, соответственно, создается боль­шая возможность для привлечения к реализации инновационных технологий в широких масштабах современного высокопроизводи­тельного оборудования.

Эффективная система управления в свою очередь обеспе­чивает повышение конкурентоспособ­ности предприятий национальной рыб­ной промыш­ленности на мировом рынке. Так, у исландских и норвежских рыбаков выход продукции в расчете на брутто-регистровую тонну задействованного флота, по крайней мере, в 2-2,5 раза выше, чем у российских, не говоря уже о качестве продукции [12, с.40]

Таким образом, отечественный и зарубежный опыт управления рыболовством в условиях перехода к устойчивому развитию свидетельствует о необходимости сближения экономических и экологических решений и действий. В данной системе государственное регулирование рассматривается как механизм координации, дополняющий действие и «исправляющий провалы» рыночного механизма. Иными словами, речь идет о создании гибкой системы управления промыш­ленным рыболовством, включающей как рыночные механизмы, так и рычаги оперативного реагирова­ния государства на ситуацию в рыболовстве.

Литература

  1. Урсул А. Д. Переход России к устойчивому развитию. М.: Изд. дом «Ноосфера», 1998. 502 с.
  2. Титова Г.Д. Биоэкономические проблемы рыболовства в зонах национальной юрисдикции (2 изд.). СПб: ВВМ, 2007. 368 с.
  3. Сандомирская И. К. Региональные аспекты устойчивого развития // Управленческое консультирование. 2011. №1.  С.161-169.
  4. Войтоловский Г. К., Киреев В. Е., Корзун В. А., Раненко В. В., Титова Г. Д. Размышления о рыболовстве: поиск подходов к устойчивому развитию // Теория и практика морской деятельности. Вып. 1. М.: СОПС.-2003. 124с.
  5. Зиланов В. К. Морская рыболовная политика России в условиях реформирования // Рыбные ресурсы. 2004. № 2(7). С. 4-6.
  6. Зиланов В. К. Рыбная промышленность Северного бассейна: итоги реформирования и перспективы развития (на примере Мурманской области) //Рыбное хозяйство. 2007. №5. С.30-34
  7. Авдеева Е.Н. Генезис промышленной политики в управлении эко­номикой промышленного рыболовства.//Международная научно-практическая конференция «Проблемы и условия перехода экономики Севера на инно­вационный путь развития». ФГОУ ВПО «МГТУ». Мурманск: МГТУ. 2010. С.42-46
  8. Греков А.А., Павленко А.А. Сравнение ярусного и тралового донных видов промысла в Баренцевом море для разработки предложений по устойчивому использованию морских биоресурсов Баренцева моря. Москва-Мурманск, Всемирный фонд дикой природы (WWF), 2011.  52 с.
  9. Сиренко В.С. Факторы конкурентоспособ­ности (использование мирового опыта в российских условиях) // Рыбное хозяйство. 2007. №3. С. 23-26.
  10. Сиренко В.С. Факторы конкурентоспособ­ности (использование мирового опыта в российских условиях) // Рыбное хозяйство. 2007. №5. С. 23-28.
  11. Сиренко В.С. Системная модель управления рыбохозяйственным комплексом // Рыбное хозяйство. 2010. №2. С. 23-24
  12. Экономическая эффективность использо­вания Российского рыбопромыслового флота в Баренцевом море / Серия технических отчетов «К неистощительному рыболовству». Выпуск 2 – WWF России – Мурманск, 2007. 53 с.

Bibliography

  1. Ursul A.D. Transition of Russia to steady development. M.: Publishing house “Noosfera”, 1998. 502 p.
  2. Titova G.D. Bio-economic problems of deep-fishing in the zones of national jurisdiction (the 2d edition). St.Petersb.: BBM, 2007. 368 p.
  3. Sandomirskaya I.K. Regional aspects of steady development // Upravlentcheskoye konsultirovaniye. 2011. №1.  P. 161-169.
  4. Voitolovskiy G.K., Kireyev V.E., Korzun V.A., Ranenko V.V., Titova G.D. Thinking about deep-fishing: search of approaches to steady development // Teoriya i praktika morskoi deyatelnosti. Issue 1. M.: SOPS. - 2003. 124p.
  5. 5.Zilanov V.K. Deep-fishing policy of Russia in conditions of reformation // Ribniye resursi. 2004. № 2(7). P. 4-6.
  6. Zilanov V.K. Deep-fishing industry of the North basin: results of reformation and development perspectives (exemplified by Murmansk region) // Ribnoye khozyaistvo. 2007. №5. P.30-34
  7. Avdeyeva E.N. Genesis of industrial policy in management of industrial deep-sea fishing. // International research-practical conference “Problems and condition for transition of the Northern economy to the innovative way of development”. FGOU VPO “MGTU”. Murmansk: MGTU. 2010. P.42-46
  8. Grekov A.A., Pavlenko A.A. Comparison of long line and trawling bottom fisheries in the Barents Sea for the proposals development on steady use of deep-sea bio-resources of the Barents Sea. Moscow-Murmansk, WWF, 2011. 52 p.
  9. Sirenko V.S. Factors of competitiveness (use of the world experience in the Russian conditions) // Ribnoye khozyaistvo. 2007. №3. P. 23-26.
  10. Sirenko V.S. Factors of competitiveness (use of the world experience in the Russian conditions) // Ribnoye khozyaistvo. 2007. №5. P. 23-28.
  11. Economic effectiveness of utilization of the Russian fishing fleet in the  Barents Sea / Series of technical reports “K neistoshchimomu ribolovstvu”. Issue

Tropnikova N.L.

Management of deep-sea industrial fishing in Russia and abroad in conditions of transition to steady development

In the article the author compares local and foreign experience of deep-sea industrial fishing management in conditions of transition to steady development. The author necessitates the approach of ecological and economic managerial decisions, development of flexible managerial system including both market mechanisms and state support measures.

Key words: state support measuresdeep-sea fishing managementsteady development.
  • Управление секторами, отраслями и комплексами национальной экономики


Яндекс.Метрика