Институционально-эволюционный подход к исследованию развития национально-экономической системы

Головко М.В.

УДК 33
ББК 65.9(2)

В статье автор рассматривает основные теоретико-методологические подходы к исследованию развития национально-экономической системы общества с позиций системного, эволюционного и институционального подходов, рассматривает эффекты совокупности институтов, оказывающие воздействие на развитие национально-экономической системы.

Ключевые слова: институционализмнационально-экономическая системасистемный подходэволюционный подход.

Сложность и многообразие современных проблем развития общества предопределяют повышенный научный интерес к выбору средств, методов и механизмов их познания и преодоления. Активно участвуя в решении практических задач, российские ученые приходят к выводу о зависимости неэффективности современной экономической политики от дефектов теоретических конструкций, ее определяющих, отмечая необходимость обращения к передовым направлениям мировой экономической науки. В связи с этим, несмотря на многочисленные дискуссии относительно конкуренции теорий за статус «мейнстрима», все большее число исследователей приходят к выводу о методологи­ческой конструктивности интеграции научных достижений в различных областях знания и привлечения новаторских результатов невостре­бованных ранее экономических исследований прошлого [1].

Сегодня ортодоксальная неоклассика постепенно уступает место сложному конгломерату научных теорий, призванных максимально полно охватить динамические процессы в экономической системе с тем, чтобы адаптировать экономическую политику реальным потребностям и проблемам развития национального государства. Приходит осознание невозможности отрицания сложности экономической сферы, предопределяющей необходи­мость применения множества разнообразных, но когерентных методов. В частности, заимствование Дарвиным Ч. при разработке им теории происхождения видов некоторых идей Смита А. и Мальтуса Т., а затем разработка современными экономистами на основе полученных генетиком результатов концепции экономического «естествен­ного отбора», позволяющей отследить развитие новых хозяйствующих субъектов (или институтов) за счет вытеснения из экономического пространства других хозяйствующих субъектов (или институтов) [2], считаются учеными вполне естественным при исследовании различных аспектов одного объекта.

Развитие национально-экономической сис­темы протекает в тесной взаимосвязи «природа-человек-общество», что делает объективным привлечение достижений философии, экономической теории, социологии, генетики, экологии и других наук. Пересечение научных интересов представи­телей указанных наук представляется возможным при использовании институционально-эволюцион­ного подхода к исследованию социально-экономических процессов, опирающегося на принципы наследственности, изменчивости и естественного отбора. Национальная экономика при этом рассматривается как открытая эволюциони­рующая самоорганизующаяся система. Систем­ностью экономической сферы предопределена методологическая основа ее анализа, в рамках которой интегрируются системно-синергетические и естественнонаучные подходы, позволяющие моделировать механизмы самоорганизации, организации и трансформации сложных систем [3].

Многоаспектный характер общества и экономики предопределяет использование методов, отвечающих указанной специфике объекта исследования. Наибольшее распространение среди методов, обладающих свойством междисциплинар­ности, получил системный метод. Способствуя теоретическому обоснованию траектории научного исследования, обусловленного пониманием онто­логии объекта, он выступает как «системный подход».

Методологическое значение системного подхода для целей исследования социально-экономических явлений сложно переоценить, поскольку он предполагает рассмотрение природных и социальных процессов во взаимодействии и взаимовлиянии, воспроизводящих целостность национально-экономической системы. За декомпози­цией системы на элементы (минимальные, далее неделимые компоненты [4]), исследованием их совокупностей и динамики на всех уровнях (от нано- до мега), следует интеграция сделанных выводов для получения информации о состоянии объекта в целом.

Однако именно в силу универсальности, требующей соблюдения принципа изоморфизма, позволяющего формировать понятийный аппарат высокого уровня абстракции, системный подход в исследовании общественных явлений и процессов, базирующийся на теории множеств, не может быть достаточным для решения конкретных проблем. По мнению Могилевского В., «чем  выше уровень абстракции, тем дальше путь до решения конкретных задач, требующих определенности как в постановке, так и в результатах» [5]. Таким образом, использование исключительно системного подхода к исследованию социально-экономических систем, характеризующихся сложностью и многообразием, не является достаточным. В то же время, определяемый им алгоритм познания объектов представляется наиболее удобным и эффективным с точки зрения выявления зависимостей и взаимосвязей между элементами системы. В свою очередь, согласно диалектике научного знания, возникают новые направления исследований, объектом исследования которых являются отдельные элементы или этапы развития национально-экономической системы: индивиды и их потребности, институты и другие эндогенные факторы, а также их взаимовлияние с эволюционными процессами в экономике. Так, сегодня активное развитие получили эволюционная экономика (Уинтер С., Нельсон Р.), экономическая генетика и наноэкономика (Болдинг К., Иншаков О.). Особую роль продолжает играть институциональный подход к исследованию социально-экономических процессов.

Методологическим фундаментом перечис­ленных «аспектных» теорий, объектом которых выступают одни и те же системы, но структурированные по различным критериям, являются тектология (Богданов А.), общая теория систем (Берталанфи Л. фон), кибернетика (Винер Н.). В рамках указанных наук определяются общие принципы и механизмы возникновения, организации, дезорганизации, управления и совершенствования системы, что позволяет проводить анализ эволюции ее элементов с точки зрения влияния на состояние системы в целом. Так, в частности, значение теоретического описания взаимодействия институтов основано на том, что функционирование национально-экономической системы определяется совокупностью формальных правил, неформальных нор и механизмов, которые их закрепляют. В связи с этим, предметом институционального подхода является публичная система правил, закрепляющих должность и положение с соответствующими правами и обязанностями, властью и неприкосновенностью, специфицирующих  опреде­ленные формы действий в качестве разрешенных, а другие в качестве запрещенных, на основе чего функционирует механизм принуждения (насилия) [6]. Для целей эволюционного похода динамика институтов национальной экономики отслеживается для выявления их взаимодействия и взаимоадаптации с остальными элементами (индивидом и другими эндогенными факторами) национально-экономи­ческой системы.

В результате синтеза институционального и эволюционного подходов может сформироваться высокоинформативная методологическая основа государственной экономической политики, призванной обеспечивать максимально возможное устойчивое и синхронное развитие всех элементов национально-экономической системы.

Для того чтобы понять, что есть экономика как система, как определяются ее элементы, какие этапы и под воздействием каких факторов она проходит в своей эволюции, необходимо обратиться к понятийному аппарату теории систем. На сегодняшний день единого толкования системы не существует, что, однако, не затрудняет правильного представления о ней как «совокупности частей и элементов, связанных между собой организационно» [7]. Следует отметить, что это является достаточно распространенной точкой зрения. В частности, Радченко А. разделяя мнение Блауберга И., Садовского В., Юдина Э., отмечает, что «к системам следует относить только организованные совокупности» [8]. Особенностью этих совокуп­ностей является то, что динамическое поведение их элементов предполагает продолжающееся воздействие системы даже после выхода из ее структуры. В противном случае эта совокупность лишена системного характера [9].

Отметим, что формулировка понятия  «экономическая система» зависит от принятого исследователем уровня абстракции. Так, Ерохина Е., с мнением которой следует согласиться, анализируя различные подходы к трактовке экономических систем как совокупности экономических субъектов, как к упорядоченной системе связи между производителями и потребителями материальных и нематериальных благ, как взаимосвязи и взаимозависимости видов труда на основе критерия экономики времени, как системе производства, распределения, обмена и потребления, как совокупности экономических процессов, которые связаны с распределением ограниченных ресурсов (неоклассика), выводит свое определение экономической системы. Суть его в том, что она представляет собой совокупность «ресурсов и экономических субъектов, взаимосвязанных и взаимодействующих между собой в сфере производства, распределения, обмена и потребления, образующих единое целое» [10].

Достаточно актуальным и важным является вопрос об определении первичного (неделимого) элемента системы, что позволяет выявить основную цель системы и мотивы ее эволюции. Наиболее распространенной и, на наш взгляд верной, является позиция исследователей, выделяющих в качестве неделимого элемента системы индивида с его потребностями [11], но во всей совокупности своих социальных связей и отношений, позволяющих ему реализовать себя [12]. Действительно, говорить о рациональности использования ресурсов, эффектив­ности институциональной структуры экономики, форм взаимодействия элементов внутри системы можно только сквозь призму целесообразной человеческой деятельности, что будет обосновано далее.

За определением первичного элемента системы, в зависимости от критерия его группировки, выбираемого исходя из иссле­довательских целей, следует декомпозиция системы. Это отвечает требованиям системного подхода, ориентированного «на анализ целостных интегративных свойств объекта и выявление его связей и структуры» [13]. Так, структура национально-экономической системы может быть отраслевой, территориальной, уровневой, субъект­ной, объектной, секторной, сегментной, а также производной от перечисленных видов. Указанные части системы, вне зависимости от критериев стратификации народного хозяйства, должны также рассматриваться как большие и сложные системы (подсистемы более общей системы), взаимодейству­ющие друг с другом компоненты, в результате чего у системы возникают новые свойства и качества, несводимые к простой совокупности ее частей. Подсистемы представляют собой обособленные части системы, выделяемые по какому-либо основанию (признаку), обладающие собственной целью, которая носит подчиненный цели системы характер. Причем особое значение приобретает исследование динамики функционирования эле­ментов системы, в результате которого не только проявляются, но и изменяются свойства системы, отражающие ее внутренний потенциал и результаты взаимодействия с внешней средой. Условия и ресурсы внешней среды также эволюционируют, оказывая воздействие на систему и реагируя на ее развитие.

Методологическим преимуществом систем­ного подхода является возможность сочетания анализа взаимообусловленных количественных и качественных свойств объекта. Так, согласно общей теории систем, при накоплении количественных изменений происходит диалектический скачок, преобразующий качественное состояние элементов системы [14]. Аналогично изменение качественных характеристик приведет к росту количественных параметров. Это, в свою очередь, является одним из вопросов экономической генетики, в частности, при инновационных изменениях в технологии становится возможным выпуск большего объема продукта.

Аккумуляция новых свойств на отдельном участке системы, приводящая к качественно отличному поведению элемента при количественном изменении его параметров, являет собой бифуркацию [15], которую в обыденном понимании можно сравнить с состоянием кризиса. По мере достижения указанного состояния система претерпевает определенные изменения, могущие привести к различным результатам (состояниям) – от незначительных трансформаций до создания новой системы. Это является проявлением функциональ­ности системы как такого отношения части к целому, при котором само существование или какой-либо вид проявления части обеспечивает существование или какую-либо форму проявления целого. Характерно, что справедливо и обратное утверждение.

Учитывая то, что общество и его экономическая сфера, как открытые системы взаимодействия индивидов, обменивающихся ресурсами с внешней средой, полностью удовлетворяют условиям дисбаланса, анализ факторов, приближающих систему к точке бифуркации по мере накопления энтропии на различных участках и подсистемах, обладает особой информативностью для целей государственной экономической политики. При этом важно различать тривиальные бифуркации и бифуркации, приводящие к новым историческим системам. В то же время, вероятность прогнозирования новообретенных свойств системы в момент бифуркации, как спонтанной, так и инициированной, затруднена. Пригожин И., признавая положительную роль нестабильности систем, отмечает, что «…феномен нестабильности естественным образом приводит к весьма нетривиальным, серьезным проблемам, первая из которых – проблема предсказания» [16]. Этим можно объяснить многие проблемы трансформа­ционного периода развития российской экономики.

Бифуркацию также можно представить как результат стечения многочисленных обстоятельств (факторов и условий), которым предшествуют флуктуации (колебания, отклонения от ранее принятых параметров). Источником внутренних флуктуаций национально-экономической системы выступает деятельность человека, продуцируемая его потребностями. Согласно мнению Пригожина И., история представляет собой совокупность бифуркаций (событий) и обладает предельной чувствительностью к индивидуальным усилиям. Именно те бифуркации, которые инициируются личностью, ведут к новым историческим системам [17]. Такой инициацей, но при накоплении и объективных предпосылок, явилась кардинальная смена типов экономических систем в России конца 20 в.

В то же время, бифуркация может представлять собой результат объективного накопления энергии. На том же самом примере можно продемонстрировать - смена планово-экономической системы на рыночную, происходящая в точке бифуркации национально-экономической системы, стала возможной благодаря накоплению таких факторов, как неэффективность государствен­ной экономической политики, тотальный дефицит потребительских товаров, неадекватность типа экономической системы уровню развития социально-экономических отношений, потребности индивида в более адаптивной институциональной структуре и т.д. «Известно, что все структуры вокруг нас есть суть конкретные результаты таких исторических процессов» [18]. Эту позицию разделяет Кондратьев Н., относя к бифуркациям экономические кризисы, возникающие в результате нарушенного равновесия между частями экономического «организма» или между «организмом» и внешней средой, считая их частью присущего экономической системе механизма, обеспечивающего волнообразное развитие экономики и многообразие путей ее совершенствования с вариативным выбором одного из них.

Вышеизложенное подтверждает ранее сделанный вывод о первичности индивида и его потребностей как элемента национально-экономичес­кой системы. Его развитие в заданных системой пределах направлено на ее изменение с одной стороны, и обеспечение гомеостазиса (постоянство внутренней среды, устойчивость, равновесие) ― с другой. Несмотря на то, что необходимым условием существования национальной экономики, как и любой системы, является стремление к гомеостазису, основой эволюционного развития системы является именно отсутствие такового и перетекание энергии. Функционирование системы проходит в борьбе противоположных тенденций – сохранение гомеоста­зиса и поиск новых организационных форм, уменьшающих локальную энтропию.

Обеспечение постоянства и развития общества является основной функцией человеческой деятельности. Учитывая то, что она является историческим явлением, «возникает, меняется, совершенствуется вместе с развитием социальных отношений, которые она обслуживает и которые она же постоянно изменяет» [19], в совокупности с материальными условиями жизни индивидов, как теми, которые они находят уже готовыми, так и теми, которые ими созданы, должна выступать исходным пунктом анализа национально-экономической системы [20]. Таким образом, первичный элемент (индивид и его потребности) должны рассматри­ваться в его динамике, опосредуемой деятельностью. 

Человек, выступая субъектом деятельности, оказывает воздействие на количественно-качествен­ные изменения других элементов, обеспечивая их внутреннее функционирование, образующее деятель­ность и задающее развитие системе. В процессе человеческой активности в зависимости от специфики взаимодействия триединства «человек – природа – общество», определяющей объект преобразовательной (производительной) деятельнос­ти, формируются следующие эндогенные факторы функционирования национально-экономической системы:

  • если объектом является природа, то образуются такие факторы, как технические и материальные;
  • если объект - общество, преобразование которого может выступать в революционно-разрушительной или созидательной формах, выражаться в изменении социальных объектов (отношений, институтов, организаций), - формируют­ся институциональные, организационные и информа­ционные факторы;
  • в случае, когда объектом воздействия выступает человек, преобразование которого, по мнению Маркса К. и Энгельса Ф., можно назвать «обработкой людей людьми» [21], образуется человеческий фактор.

Указанные объекты становятся факторами, вовлекаясь в производительную деятельность, и обретают экономическую форму, поскольку по поводу их применения между людьми складываются отношения пользования, владения и распоряжения, а также различные формы проявления этих отношений (отношения собственности). Иншаков О. отмечает, что, являясь экономической категорией, факторы характеризуются полезностью и стоимостью, редкостью и ценностью, имеют цену и выступают как издержка и капитал. Приведенная им группировка факторов в две группы – факторы трансформации (человеческие, технические, материальные) и факторы трансакции (институ­циональные, организационные, информационные), - способствует познанию их единства и противополож­ности при необходимом взаимосодействии как социального тела и поля общественного бытия [22]. Следует отметить, что удаленность национально-экономической системы от состояния гоместазиса будет зависеть от синхронности динамики факторов трансформации и трансакции.

В свою очередь, качественно-количествен­ные изменения эндогенных факторов в условиях неопределенности и высокой подвижности внешней среды изучаются в рамках эволюционного похода к функционированию национально-экономической системы. Экономическая эволюция системы представляет собой непрерывную динамику структуры и свойств ее субъектов и объектов, их функциональных связей, форм их институциона­лизации, а также способов получения и преобразования энергии (ресурсов, информации) для обеспечения жизнедеятельности. Неустойчивость национальной экономики можно объяснить тем, что в процессе деятельности индивидов, направленной на удовлетворение их потребностей, могут меняться и индивиды, и их потребности. Поэтому  современная наука все в большей степени оказывается теорией процесса последовательных изменений, понимаемых как изменения самоподдерживающиеся, саморазви­вающиеся и не имеющие конечной цели» [23]. 

Конструктивный синтез результатов исследования процессов отногенеза и филогенеза экономической системы входит в задачи экономической генетики, «молодого» направления эволюционной экономики. Экономическая генетика призвана «раскрыть внутренние предельные дискретные элементарные основания системы хозяйства и механизмы их рекомбинации для осуществления изменчивости, отбора и наследствен­ности в данной системе с целью обеспечения ее гомеостазиса в изменяющихся условиях среды» [24].

Считаем возможным предположить, что не столь важно выделять в отдельное направление эволюционной экономики ее генетическую составляющую, а разумнее говорить о «генетическом методе» [25] анализа экономической системы. Генетический метод может послужить той основой, благодаря которой экономическая эволюция может утвердиться как особое направление экономической науки [26]. Его качественной особенностью является то, что в отличие от исторического, не опирается на случайные факты прошлых событий, а принимает во внимание конечный результат определенного периода с тем, чтобы объяснить закономерности становления нового этапа развития национальной экономики. Кондратьев Н.Д. разделяет эту позицию, отмечая, что, несмотря на необратимость экономических процессов с точки зрения генетики, эволюционный подход все же не исключает возможности обращения к анализу предшеству­ющего пути развития системы, что в определенной степени позволяет выявить закономерности ее перехода от одного состояния к другому. Это качественно отличает «экономическое направление» генетики от ее естественнонаучной основы.

Проникновение в онтологические и филогенетические процессы экономической системы позволяют эволюционной экономике реализовать свою цель как специфического научного направления  - изучение эволюционных свойств национально-экономической системы, предшествующего опыта, закономерностей, количественно-качественной дина­мики факторов, которое позволило бы, по мнению Маевского В., управлять процессом экономической эволюции в интересах общества, способствовало бы тому, чтобы, с одной стороны, данный процесс не прерывался, с другой – не порождал опасность самоуничтожения цивилизации.

Поскольку перечисленные выше эндогенные факторы экономической системы являются продуктом деятельности человека, постольку, наряду с ним, как актором, подвергаются эволюции. В свою очередь, качественные спонтанные мутации или инициированные инновации в сущности или структуре эндогенных факторов, приводящие к количественным изменениям в экономической системе, влекут за собой изменения экзогенных факторов. По мнению Н.Д. Кондратьева, «значение качественных изменений здесь выступает лишь тогда, когда меняется сама природа этих элементов» [27], что в полной мере соответствует требованиям применения эволюционного подхода к развитию экономической системы – возникновение изменений на «генном» уровне, приводящих к новой форме, способам, культуре хозяйственной деятельности.

Одним из важнейших эндогенных факторов экономической системы выступают институты, изменения которых также определяют динамику условий производственных и хозяйственных процессов в обществе. Специфика этого фактора заключается в том, что он одновременно выступает как эндогенный (экономические субъекты микро- и макроуровня, организации как институты) и экзогенный (институты в форме законодательных ограничений, представляющие собой элементы внешней среды). Это приводит к активному вовлечению эволюционной экономикой концептов и методов не только теории систем, но и институционализма, с помощью которого появляется возможность исследовать совокупность свойств институтов, обусловливающих друг друга и оказы­вающих воздействие на эволюцию экономической системы. В частности, это:

  • хреодный эффект, проявляющийся в развитии отдельных институтов экономической системы по неэффективному пути. Указанный эффект является более сильным вариантом свойства, известного как зависимость от предшествующего развития (parth dependence), в результате которого происходит эволюционный отбор малоэффективных институтов и технологий, которые, согласно «эффекту блокировки» (lock-in), приобретают самоподдержи­вающие свойства. Пройдя точку бифуркации, система «канализирует» развитие институтов по выбранной траектории, даже если она является тупиковой, изменение которой затруднено вследствие адаптации к нему элементов внешней среды [28];
  • эффект гиперселекции, когда недостаточно конкурентоспособные и эффективные институты обладают способностью занять и удерживать определенную «институциональную» нишу. Так, согласно концепции Нестеренко А., известное положение институционального направления эволюционной теории относительно действия механизма отбора и селекции, приводящего к замене менее эффективных элементов на более эффективные, представляется не совсем верным, поскольку «устойчивыми могут оказаться не только социально целесообразные институты, но и институты с неоптимальными случайными признаками» [29]. В свою очередь, ряд ученых отмечает зависимость «экономической выжива­емости» от «малозначительных исторических событий», могущих вызвать неэластичность экономической системы. Неэластичность системы возникает вследствие «расстыковки» институтов, их взаимного противоречия, преодоление которого возможно по истечении определенного времени, когда институты, подобно «мутирующим генам, полностью не выработают “топливо” [30];
  • принцип неоднородности, заключающийся в том, что экономические системы, характеризующиеся неоднородной институциональ­ной структурой (например, вступившие в фазу противоречия формальные и неформальные правила), обладают большей устойчивостью в условиях нестабильности. Это свойство, на наш взгляд, обусловлено тем, что динамика внешней среды, требующая от элементов системы быстрой реакции, компенсируется разнообразием институ­циональных норм, оформляя­ющих разновекторное поведение экономических субъектов. Несмотря на очевидную неэффективность подобной ситуации с точки зрения задач и принципов экономической политики, национально-экономи­ческая система в целом характеризуется большей гибкостью и может реализовывать функции, определяющие смысл ее существования и назначения, например, функции адаптации общества к изменениям внешней среды, создания способов для удовлетворения индивидом своих потребностей и пр. Так, в частности, неоптимальность государственного регулирования хозяйственных процессов, способная проявиться в сокращении экономического потенциала предпри­нимательской сферы, может быть нивелирована участием хозяйствующих субъектов в теневой подсистеме национальной экономики. Это согласуется с позицией Ерохиной Е., раскрытой в указанной выше работе, относительно понятия «эффективность» системы, трактуемого ею как «степень достижения результата, заданного … функцией», а не с точки зрения функционирования отдельных элементов системы и их параметров. 

Таким образом, анализ указанных элементов и свойств экономической системы позволяет диагностировать ее состояние и потенциал устойчивости. Изменения, обусловленные развитием институциональных эффектов, а также характерными для любой системы диалектическими противоре­чиями, вызывающими как эндо-, так и экзоколебания, приводят к необходимости организации и реорганизации статики (структуры) и динамики (процесса взаимодействия элементов) системы – к необходимости управления системой. Для реализации функции управления в процессе самодвижения материи, определяющей непрерывное изменение материального мира и условий его самоорганизации, в составе системы образуется подсистема, в силу системоинтегративности способная решать общую для всей системы задачу. Так, по мнению Згонник Л., «уровень управления в лице формальных (государство) и неформальных институтов (социальные нормы и санкции за их нарушение)» представляет собой высший уровень экономической системы [31].

Согласно определениям, сформулированным кибернетиками, управление представляет собой перевод системы в новое состояние или изменение состояния объекта управления для достижения цели системы [32]. При этом понятие управления достаточно часто отождествляется с понятием адаптации системы, как процесса «целенаправлен­ного изменения параметров и структуры системы, который состоит в определении критериев ее функционирования и выполнении этих критериев» [33]. Согласуясь с системно-синергетическим подходом к управлению как активному действию, воздействие на систему имеет два смысла: приспособление к фиксированной среде или новым условиям (пассивная адаптация) и поиск (или изменение) среды, адекватной данной системе (активная адаптация или фазовый переход).

Процесс пассивно-адаптивного управления системой характеризуется тем же отрицательным хреодным эффектом, который присущ эволюции институтов, в результате чего возникает опасность унификации, сохранения традиционных, не способных к развитию элементов системы, мешающих ее самоорганизации. Этот эффект в современной биологии получил название «эффекта основателя», адаптация которого к экономической сфере представлена в работах Вольчика В.В., рассматривающего воздействие институтов, остающихся от старого порядка, на развитие нового порядка функционирования системы [34].

Кардинальное изменение структуры системы или ее среды, обусловливающее изменение параметров гомеостатического состояния, приводит к фазовому переходу национально-экономической системы как наиболее сложному направлению развития. В то же время, являясь опасно-деструктивным в начальной фазе, он формирует основу для достижения желаемых критериев с наименьшими затратами ресурсов в течение длительного периода до следующего неизбежного бифуркационного всплеска.

Суммируя вышеизложенное, можно предположить, что подсистема управления обладает свойствами ингрессии, позволяющими ей агрегировать не только элементы национально-экономической системы, но и внешней среды, сдерживать флуктуации, запуская механизмы самоорганизации, и в определенной степени задавать направление развития. Так, государство, представляющее собой институционализацию функции управления, можно отнести как к эндогенному фактору национальной экономики, так и к элементу среды, что согласуется с ранее отмеченными свойствами институтов.

В то же время, принимая во внимание значимость государства для развития национально-экономической системы, следует учитывать и его противоположную ингрессии способность к дезинтеграции элементов, накоплению энтропии, приводящую к росту флуктуаций. Это обусловлено возникновением противоречия между целями объекта управления (национальной экономики) и целями субъекта управления (подсистемы управления). Блокирование деструктивных свойств подсистемы управления с позиции гомеостазиса может быть обеспечено при соблюдении «постулата совместимости» [35] целей управляемой, управляющей подсистем и системы в целом. В свою очередь, наличие устойчивых и информативных обратных связей, являющихся реакцией управляемой подсистемы на управляющее воздействие, способно выступить сдерживающим приближение порога самоорганизации системы механизмом.

Экономическая сфера общественной жизнедеятельности представляет собой сложный для современной науки объект: сложно подвергается эксперименту, эндемичен, находится в постоянном развитии в совокупности со своей средой и им необходимо управлять, правильно понимая цели и закономерности его функционирования, а также факторы, воздействующие на него. В свою очередь, сложность объекта как «обобщенного образа» многих дисциплин порождает эпистемологическую проблему, решение которой возможно путем применения междисциплинарных методов исследования национальной экономики [36].

Именно поэтому предлагаемый нами методологический консенсус триады «теория систем – эволюционная экономика – институциональная экономика» является наиболее адаптивным с точки зрения охвата разноаспектных явлений и процессов одного и того же объекта – национально-экономической системы. Системный метод наделяет институционально-эволюционный подход инстру­ментарием, позволяющим анализировать функциони­рование экономики во взаимосвязи всех ее элементов вне зависимости от критериев структурирования – индивидов и их потребностей, трансакционных и трансформационных факторов, управляющей и управляемой подсистем и т.д. В рамках общей теории систем сформированы фундаментальные основы механизма развития систем, что  позволяет идентифицировать его этапы и проектировать направления воздействия для элиминации негативных условий и факторов, контроля флуктуаций в процессе движения к гомеостазису.

Литература

  1. Иншаков О.В. Потенциал эволюционного подхода в экономической науке современной России // Экономическая наука современной России. 2004. №4. С. 42-52.
  2. Маевский В. Введение в эволюционную макроэкономику. М.: Издательство «Япония сегодня», 1997. 106 с.
  3. Своеволин В.Ю. Формирование инновационной экономики в России как основы постиндустриального общества: институционально-эволюционный подход // Журнал институциональных исследований. 2010. Т.2. №1. С. 100 -111.
  4. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973. 268с.
  5. Могилевский В.Д. Методология систем: вербальный подход / Отд-ние экон.РАН; науч.-ред.совет изд-ва «Экономика». М.: ОАО «Издательство «Экономика», 1999. 251 с.
  6. Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1995. 535 с.
  7. Гиг Дж., ван. Прикладная общая теория систем: Пер. с англ. М.: Мир, 1981. 336 с.
  8. Радченко А.И. Основы государственного и муниципального управления: системный подход. Учебник – 2-е изд., перераб. и доп. Ростов н/Д: Ростиздат, 2001. 720 с.
  9. Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход в современной науке / Проблемы методологии системного исследования / под ред. И.В.Блауберг и др. М.: Мысль, 1970. 455 с.
  10. Ерохина Е.А. Теория экономического развития: системно-синергетический подход [электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. ek-lit.agava. ru/eroh/index. html. (дата обращения 11.10.2011)
  11. Любимов Л.Л., Яровая Е.В. Механизм общественного саморазвития: цивилизационный подход // Мировая экономика и международные отношения. 1993. № 2. С. 49-65.
  12. Тойнби А. Постижение истории: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1991. 736 с.
  13. Радченко А.И. Основы государственного и муниципального управления: системный подход. Учебник – 3-е изд., перераб. и доп. Ростов н/Д: Ростиздат, 2003. 720 с.
  14. Могилевский В.Д. Методология систем: вербальный подход  / Отд-ние экон.РАН; науч.-ред.совет изд-ва «Экономика». М.: ОАО «Издательство «Экономика», 1999. 251 с.
  15. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М.: Прогресс, 1986. 432 с.
  16. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой (переизд.). М.: Прогресс, 1988. 437 с.
  17. Prigogine I. Is Future Given? // Conference in "The Logic of Growth", The Crawford Memorial Symposium, Lund Institute of Economic Research, School of Economics and Management, Lund University. 1998.
  18. Пригожин И.Р. Постижение реальности. Выступление в Свободном Университете Брюсселя (о термодинамических системах) // Природа. 1998.  № 6. С. 4-11.
  19. Каган М.С. Человеческая деятельность (опыт системного анализа). М.: Политиздат, 1974. 328с.
  20. Афанасьев, В. Г. О системном подходе в социальном познании // Вопросы философии. 1973. № 6. С. 98-111.
  21. Маркс К., Энгельс Ф.. Об искусстве. В двух томах. М.: Искусство, 1957.  1389 с.
  22. Иншаков О.В. Потенциал эволюционного подхода в экономической науке современной России // Экономическая наука современной России. 2004. №4. С. 42-52.
  23. Нестеренко А.Н. Институционально-эволюционная теория: современное состояние и основные научные проблемы // Эволюционная экономика на пороге XXI века.  М.: Япония сегодня, 1997. 327 с.
  24. Иншаков О.В. Потенциал эволюционного подхода в экономической науке современной России // Экономическая наука современной России. 2004. №4. С. 42-52.
  25. По мнению Кондратьева Н., генетический метод дал развитие новой отрасли экономической теории – экономической генетики, входящей в триединство разделов номографической теории наряду со статикой и динамикой. См., например: Кондратьев, Н.Д. Основные проблемы экономической статики и динамики: Предварительный эскиз. М.: Наука, 1991. 562 с.
  26. Маевский В. Введение в эволюционную макроэкономику. М.: Издательство «Япония сегодня», 1997. 106 с.
  27. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики /Редкол.: Л.И. Абалкин (отв.ред.) и др. М.: Экономика, 1989. 526 с.
  28. Нестеренко А.Н. Институционально-эволюционная теория: современное состояние и основные научные проблемы // Эволюционная экономика на пороге XXI века. М.: Япония сегодня, 1997. 327 с.
  29. Нестеренко А.Н. Современное состояние и основные проблемы институционально-эволюционной теории // Вопросы экономики. 1997. №3. С. 42-57.
  30. Завельский М.Г. Теневая экономика и трансформационные процессы // Социологические исследования. 2003. №1. С. 126-130.
  31. Згонник Л.В. Противоречия воспроизводства национального человеческого капитала. М.: Флинта: Наука, 2008. 288 с.
  32. Берг А.И. Основные вопросы кибернетики: Доклад на заседании Президиума АН СССР 10 апреля 1959 г. // Берг А.И. Избранные труды. Т.II. М.-Л.: Энергия, 1964. С. 34 – 38.
  33. Растригин Л.А. Адаптация сложных систем. Рига: Зинатне, 1981. 375 с.
  34. Вольчик В.В. Эволюционная парадигма и институциональная трансформация экономики. Ростов н/Д: Изд-во Рост.ун-та, 2004. 320 с.
  35. Месарович М., Мако Д., Такахара И. Теория иерархических многоуровневых систем. М.: Издательство «Мир», 1973. 344 с.
  36. Мокий М.С. Холизм и трансдисциплинарность как основы онтологии и эпистемологии в экономических исследованиях // Эпистемология и философия науки. 2010. № 3. С. 45-51.

Bibliography

  1. Inshakov О.V.  The potential of the evolutionary approach in the economic science of modern Russia. // Economicheskaya nauka sovremennoi Rossii. 2004. №4. P. 42-52.
  2. Mayevskyi V. Introduction to evolutionary macroeconomics. М.: Publishing house “Yaponiya segodnya”, 1997. 106 p.
  3. Svoyevolin V.Yu. Innovative economy development in Russia as a basis of post-industrial society: institutional-evolutionary approach. // Jurnal institutsionalnykh issledovaniy. 2010. V.2. №1. P. 100 -111.
  4. Blauberg I.V., Yudin E.G. Establishing and essence of the system-based approach. М.: Nauka, 1973. 268 p.
  5. Mogilevskyi V.D. Methodology of systems: verbal approach / RAS econ. Department;  scient-edit. council of the publishing house “Economica” . М.: JSC “Izdatelstvo “Economica”, 1999. 251 p.
  6. Rawls J.B. Theory of Justice. Novosibirsk: Novosibirsk university publishing house, 1995. 535 p.
  7. J. P.van Gigch. Applied general systems theory: translated from English M.: Mir, 1981. 336 p.
  8. Radchenko А.I. Public and municipal management basics: system-based approach.  Course-book - 2nd, augmented edition. Rostov-on-Don: Rostizdat, 2001. 720 p.
  9. Blauberg I.V., Sadovskyi V.N., Yudin E.G.  System-based approach in modern science /The problem of the system-based research methodology. / edited by I.V. Blauberg et al. М.: Мysl, 1970. 455 p.
  10. Erokhina Е.А. The theory of economic development: system-synergetic approach [e-resource] // Access mode: URL: http://www. ek-lit.agava. ru/eroh/index. html. (accessed 11.10.2011)
  11. Lyubimov L.L, Yarovaya Е.V. The mechanism of public self-development: civilizational approach // World economy and international relations. 1993. № 2. P. 49-65.
  12. Toynbee  А. A study of History: Transl. from English. М.: Progress, 1991. 736 p.
  13. Radchenko А.I. Public and municipal management basics: system-based approach.  Course-book  - 3d, augmented edition. Rostov-on-Don: Rostizdat, 2003. 720 p.
  14. Mogilevskyi V.D. Methodology of systems: verbal approach / RAS econ. Department;  scient-edit. council of the publishing house “Economica” . М.: JSC “Izdatelstvo “Economica”, 1999. 251 p.
  15. Prigozhine I.  Stengers I.. Order out of chaos. Man’s new dialogue with nature. М.: Progress, 1986. 432 p.
  16. Prigozhine I.  Stengers I.. Order out of chaos. Man’s new dialogue with nature. (republication) М.: Progress, 1988. 437 p.
  17. Prigogine I. Is Future Given? // Conference in "The Logic of Growth", The Crawford Memorial Symposium, Lund Institute of Economic Research, School of Economics and Management, Lund University. 1998.
  18. Prigogine I. A Study of Reality.  Speech at the Free University of Brussels (on thermodynamic systems) // Priroda. 1998.  № 6. P. 4-11.
  19. Кagan М.S. Human activity (system analysis practice). М.: Politizdat, 1974. 328 p.
  20. Аfanasyev V. G. On system-based approach in social cognition // Voprosy filisofii. 1973. № 6. P. 98-111.
  21. Мarks К., Engels F. Concerning  arts.  In two parts. М.: Iskusstvo, 1957.  1389 p.
  22. Inshakov О.V. The potential of the evolutionary approach in economics of modern Russia // Economics of modern Russia. 2004. №4. P. 42-52.
  23. Nesterenko А.N. Institutional-evolutionary theory: current status and main scientific problems // Evolutionary economics on the verge of the XXI century. М.: Yaponiya segodnya, 1997. 327 p.
  24. Inshakov О.V.  The potential of the evolutionary approach in the economic science of modern Russia. // Economicheskaya nauka sovremennoi Rossii. 2004. №4. P. 42-52.
  25. According to Kondratyev N., genetic method has given rise to a new branch of economic theory – economic genetics as part of nomographic theory trinity together with statistics and dynamics. See, for instance, Kondratyev N.D. Main problems of economic statistics and dynamics: rough sketch. М.: Nauka, 1991. 562 p.
  26. Mayevskyi V. Introduction to evolutionary macroeconomics. М.: Publishing house “Yaponiya segodnya” , 1997. 106 p.
  27. Kondratyev N.D. Problems of economic dynamics / Editorial board: L.I. Аbalkin (resp. editor) et al. М.: Economica, 1989. 526 p.
  28. Nesterenko А.N. Institutional-evolutionary theory: current status and main scientific problems // Evolutionary economics on the verge of the XXI century. М.: Yaponiya segodnya, 1997. 327 p.
  29. Nesterenko А.N.Current status and main problems of institutional-evolutionary theory // Voprosy economiki. 1997. №3. P. 42-57.
  30. Zavelskyi  М.G. Shadow economy and transformation // Sociological research. 2003. №1. P. 126-130.
  31. Zgonnik L.V. Contradictions of the national human capital assets reproduction. М.: Flinta: Nauka, 2008. 288 p.
  32. Berg А.I. Main issues of cybernetics: Report at the USSR Academy of Science presidium meeting on 10 April, 1959 / In the book of: Berg А.I. Selected works. Т.P.  М.-L.: Energy, 1964. P. 34 – 38.
  33. Rastrigin  L.А. Adaptation of complex systems. Riga: Zinatne, 1981. 375 p.
  34. Volchik V.V.  Evolutionary paradigm and institutional transformation of the  economy. Rostov-on-Don: Rostov university publishing house, 2004. 320 p.
  35. Мesarovich М., Маkо D., Таkakhаrа I. The theory of hierarchical multi-level systems. М.: “Mir” publishing house, 1973. 344 p.
  36. Мokyi М.S. Holism and transdisciplinarity as a basis of ontology  and epistemology in economic research  //  Epistemiologiya I filosofiya nauki. 2010. № 3. P. 45-51.

Golovko M.V.

Institutional-evolutionary approach to researching the national economic system development

In the article the author considers theoretical-methodological approaches to researching the national economic system development from the point of system-based, evolutionary and institutional approaches and studies the effects of a set of institutions, affecting the development of the national economic system.

Key words: institutionalismnational economic systemsystematic approachevolutionary approach.
  • Государственное регулирование рыночной экономики


Яндекс.Метрика