Организационно-правовые и финансовые основы демографической политики регионов Pоссии в сфере рождаемости

Шипунова О.В.

УДК 314.04
ББК 60.74(2)

Автором доказывается необходимость рационального сочетания общегосударственных и региональных мероприятий демографической политики в области рождаемости. В статье выделены признаки, цели, задачи региональной демографической политики в области рождаемости. Особое внимание уделено анализу опыта регионов России по формированию организационно-правовых и финансовых основ демографической политики в области рождаемости.

Ключевые слова: демографическая политикарегионализациярегиональные органы властитерриториальная дифференциация рождаемости.

Депопуляция в России происходит под двойным давлением сверхсмертности и низкого уровня рождаемости. В условиях сохранения массовой малодетности (1-2 детей в семье), каким бы низким ни был уровень смертности, естественная убыль населения будет неизбежна. В данном контексте наибольшую актуальность и сложность представляет воздействие со стороны общества и государства на рождаемость, т.е. процесс, в большей степени определяющий в настоящее время параметры естественного воспроизводства насе­ления.

Повышение уровня рождаемости - многогранная межотраслевая проблема, для решения которой необходимы объединение и координация действий федеральных и региональных органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, религиозных и благотворительных организаций.

Отсутствие четких отраслевых рамок демографической политики не позволяет провести однозначную границу компетенции и ответствен­ности между центральными и региональными уровнями власти. Условно можно выделить три подхода к решению проблемы соотношения региональной демографической политики, проводи­мой центральными органами власти, и демографической политики самих регионов:

  1. демографическая политика должна быть унифицированной (прежде всего, по своим средствам реализации) для всех регионов;
  2. демографическая политика должна быть регионализированной;
  3. демографическая политика должна строиться на рациональном сочетании общегосу­дарственных и региональных мероприятий.

Наиболее четко границу между теми, кто делает акцент на единой демографической политике в области рождаемости, и сторонниками ее регионализации можно провести на основании того, как тот или иной исследователь относится к вопросу о возможности регионализации экономических мер демографической политики, и особенно системы денежных пособий.

В историческом ракурсе можно отметить, что в 1960-е гг. акцент делается на общегосударст­венные мероприятия демографической политики, что было связано с господствующим в теории и практике управления централистским подходом. При этом не в полной мере учитывались территориальные различия, этнические особенности демографических процессов, структура и семейно-брачные отношения населения. Региональные демографические иссле­дования долгое время не поощрялись из-за идеологических установок на стирание граней между городом и деревней, выравнивание степени экономи­ческого развития различных территорий, формирова­ние единой общности страны. В силу этого многих важных региональных различий старались не замечать, игнорировать, проводя усредненную для всей страны социально- экономическую политику, что вызвало серьёзные диспропорции и негативные последствия в демографическом и социально-экономическом развитии регионов.

В 1970–1980 гг. относительно проведения дифференцированной в региональном разрезе демографической политики в области рождаемости мнения отечественных ученых варьировали от признания необходимости такой дифференциации в условиях многонационального государства (Б.Ц. Урланис. Т.В. Рябушкин, Л.Л. Рыбаковский) до полного ее отрицания (Е. Маневич).

Официально задача проводить демографи­ческую политику, полнее учитывающую особенности конкретных территорий, была сформулирована в «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1986–1990 и на период до 2000 года» [1, с. 273]. Данная инициатива нашла практическую реализацию в виде мер помощи семьям с детьми, которые вводились в течение трех лет, постепенно, начиная с восточных регионов страны. Это, кстати, придало демографической волне, возникшей во многом в результате подъема рождаемости, более плавный характер в целом для страны.

Собственно региональной политики, прово­дящейся на уровне регионов, не было, да и быть не могло в централизованном государстве.

В современной России противодействие тенденции ухудшения демографической ситуации, острым проявлениям депопуляции населения относится к совместной компетенции региональных и федеральных органов государственной власти [2, пункт 4.1]. Принятие в 2001 г. Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года послужило ориентиром для разработки планов улучшения демографической ситуации в отдельных территориях. А уже в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года необходимость дифференцированного подхода к разработке и реализации региональных демографических программ, направленных на улучшение демографии­ческой ситуации, учитывающих специфику каждого региона и согласованных с реализуемыми мероприятиями приоритетных национальных проектов в сфере образования, здравоохранения, жилищной политики и сельского хозяйства, является основополагающим принципом демографической политики [3]. С 2005 года региональные власти получили законодательно закрепленную возмож­ность самостоятельно определять характер мер социальной поддержки для ряда категорий населений, варьировать регламент, принципы и объем предоставления социальной помощи, что может проявляться и при реализации демографической политики [4, с. 115].

Эта переориентация, конечно, не может быть объяснена только изменением политической ситуации. Каждому демографическому пространству соответствует своя специфическая система целей и мероприятий демографической политики в области рождаемости. При этом параллельно происходит изменение социально-экономических функций самих регионов, рост и диверсификация потребностей населения, повышение значения территориальной производственной и социальной инфраструктуры, что повышает роль регионального управления, в том числе и в демографической сфере. Сегодня региональные органы власти призваны не только реализовывать демографическую политику в пределах подведомственных административно-терри­ториальных единиц, но и формировать собственную стратегию и тактику проведения демографических преобразований на этих территориях в рамках установленных полномочий и возможностей исполь­зования средств.

К признакам наличия внутренней демографической политики в области рождаемости в регионе можно отнести:

  1. территориальную определенность, то есть демографическая политика должна проводиться на уровне и в масштабах региона;
  2. четкое декларирование целей и задач демографической политики с учетом интересов и особенностей регионов;
  3. наличие соответствующих нормативно-правовых документов;
  4. наличие адекватной заявленным целями и задачам системы мероприятий;
  5. наличие соответствующих средств и сил (при возможных дота­циях из федерального центра), что повышает самостоятельность регионов в решении собственных проблем;
  6. интегрированность в общую федеральную демографиче­скую политикиу в области рождаемости и социально-экономическую политику региона [5, с. 172 ].

Очевидно, что в условиях депопуляции для подавляющего большинства регионов нашей страны цель демографической политики в области рождаемости одинакова и заключается в повышении рождаемости до уровня, обеспечивающего простое либо расширенное воспроизводство населения региона и удовлетворение общественно-необходи­мых потребностей в определенной численности трудовых ресурсов на перспективу. Однако количественные характеристики данной цели индивидуальны и вытекают из основных параметров демографического развития субъекта (как правило, речь идет об увеличении суммарного коэффициента рождаемости в 1,5-2 раза от уровня, достигнутого на момент принятия соответствующего нормативного документа, определяющего правовое поле реализации демографической политики (например, Тульская, Ростовская области и др.), что совпадает с целями федеральной демографической политики в области рождаемости. Либо задается конкретное числовое значение общего или суммарного коэффициента рождаемости ― например, в Калужской области (1,8 ребенка в среднем на одну женщину), Липецкой области (2,4 - 2,5 рожденных детей в среднем на одну супружескую пару), Магаданской области (11,4-11,6 ‰). В республике Карелия посредством реализации демографической политики в области рождаемости планируется рост рождаемости на 16,7 %. Для таких субъектов, как Республика Адыгея, Кабардино-Балкарская Респуб­лика, Ханты-Мансийисий автономный округ, коли­чественно выраженных целей в области повышения рождаемости нет. Автором был проведен анализ концептуальных, программных документов, иных нормативно-правовых актов соответствующих субъектов Российской Федерации, материалов Всероссийской научно-практической конференции «Опыт реализации национальных проектов и демографической политики» (Пенза, 2007), научно-практической конференции «Демографические перспективы России и задачи демографической политики» (Москва, 6-8 апреля 2010), Четвертой научно-практической конференции «Теория и практика управления в социально-экономических системах» (Челябинск, 10 марта 2010), Всероссийской научно-практической конференции «Демографическая ситуация: региональный аспект» (Саранск, 15-16 декабря 2000).

Говоря о задачах демографической политики в области рождаемости, важно отметить, что, независимо от целей демографического развития конкретных территорий, для регионального уровня управления специфическими являются следующие:

  1. определение вариаций рождаемости в сравнении с другими территориями страны;
  2. определение главных факторов террито­риальной дифференциации рождаемости (в том числе, внутрисистемных характеристик населения, непосредственно влияющих на рождаемость (полово­зрастная, брачно-семейная структура населения), социально-экономических факторов (уровень урбанизации, образовательная и профессиональная структура общества, уровень доходов населения и т.д.), этнических и конфессиональных факторов, влияние уже реализуемых на территории региона мер демографической политики);
  3. оценка силы влияния на рождаемость в регионе тех или иных факторов;
  4. принятие определенного комплекса мер именно на уровне региональных органов управления [6, с. 268-269].

Комплексный стратегический подход к решению регионами задач демографической поли­тики, направленных на повышение рождаемости, находит свое отражение, прежде всего, в:

  • концептуальных документах (г. Москва, Республика Саха (Якутия), Республика Адыгея, Кабардино-Балкарская республика, Оренбургская, Ростовская, Калужская, Тульская, Магаданская, Тамбовская, Владимирская области, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, Пермский край и др.) и планах их реализации;
  • программных документах (Калининградская, Белгородская, Липецкая, Омская, Ульяновская, Московская, Мурманская области, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, Ставропольский, Краснодарский края и др.).

В ряде регионов, например, Астраханская, Московская, Мурманская, Тульская области, Респуб­лика Карелия и др., действуют планы мероприятий по реализации Концепции демографической поли­тики Российской Федерации на период до 2025 года.

Решение проблемы низкой рождаемости программно-целевым методом объясняется необходимостью координации действий всех уровней власти, направленных на оздоровление демографической ситуации, концентрации средств из различных источников на реализацию приоритетных направлений, своевременного реагирования на демографические тенденции текущего периода. Преимущество же региональных концепций (программ, планов) демографической политики, предусматривающих, в частности, влияние на рождаемость, в том, что они дополняют общегосударственную демографическую политику с учетом специфики демографической ситуации в различных административных единицах страны [7]. Следовательно, региональные демографические программы (планы) должны удовлетворять следующим критериям:

  • предусматривать региональную дифферен­циацию при реализации государственных мер демографической политики, исходя из специфики каждого региона;
  • обеспечивать разработку и реализацию дополнительных мер, расширяющих помощь семьям и усиливающих их социальную защиту;
  • координировать, насколько это возможно, реализацию демографических программ с программами в области занятости, экологии и др.

В целом, анализ нормативно-правовой базы как на федеральном, так и на региональном уровне позволяет сделать вывод, что законодательные акты, регулирующие демографическое развитие (или оказывающие на него прямое воздействие), не приведены еще в единую систему. В Федеральном законе от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (предста­вительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» прописаны общие полномочия федерального и регионального уровней власти. Однако они не конкретизированы для целей демографической политики. Возникают сложности определения полномочий, обязанностей (и что не менее важно ― финансирования) в сфере демографической политики на разных уровнях управления, пока не налажена четкая система взаимодействий как в области целей политики, так и в области направлений и мер [8, с. 35].

В связи с вышесказанным на современном этапе социально-экономического развития нашей страны возрастает научная и практическая значимость разработки основ не только правового, но организационного и финансового обеспечения демографической политики в области рождаемости, реализуемой на разных уровнях управления, определение средств, рычагов, методов воздействия, органов, призванных осуществлять эту политику.

Опыт работы субъектов Российской Федерации показал, что практически в каждом из них обеспечено не только собственное нормативное регулирование, но и существуют структуры, призванные по своим функциям и задачам обеспечивать межведомственное взаимодействие и координацию действий всех акторов, задействован­ных в реализации демографической политики в области рождаемости.

На региональном уровне демографическая сфера выступает объектом управления для всех государственных органов власти, имеющих социальную направленность (министерств и государственных комитетов, ведающих вопросами социальной защиты, образования, культуры и межнациональных отношений, здравоохранения, физической культуры и спорта, труда и др.).  При этом, как правило, организационная структура более низкого территориального (в данном случае регионального) уровня дублирует порядок распределения полномочий между конкретными управленческими единицами более высокого (федерального) уровня.

Для большинства субъектов России организационный каркас демографической политики представлен структурными единицами, занима­ющимися соответствующими вопросами, но не обладающими самостоятельным статусом в рамках профильных министерств и ведомств (Управление социальной защиты материнства и детства и семейно-демографической политики при Комитете по социальной политике Санкт-Петербурга; Отдел демографической политики и трудовых ресурсов при Департаменте труда и социального развития Воронежской области; Управление демографической и семейной политики при Министерстве социального развития Новосибирской области; Департамент семейной и молодежной политики Правительства Москвы; Управление по социальной поддержке населения, делам семьи, материнства и детства при администрации г. Ижевска и т.д.).

На наш взгляд, основной недостаток работы данной системы заключается в том, что для указанных государственных органов исполнение демографической функции не является основным направлением деятельности [9, с. 34]. Зачастую действия субъектов управления разобщены и противоречивы, что существенно затрудняет процедуру выработки эффективных рекомендаций и решений, не позволяет определить результативность деятельности конкретного государственного органа в демографической сфере.

Совершенствование механизма государст­венного регулирования региональных демографии­ческих процессов может состоять в создании единого организационно-экономического органа – Совета по реализации демографической политики. На практике уже ряд регионов приняли решение о создании подобного органа, например, Челябинская область, Республика Мордовия, Кировская область, Липецкая область и др. 

Одновременно обращает на себя внимание тот факт, что зачастую на региональном уровне отсутствует какое-либо научное обоснование выбора дополнительных мер, реализуемых в дополнение к общегосударственным мероприятиям. Кроме того, практически не разработан механизм оценки эффек­тивности реализуемой демографической политики. Субъекты федерации (и муниципальные образования), как правило, не имеют соответствующего научного и кадрового потенциала для ведения этой работы. Подготовка кадров ― актуальная задача, без решения которой реализация демографических программ, их мониторинг и корректировка невозможны [8, с. 39].

При всей важности нормативно-правого, организационного, кадрового обеспечения без серьезных экономических затрат демографическая политика в области рождаемости будет носить скорее декларативный характер. Следовательно, необходимо четкое, установленное в законодательном порядке разграничение предметов ведения и расходных полномочий в проведении демографической политики между уровнями государственной власти с одновременным обеспечением их соответствующими доходными источниками (т.е. финансовые обязательства должны автоматически закрепляться за соответствующим бюджетами и полностью финансироваться либо за счет их собственных доходов, либо в форме прямой финансовой помощи бюджетам более низких уровней [10]).

При анализе структуры расходов на мероприятия демографической политики в области рождаемости на территории регионов нужно иметь в виду, что их финансирование осуществляется за счет средств бюджетов разных уровней и внебюджетных фондов. Можно выделить: а) мероприятия, установ­ленные федеральным законодательством и отно­сящиеся к расходным обязательствам России; б) меры, предусмотренные на федеральном уровне, но регулируемые и финансируемые субъектами Федерации; в) мероприятия, установленные, регули­руемые и финансируемые только  регионами.

В целом в рамках федерального бюджета расходы на реализацию демографической политики включены в укрупненную статью «расходы на социально-культурные мероприятия», в которую также входят расходы на социальную политику, здравоохранение и физическую культуру, образова­ние, культуру, искусство и кинематографию, СМИ.

Пособия по беременности и родам, единовременные пособия женщинам, вставшим на учет в медицинских учреждениях в ранние сроки беременности, единовременные пособия при рождении ребенка, ежемесячные пособия по уходу за ребенком выплачиваются за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации (далее – ФСС). Аналогичные выплаты женщинам, проходящим военную службу, женщинам, обучающимся по очной форме обучения в образовательных учреждениях, производятся за счет средств федерального бюджета.

За счет средств федерального бюджета также финансируются ежемесячные пособия по уходу за ребенком лицам, фактически осуществляющим уход за ребенком и не подлежащим обязательному социальному страхованию [11, ст. 3, 4]; материнский капитал; субсидии бюджетам субъектов Российской Федерации на выплату компенсации части родительской платы за содержание ребенка в государственных и муниципальных образовательных учреждениях осуществляются за счет средств федерального бюджета [12].

Из ресурсов ФСС финансируется оплата услуг государственным и муниципальным учрежде­ниям здравоохранения по медицинской помощи, оказанной женщинам в период беременности и родов (родовые сертификаты) [13].

Выплаты ежемесячного пособия на ребенка производятся за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации. Учитывая что размер, порядок назначения, индексации и выплаты данного вида пособий устанавливаются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации [14, ст. 2, 3, 16], есть основания полагать, что различия между регионами в уровне поддержки семей с детьми могут нарастать. При этом около 40 регионов страны сегодня имеют размер ежемесячного пособия от 70 до 120 рублей. Фактически эти регионы выплату данного пособия производят только за счет федеральных средств, поступающих в  виде субсидии, не добавляя своих [15].

Особый интерес представляет опыт регионов по реализации мероприятий, не предусмотренных федеральным законодательством. Такие региональ­ные меры демографической политики в области рождаемости условно можно разделить на две группы: финансовое усиление федеральных мер по инициативе и за счет регионов; оригинальные меры, применяющиеся лишь на той или иной территории.

Одной из наиболее важных мер социально-экономического характера, направленной на повышение рождаемости, является содействие семьям в улучшении жилищных условий. В частности, в регионах распространена практика списания части долга (погашение кредита) молодой семьи при рождении детей, которое осуществляется разными способами: в размере стоимости определенного числа квадратных метров (например, Омская, Липецкая, Самарская, Курганская области), в процентах от средней стоимости жилья (Чувашская Республика, Омская, Иркутская, Московская области, Алтайский край), в виде фиксированной суммы (Ямало-Ненецкий автономный округ, Белгородская область). В некоторых регионах размер списания долга зависит от очередности рождения ребенка (например, республики Башкортостан, Мордовия, Саха (Якутия) и Удмуртская, а также Калужская, Рязанская, Сахалинская области, Москва).

В значительной части субъектов Российской Федерации выплачиваются дополнительные едино­временные пособия при рождении детей, ежеме­сячные пособия на детей в возрасте от 1,5 до 3 лет. При этом, как правило, размер пособия увеличивается в зависимости от очередности рождения ребенка, что имеет определенное стимулирующее влияние. Кроме того, в ряде регионов многодетным и (или) малоимущим семьям выплачивается более высокое ежемесячное пособие на несовершеннолетних детей (например, республики Башкортостан, Бурятия, Карелия и Мордовия, Калужская, Липецкая, Мурманская, Омская, Орловская, Саратовская, Свердловская и Ярославская области). В некоторых субъектах федерации, как, например, в столичном регионе, Пензенской области, органы власти предпринимают попытки оказывать влияние не только на число детей в семье, но и на сроки их появления путем выплаты дополнительных пособий при появлении ребенка в первые 1-3 года супружеской жизни.

Повсеместно в регионах установлены льготы на содержание детей в детских дошкольных учреждения (от 20 % до 100 % родительских расходов на содержание ребенка в зависимости от детности, статуса, уровня обеспеченности семьи). Показателен опыт Камчатского края, Калинин­градской области, Республики Саха (Якутия) по внедрению вариативных форм дошкольного образования  (группы кратковременного пребывания, домашние детские сады, центры для неорганизованных детей, гувернерство). Широкое распространение получили мероприятия по организации профессионального обучения безработ­ных женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет. Активно внедряются образовательные, досуговые мероприятия просемейной направленности (создание «Клубов молодых семей», «Школ материнства» и др., проведение тематических праздников и т.д.). В ряде субъектов на официальном сайте администрации региона организована работа раздела, посвящённого проблемам демографии.

На сегодняшний день возможности консолидированных бюджетов регионов России финансировать мероприятия демографической политики резко дифференцированы и определяются уровнем бюджетной обеспеченности. В условиях сохранения пережитков «бюджетной вертикали» преимущества децентрализации функций проведения демографической политики - учет региональных и местных особенностей, запросов населения, взаимосвязь между уровнем налогообложения и количеством и качеством бюджетных услуг - оборачиваются ограниченным и неравномерным финансированием социальных расходов, отсутствием инвестиционной составляющей в расходах на социально-демографическую сферу, финансирова­нием текущих расходов за счет привлечения заемных средств, что означает фактическое удорожание издержек функционирования региональных и муни­ципальных органов власти [16]. Таким образом, население, проживающее в разных регионах, объек­тивно имеет неравноценный доступ к социальным трансфертам.

Но помимо объективных факторов, влияю­щих на дифференциацию мер, реализуемых за счет региональных бюджетов, немаловажное значение имеют и субъективные факторы. Неблагополучие или бедность регионов часто играют решающую роль в усилении федеральных мер. Большинство субъектов Российской Федерации сталкивается с невозможностью обеспечения равного доступа к инфраструктурам для всего подведомственного населения (особенно к инфраструктурам развития). Но многое зависит и от понимания администрацией конкретных регионов сложности демографической ситуации. И поэтому часто даже  в небогатых  областях проводится более затратная, по сравнению с богатыми регионами, демографическая политика [17, с. 130].

На наш взгляд, за федеральным уровнем целесообразно оставить финансирование только таких пособий и мер поддержки семьи, которые образуют систему собственно минимальных социальных гарантий. Эти меры должны быть дополнены и расширены на региональном уровне за счет средств регионов и привлечения социально ответственного бизнеса. Финансирование из ре­гионального и муниципального бюджетов должно стать важнейшим источником средств, сосредото­чиваться на решении специфических проблем в конкретных территориальных образованиях. Нужно идти не от остаточных возможностей региональных и муниципальных бюджетов, а от обоснованных затрат, необходимых для достижения поставленных целей. Это обеспечит не только самостоятельность бюджетов, но и активизирует их роль в проведении государственной демографической политики, даст возможность субъектам РФ без вмешательства центра формировать свои бюджеты и составлять прогнозы социально-демографического развития на перспективу [18].

Проведенный анализ показал, что во многих субъектах Российской Федерации в той или иной форме проводится демографическая политика, направленная на повышение рождаемости. При расширении самостоятельности регионов склады­вается территориальный опыт, сочетающий общее и единичное – всероссийский подход к решению проблем и особенности, возможности, специфику регионов. При этом координация действий в этой сфере происходит из центра. Полностью предоставить субъектам федерации проведение демографической политики в области рождаемости нецелесообразно. Таким образом, можно сделать вывод, что в современной России реализуется подход к реализации демографической политики, основанный на сочетании общегосударственных и региональных мероприятий. С одной стороны, обеспечиваются единые принципы, направления и внутренняя структура мероприятий демографической политики в области рождаемости в целом, а с другой - укрепляются и совершенствуются региональные направления.

Литература

  1. Материалы XXVII съезда КПСС. М.: Политиздат, 1986. 320 с.
  2. Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 03.06.1996 № 803  // Собрание законодательства РФ. 1996. № 23. Ст. 2756.
  3. Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года: Указ Президента Российской Федерации от 09.10.2007 № 1351  // Собрание законодательства РФ. 2007. №42. Ст. 5009.
  4. Горина Е.А. Расходы на социальную политику в регионах РФ с различной бюджетной обеспеченностью: возможности и приоритеты // SPERO. 2009. № 11.
  5. Демографический фактор в социально- экономическом развитии региона (на примере Пермской области) / под ред. д.э.н., проф. В.А.Ионцева. М.: ТЭИС, 2004. 256 с.
  6. Слоботчиков О.Н. О структуре демографической политики государства // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 7.
  7. Белова В.А. Региональная демографическая политика и задачи географии [электронный ресурс] // Режим доступа: URL:   http://www.eduhmao.ru/var/db/files/3457.polytika.pdf (дата обращения 03.08.2011)
  8. Зверева, Н.В. Проблемы разработки региональных демографических программ // Демографическая и семейная политика: Сборник статей / Под ред. Елизарова В.В., Джанаевой Н.Г. Экономический факультет МГУ им.М.В. Ломоносова. М.: МАКС Пресс, 2008. («Демографические исследования», Вып. 15). 192 с.
  9. Африкантова К.П. Структуры региональной системы органов власти в сфере защиты детей-сирот (на примере субъектов Приволжского федерального округа) // Российские регионы: проблемы развития и управления, всерос. науч-практ. конф. (Волгоград, 2010). Всероссийская научно-практическая конференция, 29 января 2010 г.; [материалы]. Волгоград-М.: ООО «Глобус», 2010. 220 с.
  10. Христенко В. Реформа межбюджетных отношений: новые задачи. [электронный ресурс] // Режим доступа URL: http://www.budgetrf.ru/Pub­lications/Magazines/Ve/2000/2000-8hristenko/2000-8hristenko000.htm  (дата обращения 03.08.2011)
  11. О государственных пособиях гражданам, имеющим детей: Федеральный закон от 13.05.1995 № 81-ФЗ (в ред. от 07.03.2011) // Российская газета. 2011. 11 марта.
  12. О порядке и условиях предоставления в 2007 году финансовой помощи из федерального бюджета в виде субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации на выплату компенсации части родительской платы за содержание ребенка в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, реализующих основную общеобразова­тельную программу дошкольного образования (вместе с «Методикой распределения между субъектами Российской Федерации финансовой помощи из федерального бюджета в виде субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации на выплату компенсации части родительской платы за содержание ребенка в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, реализующих основную общеобразовательную программу дошкольного образования»): Постанов­ление Правительства Российской Федерации от 30.12.2006 №846 (в ред. от 19.05.2007) // Российская газета. 2007. 26 мая.
  13. О родовом сертификате (вместе с «Инструкцией по заполнению родового сертификата», «Порядком обеспечения родовыми сертификатами государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, их учета и хранения»): Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 28.11.2005 № 701 (в ред. от 08.05.2009) //  Российская газета. 2009. 17 июня.
  14. О государственных пособиях гражданам, имеющим детей: Федеральный закон от 19.05.1995 № 81-ФЗ (в ред. от 07.03.2011) // Российская газета. 2011. 11 марта.
  15. Глобальный демографический кризис: семья, дети и будущее человечества [электронный ресурс] // Режим доступа URL: http://rian.ru/press_video/20110526/380497239.html (дата обращения 03.08.2011)
  16. Римашевская Н. Реформирование социальной сферы России: проблемы, поиски решения [электронный ресурс] // Режим доступа URL: http://www.socpoliti­ka.ru/rus/social_policy_research/discussion/document372.shtml (дата обращения 03.08.2011)
  17. Архангельский, В.Н., Зверева, Н.В. Теоретические основы мониторинга региональной социально-демографической политики. М.: МАКС Пресс, 2009. 220 с.
  18. Печерская М.В. Местные налоги: экономическая сущность, необходимость и проблемы взимания [электронный ресурс] // Режим доступа URL: http://conf.bstu.ru (дата обращения 03.08.2011)

Bibliography

  1. Records of the XXVII CPSS congress. М.: Politizdat, 1986. 320 p.
  2. On basic regulations of the regional policy in the Russian Federation: the Order of the President of the Russian Federation of 03.06.1996 № 803  // A collection of the RF legislation. 1996. № 23. Cl. 2756.
  3. On approving the Concept of demographic policy of the Russian Federation for the period to 2025: the Order of the President of the Russian Federation of 09.10.2007 № 1351  // A collection of the RF legislation.  2007. №42. Cl. 5009.
  4. Gorina Е.А. Expenses on social policy in the RF regions with different budget capacity: opportunities and priorities // SPERO. 2009. № 11.
  5. Demographic factor in the social-economic development of the region (exemplified by Perm region) / edited by Doctor of Economics, Professor V.A. Iontsev. М.: TEIS, 2004. 256 p.
  6. Slabotchikov О.N. On the structure of the state demographic policy. // Socialno-gumanitarnye znaniya. 2001. № 7.
  7. Belova V.A. Regional demographic policy and geography tasks [e-resource] // Access mode: URL:   http://www.eduhmao.ru/var/db/files/3457.polytika.pdf (accessed   03.08.2011)
  8. Zvereva  N.V.  The problems of regional demographic  program development // Demographic and family policy: collected works/ Edited by Elizarov V.V., Dzhanayeva N.G.  Faculty of Economics,  Lomonosov Moscow State University М.: МАКS Press, 2008. (“Demograficheskie issledovaniya”, Issue. 15). 192 p.
  9. Africantova  К.P. The structures of the regional system of authorities in the field of orphaned children (exemplified by the subjects of the Privolzhskyi Federal District) // The Russian regions: development and management problems, the All-Russian scientific-practical conference. (Volgograd, 2010). All-Russian scientific-practical conference, January 29, 2010; [materials].   Volgograd-М.: “Globus” LLC, 2010. 220 p.
  10. Khristenko V. The reform of the inter-budgetary relations: new challenges. [e-resource] // Access mode URL: http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/Ve/2000/2000-8hristenko/2000-8hristenko000.htm  (accessed 03.08.2011)
  11. Concerning state benefits to citizens with children: Federal law of 13.05.1995 № 81-FL (edited 07.03.2011) // Rossiiskaya Gazeta. 2011. 11 March.
  12. Concerning procedure and conditions of providing in 2007 financial support from the Federal budget in the form of subsidies to the budgets of the RF subjects  to pay the compensation of the part of the child allowance for keeping children in state and municipal educational establishments implementing  the basic pre-school general education curriculum” (alongside with  “Methods of distributing financial support from the Federal budget among the RF subjects  to pay the compensation of the part of the child allowance for keeping children in state and municipal educational establishments implementing  the basic pre-school general education curriculum”): the RF Government Regulation of 30.12.2006 №846 (edited19.05.2007) // Rossiiskaya gazeta. 2007. May 26.
  13. “Concerning maternity certificate “  (along with “Instructions on filling the maternity certificate”, “Procedures of providing maternity certificates to state and municipal health protection institutions, their registration  and storage”): Order of the Healthcare and Social Development of the Russian Federation of 28.11.2005 № 701 (edited 08.05.2009) // Rossiiskaya gazeta. 2009. June 17.
  14. Concerning state benefits to people with children: Federal law of 19.05.1995 № 81-FL (edited 07.03.2011) // Rossiiskaya gazeta. 2011. March 11.
  15. The global demographic crisis: family, children and the future of the mankind [e-resource] // Access mode URL: http://rian.ru/press_video/20110526/380497239.html (accessed 03.08.2011)
  16. Rimashevskaya N. Reforming social sector in Russia: problems, searching for solutions [e-resource] // Access mode: http://www.socpolitika.ru/rus/social_policy_research/discussion/document372.shtml (accessed 03.08.2011)
  17. Arkhangelskyi, V.N., Zvereva N.V. Theoretical framework of monitoring the local sociodemographic policy. М.: МАКS Press, 2009. 220 p.
  18. Pechyorskaya M.V. Local taxes: economic essence, urgency and problems of levying. [e-resource] // Access mode URL: http://conf.bstu.ru (accessed 03.08.2011)

Shipunova O.V.

Organizational-legal and financial foundations of the demographic policy in the field of birth rate in the Russia regions

The author justifies the need of a rational combination of the nationwide and regional demographic policy measures in the field of birth rate. The article highlights the features, aim and goals of the regional demographic policy in the field of birth rate. Special emphasis is given to the analysis of experience of the RF regions in developing organizational-legal and financial foundations of the demographic policy in the field of birth rate.

Key words: demographic policyregionalizationregional authoritiesterritorial differentiation of birth rate.
  • Демографическая политика и проблемы воспроизводства населения


Яндекс.Метрика