Организация защиты от корпоративных захватов как компонент экономической безопасности предприятия

Балашов А.И.

УДК 658
ББК 65.290.332

В настоящей статье анализируется экономическое и правовое содержание категории «корпоративные захваты». Рассмотрен алгоритм неправового перехвата корпоративного контроля над акционерным обществом путем злоупотребления правом со стороны акционера, а также пробелов действующего российского законодательства. Проведен анализ основных средств противодействия корпоративным захватам, а также предложена модель вероятного исхода враждебного поглощения компании, позволяющая оптимизировать тактические решения по обеспечению ее экономической безопасности.

Ключевые слова: защита права собственностиперехват корпоративного контроля в акционерном обществеэкономическая безопасность бизнеса.

Для предприятий среднего и крупного бизнеса наличие единственного собственника в современных условиях нетипично. Это связано в первую очередь с недостатком ресурсов для единоличного учреждения компании у отдельно взятого инвестора (что вынуждает его привлекать к участию во владении компанией других лиц). Коллективное владение фирмой по­рождает значительные риски возникновения конфлик­тов между собственниками. Одним из возможных последствий реализации этого риска является корпора­тивная война, или, иначе, попытки собственников выдавить друг друга из фирмы с применением условно законных или незаконных средств с целью получения единоличного контроля над фирмой для обеспечения своих экономических интересов. Полностью исключить вероятность корпоративной войны невозможно, пос­кольку конфликты интересов между собственниками существуют объективно, и вполне могут перейти в острую фазу. Однако качество национальной экономии­ческой системы (и, следовательно, привлекательность национальной экономики для инвесторов) во многом определяется тем, насколько велика вероятность возникновения острой фазы конфликта, и каковы возможности владельцев по защите своей собствен­ности в этой ситуации – то есть тем, каков уровень развития корпоративной культуры и каково качество нормативной базы (или, иначе, какова институциональ­ная среда ведения бизнеса).

К сожалению, для нашей страны корпоратив­ные войны являются скорее правилом, чем исключением, что зачастую отпугивает зарубежных инвесторов, нуждающихся в защите своих вложений. В условиях заявленного президентом страны Д.А. Медве­девым инновационного вектора развития российской экономики такая ситуация недопустима и представляет угрозу национальной экономической безопасности, поскольку активная разработка и внедрение инноваций невозможны без массированного привлечения зару­бежного финансового и интеллектуального капитала. По этой причине большое значение имеет разработка способов защиты прав собственности инвесторов в случае корпоративных войн и недружественных захватов.

В данной статье нами сделана попытка проанализировать основные способы недружественного поглощения компаний и алгоритмов противодействия им. Знание этих алгоритмов, как мы полагаем, позволит добросовестным собственникам лучше выстроить систему защиты своих компаний.

 

СУЩНОСТЬ КОРПОРАТИВНЫХ ЗАХВАТОВ

Наиболее распространенной формой коллективного ведения предпринимательской деятельности в современных условиях является акционерное общество, нормативное определение которого содержится в п. 1 ст. 2 Федерального закона от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО): «акционерным обществом (далее - общество) признается коммерческая организация, уставный капитал которой разделен на определенное число акций, удостоверяющих обязательственные права участников общества (акционеров) по отношению к обществу. Акционеры не отвечают по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им акций».

К числу основных достоинств конструкции акционерного общества ученые традиционно относят возможность аккумулирования значительных денежных средств от широкого круга лиц путем их подписки на акции, закрепление внесенных акционерами взносов особым видом ценных бумаг – акциями, которые могут свободно отчуждаться акционерами, стабильность акционерного капитала, который, по общему правилу, не может быть востребован акционерами. Указанные достоинства акционерного общества являются одновременно и его главной проблемой: многочисленность и разобщенность участников АО предопределяет повышенную вероятность нарушения их прав [5, с. 1].

Акционерные общества относятся к юридическим лицам, в отношении которых их участники, в связи с участием в образовании имущества, имеют обязательственные права (п. 2 ст. 48 ГК РФ). Основные права участников АО определены в п. 1 ст. 67 ГК РФ и не зависят от размера доли в уставном капитале. При этом право участвовать в управлении делами общества при незначительной доле участия носит формальный характер, поскольку реально влиять на управление организацией такой участник не может. Лишь при наличии известной доли участия у акционеров появляется реальная возможность влиять на осуществление хозяйственной деятельности корпоративной организации, избирать ее органы управления и распоряжаться имуществом. Участие в уставном капитале акционерного общества удостоверяется акциями, которые отражают степень участия акционера и являются инструментами корпоративного контроля.

Проблеме корпоративного контроля посвящена многочисленная юридическая литература по вопросам корпоративного права и управления [3, 6, 7, 8 и др.].

Так, в посвященном корпоративному контролю специальном диссертационном исследова­нии А. С. Гутина [6], автор предлагает понимать под корпоративным контролем возможность субъектов корпоративных правоотношений непосредственно или опосредованно определять, формулировать, принимать решения, связанные с тактикой и стратегией развития акционерного общества или влиять на их принятие [6, с. 10]. Более полное определение понятия «корпоративный контроль» содержится в работе С. Е. Метелева и К. В. Храмцова, по мнению которых корпоративный контроль – это возможность субъектов корпоративных отношений прямо или косвенно влиять на принятие решений, связанных с выбором экономической стратегии развития бизнеса, назначением управляющих (менеджеров), а также распоряжением принадлежа­щим организации имуществом [8, с. 20-21]. В настоящей статье данное понятие используется мною в этом значении. 

Столкновение интересов различных участников корпоративных отношений (менеджеров, мажоритарных и миноритарных акционеров, кредиторов, хозяйственных партнеров компании) приводит к возникновению корпоративных конфликтов и провоцирует корпо­ративные захваты.

Несмотря на отсутствие в законодательстве РФ определений понятий «корпоративный захват» или «недружественное поглощение», в хозяйственной практике нередки случаи перехвата корпоративного контроля, характеризуемые, как правило, через указанные понятия.

Само выражение «недружественное (или враждебное) поглощение» обязано своим проис­хождением английскому термину «hostile takeover», означающему скупку контрольного пакета голосующих акций компании без какого-либо согласования с акционерами и менеджментом компании [4, с. 3]. Представляется, что словосочетание «недружественное поглощение» является не вполне удачным для характеристики исследуемого явления. Используемое здесь прилагательное «недружественное (или враждебное)» носит, в основном, эмоциональный характер, поскольку участники хозяйственного оборота вовсе не обязаны быть друзьями. Что касается употребления слова «поглощение», то семантика данного термина предполагает реорганизацию юридического лица в форме слияния или присоединения, при которой происходит включение юридического лица – объекта действий компании-агрессора – в состав последней. Однако последствием корпоративного захвата не всегда является проведение вышеуказанных форм реорганизации. Более удачным для характеристики рассматриваемого явления нам представляется использованное Д. И. Степановым выражение «неправовой передел (или перехват) корпоративного контроля» [9, с. 126-127], то есть перераспределение власти в юридическом лице, опосредуемое инструментами корпоративного контроля (акции, доли, паи).

В настоящей статье неправовым перехватом корпоративного контроля (или корпоративным захватом) нами будут называться любые действия по перераспределению контроля над юридическим лицом, осуществляемые без согласия внутренних инвесторов и выплаты им справедливой компенсации. При этом корпоративные захваты, сопряженные с силовыми действиями компании-агрессора (в первую очередь использованием так называемого «административного ресурса»), будут определяться нами через англоязычный термин «рейдерство» (от англ. raider – налетчик).

От понятия корпоративного захвата принято отличать иные действия недобросовестных участников гражданского оборота, в первую очередь, корпоративный шантаж или «гринмейл» (от англ. – greenmail, дословно – «зеленая почта»). Гринмэйл, по-существу, представляет собой получение неосновательного обогащения либо отступных в имущественной или неимущественной форме за отказ от претензий, либо продажа своего пакета акций по завышенной цене, либо получение таких выгод и преимуществ, которые не могут быть получены законно при существующих условиях хозяйственного оборота. В отличие от неправового перехвата корпоративного контроля, при гринмейле целью является получение «отступных» за прекращение недружественных действий в отношении организации, а не получение контроля над ней.

Отношение к недружественным погло­щениям в большинстве стран мира неоднозначное, особенно в континентальной Европе: там считается, что рейдеры обычно заинтересованы в краткосрочных прибылях, разрушающих компанию, но, с другой стороны, привносят англо-саксонскую идею максимизации «акционерной стоимости» (англ. – shareholder value). Европейское исследование на основе данных 1990-2001 гг. показало, что оба взгляда, видимо, преувеличены: после захвата в долгосрочной перспективе в среднем происходит лишь небольшое ухудшение положения компании, которое исследователи объясняют больше неэффективностью нового руководства, приведённого рейдерами, чем банальным ограблением других акционеров [11].

В российских условиях предприятия зачастую захватываются не в производственных целях, а для овладения их недвижимостью. При этом производство обычно уничтожается [10, с. 47]. В итоге рейдерство в его нынешнем виде в России снижает привлекательность страны для инвестиций. Как отмечает П. А. Астахов, коррупция, отсутствие сильной независимой судебной власти и несовершенство законодательной базы являются причиной того, что в России дешевле отнять бизнес, нежели приобрести его. Именно по этой причине потенциальным объектом атаки рейдеров в настоящее время является практически любое российское предприятие [2, с. 7].

К числу наиболее распространенных способов корпоративного захвата предприятий относятся следующие:

  • создание препятствий при реализации права голоса владельца акций (указанная цель достигается, как правило, с помощью обеспечительных мер, возможность использования которых предусмотрена ст. 90 АПК РФ – в случае наложения определением суда ареста на голосующие акции некоторых участников общего собрания, корпоративный контроль может быть сосредоточен в руках участника, обладающего сравнительно небольшим пакетом голосующих акций);
  • создание параллельных органов управления акционерного общества (в первую очередь, создание параллельных органов управления происходит при использовании положений ст. 55 Закона об АО о внеочередном собрании акционеров);
  • незаконное приобретение прав на ценные бумаги (путем подделки документов, необходимых для совершения операций в реестре акционеров; обращения взыскания на акции по несуществующим обязательствам; передачу реестра акционеров подконтрольному регистратору);
  • использование процедуры банк­ротства;
  • оспаривание сделок поглощаемого акционерного общества;
  • оспаривание сделок с акциями и выпусков ценных бумаг; и др.

Разумеется, указанными способами все возможные механизмы отъема собственности не исчерпываются, мы лишь описали наиболее распространенные и опасные для акционеров в условиях России.

 

АНАЛИЗ АЛГОРИТМА КОРПОРАТИВНОГО ЗАХВАТА

На основе анализа корпоративного законодательства и литературных источников [1, 8 и др.] проанализируем типовой алгоритм осуществления корпоративного захвата предприятия.

1. Сбор информации. Проводится скрытно и занимает от двух месяцев до одного года. Используются и анализируются как открытые источники информации (пресса и Интернет), так и закрытые (базы данных различных госструктур). Так, сведения об оборотах интересующего предприятия рейдеры часто незаконно получают через налоговые органы, данные о находящейся на балансе предприятия недвижимости – через БТИ и регистрационные органы. Информацию о составе акционеров можно получить, направив от имени заинтересованного миноритарного акционера официальное требование предоставить выписку из реестра.

Сложнее для рейдеров получить информацию о текущей финансово-хозяйственной деятельности общества. Ранее действовавшая редакция Федерального закона «Об акционерных обществах» вообще не допускала возможности акционера знакомиться с документами бухгалтерского учета и протоколами заседаний коллегиального исполнительного органа. В настоящее время в акционерных обществах к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа лишь акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее 25% голосующих акций общества (ст. 91 Закона об АО в ред. Федерального закона от 07.08.2001 г. № 120-ФЗ).

2. Нападение. Основываясь на полученной информации, агрессор разрабатывает стратегию атаки индивидуально, под конкретное предприятие. Самая распространенная схема начала корпоративного захвата – это скупка акций предприятия-жертвы. Распыленность акций среди миноритарных акционеров (чаще всего ими оказываются работники предприятия, получившие акции в результате приватизации), некотируемость акций на бирже, а также невыплата по ним в течение ряда лет дивидендов облегчают рейдерам решение этой задачи. Одновременно со скупкой акций корпоративные захватчики начинают «давить» предприятие, с целью дезорганизовать руководство и продемонстрировать акционерам низкую ликвидность и малоценность находящихся у них на руках акций (иски по поводу нарушений при проведении дополнительных эмиссий акций и при совершении крупных сделок, инициирование различных проверок, возбуждение уголовных дел в отношении менеджмента и мажоритарных акционеров и т. д.).

3. Легализация захвата. Для формальных предпосылок входа рейдера на предприятие им создается параллельный орган управления, с максимальным соблюдением всех формальных процедур и требований закона. Делается это, например, следующим образом.

При контроле над пакетом 30% и 1 акция, рейдер создает видимость того, что он направил в действующий орган управления требование о созыве внеочередного собрания. Эта задача реализуется при помощи отправки чистых листов бумаги в конвертах с уведомлением о вручении получателю. В результате этого, получается видимость того, что орган управления «игнорирует» требование акционеров – и рейдер получает право провести собрание самостоятельно с участием только подконтрольных ему акционеров. Рейдер старается организовать все так, чтобы «неудобные акционеры» ни в коем случае не попали на собрание - собрание часто устраивают на территориях с ограниченным доступом (режимные предприятия, военные части и т. д.). Собравшись, акционеры рейдера фиксируют в протоколе собрания отсутствие кворума и тут же расходятся.

Далее, рассылка «пустых извещений» повторяется и собрание по аналогичному сюжету созывается опять. На втором собрании с той же повесткой дня 30% и 1 акция считаются уже кворумом, и все решения о прекращении полномочий действующего совета директоров и назначение нового принимаются простым большинством голосов. Формирование параллельного органа управления АО закончено.

На заключительном этапе один из присутствующих на собрании акционеров подает по заведомо проигрышному основанию иск в суд с требованием признать решение собрания недействительными. Суд, рассмотрев иск, отказывает в его удовлетворении, в результате чего у рейдера появляется решение суда о признании прошедшего собрания акционеров легитимным.

4. Смена руководства АО. Созданный рейдером параллельный орган управления берет под фактический контроль предприятие-жертву. Это самый громкий, шумный, скандальный и публичный этап, так как прежнее руководство изо всех сил сопротивляется. С обеих сторон могут активно действовать судебные приставы с взаимоисключа­ющими друг друга исполнительными листами, различные подразделения полиции, ЧОПы, пресса, завязывается ожесточенная информационная война.

5. Кульминация. Здесь также возможны несколько вариантов.

А. Если рейдер стремился захватить активы предприятия-жертвы только из соображений сиюминутного заработка, то очень быстро происходит цепочка сделок по распродаже активов предприятия. Делается это до тех пор, пока активы не попадают в руки добросовестного приобретателя, что делает невозможным в дальнейшем оспорить законность сделки.

Б. Если целью корпоративного захвата выступали не только активы, но и бизнес предприятия, захватчиком реализуются меры по его удержанию. Приобретенное таким образом предприятие присоединяется к холдингу и на нем с «нуля» выстраивается вся вертикаль управления. Ликвидируются последствия корпоративного захвата, трудовому коллективу погашается задолженность по заработной плате, крупным акционерам выплачиваются дивиденды, в бюджет перечисляется задолженности по налогам. Бывает, что и криминалитету платятся отступные. При этом бывшие владельцы предприятия, при наличии на то ресурса, в некоторых случаях сами пере­профилируются в рейдеры и пытаются вернуть потерянный бизнес. Для противодействия этому новый собственник бизнеса может попытаться сделать захват уже своего предприятия нерен­табельным, например, разнести бизнес по нескольким юридическим лицам, обременить активы, просто заложив их своей же структуре.

 

 МЕТОДЫ ЗАЩИТЫ ОТ КОРПОРАТИВНОГО ЗАХВАТА

Защита акционерных обществ от корпо­ративных захватов представляет собой совокупность организационно-правовых мер, направленных на обеспечение стабильности корпоративных отно­шений как в нормальном (ненарушенном) состоянии, так и на восстановление нарушенных прав участников корпоративных отношений.

На основе анализа корпоративного законодательства и литературных источников [2, 4, 7, 10 и др.], рассмотрим основные методы проти­водействия перехвату корпоративного контроля в АО.

1. Совершенствование законодательства в области противодействия корпоративным захватам, в том числе:

1.1. ограничение доступа к инсайдерской информации АО третьих лиц (внесение изменений в ст.ст. 51 и 91 Закона об АО и ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг в части увеличения пакета акций, дающего право на ознакомление с реестром акционеров);

1.2. совершенствование правовой регламен­тации статуса органов юридического лица (кор­ректировка ст. 55 Закона об АО в части предоставления совету директоров возможности объединять требования о проведении внеочередного общего собрания акционеров, исходящие от различных групп акционеров, полномочных требовать его созыва);

1.3. исключение возможности проведения собрания и принятия каких-либо решений в отсутствие акционеров, обладающих более 51% размещенных голосующих акций, то есть проведение так называемых «повторных» собраний, для чего предлагается внести соответствующие изменения в ст. 58 Закона об АО;

1.4. реформирование арбитражно-процес­суального законодательства в направлении затруднения использования обеспечительных мер недобросовестными участниками гражданского оборота в противоречии со смыслом и назначением данного правового института;

1.5. совершенствование возможностей использования уголовного права в части противодействия корпоративным захватам.

2. Разработка учредительных и внутренних корпоративных документов АО, затрудняющих перехват корпоративного контроля, а именно:

2.1. распространение в уставе АО применения предусмотренного законом (п. 1 ст. 78 Закона об АО) порядка одобрения сделок, стоимость имущества по которым составляет, например, 10 и более процентов балансовой стоимости активов общества;

2.2. установление в уставе АО либо в Положении о совете директоров (СД), что решения по вопросам продажи недвижимости, и иным, не являющимся крупными сделкам (например, обременение АО различными способами, образование исполнительных органов АО или досрочное прекращение их полномочий, когда уставом решение этих вопросов отнесено к компетенции СД) принимаются не простым, а квалифицированным (2/3 или 3/4) большинством голосов членов СД;

2.3. если образование исполнительных органов АО осуществляется общим собранием акционеров, предусмотреть уставом общества право СД АО 3/4 голосов принимать решение о приостановлении полномочий единоличного исполнительного органа общества, а равно полномочий управляющей организации или управляющего;

2.4. в целях предотвращения злоупот­реблений при проведении общих собраний акционеров предусмотреть в уставе общества обязательное нотариальное удостоверение подписей председателя и секретаря в протоколе собрания акционеров, на котором было принято решение об избрании исполнительных органов АО; вести регистрационный журнал, в котором фиксировать личную подпись участника собрания, а также документ, подтверждающий его полномочия и удостоверяющий личность (в отношении представителей юридических и физических лиц – оставлять в распоряжении общества подлинник или надлежащим образом заверенную копию доверенности на участие в собрании);

2.5. для исключения злоупотреблений при фиксации результатов голосования акционеров на общих собраниях предусмотреть в уставе порядок голосования бюллетенями, в которых в обязательном порядке должна стоять личная подпись акционера (представителя); наделить проголосовавшего акционера правом требовать от лица, выполняющего функции счетной комиссии, предоставления ему заверенной копии его бюллетеня.

3. Формирование защищенной корпоратив­ной структуры компании, в том числе:

3.1. распределение имущественного комплекса между различными юридическими лицами (например, собственником активов является одно лицо, а непосредственно хозяйственную деятель­ность осуществляет другое) – в результате лицо, осуществляющее основную производственную деятельность и не являющееся собственником используемого имущественного комплекса, избегает соответствующих рисков корпоративных захватов; перераспределение корпоративного контроля в данной ситуации существенно осложняется;

3.2. система перекрестного владения акциями, когда основное общество, приобретая собственные акции через дочернее общество, в дальнейшем имеет возможность голосовать ими на общих собраниях акционеров, обеспечивая принятие необходимых решений – данная мера является действенным средством воспрепятствования тоталь­ной скупке акций у мелких акционеров, однако чревата опасностью перераспределения корпоратив­ного контроля над материнским обществом в пользу управляющих.

 Моделирование исхода враждебного поглощения компании

Система обеспечения экономической безо­пасности компании от корпоративных захватов конструируется с учетом специфики деятельности конкретного предприятия и прогнозируемого состава и вероятности наступления корпоративных угроз.

В первую очередь, в условиях начавшегося перехвата корпоративного контроля необходимо оценить ситуацию и попытаться прояснить следующие вопросы:

  • кто является заказчиком захвата;
  • каковы цели захвата (активы, недвижимость, бизнес, включение атакуемого предприятия в холдинг и т. д.);
  • кто выступает рейдером – послужной список и предпочитаемые методы осуществления корпоративного захвата;
  • каковы вероятные ресурсы рейдера и инициатора корпоративного захвата (финансовые, административные, организационные);
  • какова вероятная величина бюджета корпоративного захвата.

В зависимости от полноты и результатов ответа на данные вопросы можно смоделировать вероятный исход начавшегося корпоративного захвата и принять наиболее эффективные тактические решения.

Например, если в ходе оценки ситуации выяснилось, что рейдер планирует заработать на данном корпоративном захвате X ден. ед., а величина его бюджета, выделенного на достижение корпоративного захвата, составляет X – 2, предполагаемые затраты обороняющегося предприятия составят X – 1 с неизвестным результатом (λ), то учитывая находящееся на стороне рейдера преимущество «первого хода», вероятность как положительного, так и отрицательного исхода корпоративного захвата для обороняющейся стороны равнозначны. В этих условиях целесообразным будет тактическое решение на достижение договоренности с корпоративным захватчиком. Учитывая то, что в затяжном корпоративном конфликте не заинтересована ни одна из сторон, рейдер, как рациональный субъект экономического оборота, скорей всего, пойдет на сделку и, заработав чуть меньше (например, X – 1,5), но быстрее планируемого, продаст свои инструменты нападения (например, акции, приобретенную задолженность предприятия и т. п.). Если же к соглашению с агрессором прийти не удалось (например, по причине того, что захватчик оценивает вероятность положительного для себя исхода начавшегося захвата на уровне λ + 1), необходимо переходить к тактике активной обороны с использование всех предоставляемых правом возможностей по пресечению действий компании-агрессора.

Очевидно, что успех в защите свой собственности в ходе корпоративного конфликта во многом определяется правильно выбранной стратегией владельца. Выше мы описали наиболее типичные методы защиты, которые могут быть использованы в большинстве ситуаций неправового перехвата корпоративного контроля над предприятием. Возможно, они окажутся полезными для читателей данной статьи (хотя автор искренне надеется, что никто из читателей не окажется объектом действий со стороны рейдеров).

Важно, однако, понимать, что вероятность утраты собственности зависит также и от наличия «дыр» в законодательстве – по сути дела, именно на использовании их, на толковании в свою пользу неоднозначных положений закона и опираются корпоративные агрессоры. И первоочередной задачей государства должно стать устранение этих двусмысленностей в действующем законодательстве.

Литература

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 06.04.2011 г.) // Российская газета. 2002. № 137.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30.11.1994  № 51-ФЗ (ред. 06.04.2011 г.) // Российская газета. 1994. № 238-239.
  3. Об акционерных обществах: Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ (ред. от 28.12.2010 г.) // Российская газета.1995. № 248.
  4. О рынке ценных бумаг: Федеральный закон от 22.04.1996 № 39-ФЗ (ред. от 07.02.2011 г.) // Российская газета. 1996. № 79.
  5. Об утверждении Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров: Постановление ФКЦБ России от 31.05.2002 № 17/пс (ред. от 07.02.2003 г.) // Российская газета. 2002. № 130.
  6. О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процесс­суального кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09.12.2002 № 11 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. № 2.
  7. О практике рассмотрения арбитражными судами заявлений о принятии обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09.07.2003 № 11 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. № 9.
  8. Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07.07.2004 № 78 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2004. № 8.
  9. Обзор практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июля 2003 № 72 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. №9.
  10. Астахов П. А. Противодействие рейдерским захватам. М.: Эксмо, 2007.  239 с.
  11. Гололобов Д. В. Акционерное общество против акционера: противодействие корпоративному шантажу. М.: Юстицинформ, 2004. 312 с.
  12. Горбов В. В. Правовая защита акционерного общества от недружественного поглощения. Автореферат … канд. юрид. наук. М., 2004. 22 с.
  13. Гуреев В. А. Проблемы защиты прав и интересов акционеров в Российской Федерации. М.: Волтерс Клувер, 2007. 191 с.
  14. Гутин А.С. Корпоративный контроль в акционерных обществах и его правовые формы: Автореферат … канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. 21 с.
  15. Логинов Е. Л. Экономическая безопасность: Корпоративные захваты и поглощения. Агрессивные стратегии установления корпоратив­ного контроля: Системные проблемы экономической безопасности: Собр. соч. в 20 т. Т. 12. М.: Научтехлитиздат, 2007. 299 с.
  16. Метелев С. Е. Экономическая безопасность предприятия (правовая защита от недобросовестного перехвата корпоративного контроля). Омск: Типография ИП Долгов Р.Н., 2006. 120 с.
  17. Степанов Д. И. Корпоративные споры и реформа процессуального законодательства // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2004. № 2. С. 123-145.
  18. Федоров А. Ю. Рейдерство и корпоративный шантаж (организационно-правовые меры противодействия): Монография. М.: Волтерс Клувер, 2010. 480 с.
  19. Ettore Croci. The Market for partial corporate control in Europe: The evidence about corporate raiders. 2004 [электронный ресурс] // Режим доступа: URL:  http://www.eea-esem.com/papers/eea-sem/2004/185/ettore_croci_corp_raiders.pdf. (дата обращения

Bibliography

  1. Arbitrary Procedure Code of the RF: Federal Law dated 24.07.2002 № 95-FL (as amended 06.04.2011) // Rossiiskaya Gazeta. 2002. № 137.
  2. Civil Code of the RF (part one): Federal Law dated 30.11.1994  № 51-FL (as amended 06.04.2011) // Rossiiskaya Gazeta. 1994. № 238-239.
  3. On joint-stock companies: Federal Law dated 26.12.1995 № 208-FL (as amended 28.12.2010) // Rossiiskaya Gazeta. 1995. № 248.
  4. On bond market: Federal Law dated 22.04.1996 № 39-FL (as amended 07.02.2011) // Rossiiskaya Gazeta. 1996. № 79.
  5. On affirmation of the Statute concerning additory requirements to the order of preparation, convening and holding a general meeting of stockholders: Enactment of FCSM of Russia dated 31.05.2002 № 17/pc (as amended 07.02.2003) // Rossiiskaya Gazeta. 2002. № 130.
  6. On certain issues connected with implementation of Arbitrary Procedural Code of the RF: Decree of Plenary Assembly of the Higher Arbitrary Court of the RF dated 09.12.2002 № 11 // Vestnik of the RF Higher Arbitrary Court 2003. № 2.
  7. On practices of arbitrary courts considering claims on adoption of protective measures connected with prohibition to hold general meteengs of stockholders: Decree of Plenary Assembly of the Higher Arbitrary Court of the RF dated 09.07.2003 № 11 // Vestnik of the RF Higher Arbitrary Court 2003. № 9.
  8. Code of arbitrary courts’ application practice of preparatory protective measures: Information letter of the Presidium of the Higher Arbitrary Court of the RF dated 07.07.2004 № 78 // Vestnik of the RF Higher Arbitrary Court 2004. № 8.
  9. Code of arbitrary courts’ adoption practice of measures on security for claims on litigation connected with bonds circulation: Information letter of the Presidium of the Higher Arbitrary Court of the RF dated 24.07.2003 № 72 // Vestnik of the RF Higher Arbitrary Court 2003. № 9.
  10. Astakhov P.A. Counteraction to illegal takeover. M.: Ecsmo, 2007. 239 p.
  11. Gololobov D.V. Joint-stock company against a stockholder: counteraction to corporate extortion. M.: Yustitsinform, 2004. 312 p.
  12. Gorbov V.V. Legal protection of a joint-stock company against dissocial takeover. Abstract of Candidate’s thesis. M.: 2004. 22 p.
  13. Gureyev V.A. Problems connected with protection of rights and interests of stockholders in the RF. M.: Volters Kluver, 2007. 191 p. 
  14. Gutin A.S. Corporative control in joint-stock companies  and  its legal forms: Abstract of Candidate’s thesis. Krasnodar: Perm State University, 2005. 21 p.
  15. Loginov E.L. Economic security: Corporative seizure and takeover. Aggressive strategies of corporate control imposition: System-based problems of economic security: Sobr.soch. v 20 t. T. 12. M.: Nautchtekhlitizdat, 2007. 299 p.
  16. Metelev S.E. Economic security of a company (legal protection against unfair interception of corporate control). Omsk: Printing House of the sole owner Dolgov R.N., 2006. 120 p.
  17. Stepanov D.I. Corporative litigation and the reform of procedural legislation //  Vestnik of the RF Higher Arbitrary Court 2004. № 2. P. 123-145.
  18. Fyodorov A.Yu. Raiding and corporate extortion (organizational-legal measures of counteraction): Monograph. M.: Volters Kluver, 2010. 480 p.
  19. Ettore Croci. The Market for partial corporate control in Europe: The evidence about corporate raiders. 2004 [e-resource] // Access mode: URL: http://www.eea-esem.com/papers/eea-sem/2004/185/ettore_croci_corp_raiders.pdf. (accessed 17.09.2011

Balashov A.I.

Arrangement of protection against seizures as a component of economic security of a company

In the article the author analyses economic and legal content of the category “corporate seizure”. He considers algorithm of nonlegal interception of corporate control over joint-stock company through law abuse on part of a stockholder and using the gaps in the existing Russian legislation. The author reviews the main means of counteraction to corporate seizures and offers a model of probable outcome of antagonistic takeover of a company. Such model allows optimizing tactical decisions on its economic security provision. 

Key words: protection of property rightsinterception of corporate control in a jointstock companyeconomic security of business.
  • Менеджмент организации


Яндекс.Метрика