Становление комплекса личных наград Российской империи (конец XVII – середина XVIII веков)

Пестова Г.А. , Ручкин А.В.

УДК 94 (47)
ББК 63.3 (2) 5

В статье освещено становление и развитие комплекса личных наград Российской Империи (с конца XVII до середины XVIII веков). Проводится сравнение с фалеристическими комплексами стран Западной Европы, необходимое для установления фактов европеизации и сохранения исконно русских традиций. Кроме того, автор статьи предпринимает попытку связывания политики в области наград с общеполитическими тенденциями, характерными для правления того или иного императора (императрицы), отслеживает правовые основы статутов орденов.

Ключевые слова: кавалеркомплекс личных наградорденские знакистатут.

Эпоха правления Петра I Великого харак­теризуется как время кардинальных реформ во всех сферах жизни российского общества. Бесспорным является тот факт, что Петр I при осуществлении реформ активно использовал опыт стран Европы. Это утверждение справедливо и по отношению к новой наградной системе страны. Однако следует подчеркнуть, что Петр I при формировании нового комплекса личных наград сохранил определенные русские традиции в вопросах награждения.

Так, западноевропейская орденская система, ограничивающая состав и количество прижизненно награжденных, России не подходила, так как при больших масштабах Петровских реформ и войн число кавалеров должно было быть очень большим, невзирая на их происхождение. К тому же в России существовала традиция массовых награждений всех участников тех или иных событий.

У европейских наград Петр I перенял:

– наличие и форму орденских знаков (звезда, крест, лента);

– структуру орденской организации (наличие административных должностей);

– создание орденской одежды для определенных церемониалов;

– взимание взносов с кавалеров при награждении, выплату пенсий и предоставление прижизненного пользования орденскими землями старшим по времени награждения кавалерам;

– осуществление благотворительной и попечительской деятельности кавалерами ордена;

– покровителем ордена является святой, особо чтимый в той или иной стране.

При учреждении высшего российского ордена в 1698 году Петр I в качестве покровителя выбрал Святого Андрея Первозванного – одного из учеников Христа, который издавна считался покровителем земли русской. Согласно христианским легендам, апостол Андрей был первым, кто «благославляя всю Российскую землю, семя Святого Евангелия разсеял».[1, с. 1] Поэтому его и назвали «первозванным». Считается, что апостол закончил свою жизнь распятым на кресте, брусья которого были скреплены наискосок (андреевский крест). Легенды говорили, что Андрей провел всю свою жизнь в странствиях. Поэтому его считали покровителем путешественников и мореплавателей. Возможно, из-за этого Петр I выбрал для русского военно-морского флага изображение голубого андреевского креста.[1, с. 1]

Среди исследователей нет единого мнения о точной дате учреждения ордена Святого Андрея Первозванного. По утверждениям А. Яковлева [2, с. 103] и А. Гребенюка [3, с. 33] орден Святого Андрея Первозванного был учрежден в 1698 году. Профессор Модзалевский [4, с. 75],опираясь на записи А.С. Пушкина, конкретизирует дату – 30 августа 1698 года, а Шутова [5, с. 3] называет дату 30 ноября 1698 года. В. Дуров [6, с. 13] утверждает, что орден был учрежден 20 марта 1699 года. При этом он опирается на дневниковую запись секретаря австрийского посольства в России Иоанна Георга Корба: «Его Царское Величество учредил кава­лерский орден Святого Андрея Апостола...Его Царское Величество пожаловал боярина Головина первым кавалером и дал ему знак оного. Боярин сегодня же вечером показывал этот орден г.императорскому посланнику и рассказывал ему содержание Устава» [6, с. 13] И. Спас­ский [7, с. 109], не называя точную дату, говорит, что орден Святого Андрея Первозванного был учрежден в 1698 или 1699 году, а В. Глинка [8, с. 218] неопределенно говорит о конце 90-х годов XVII века. При этом известно, что Павел I в высочайшем утверждении от 5 апреля 1797 года указывает 1698 год, как год учреждения ордена. К сожалению, Павел I не указывает полной даты учреждения ордена Святого Андрея Первозванного [9, с. 569].

Был знак, была цепь, был первый кавалер. Но не было статута, правил, орденской одежды. И могло показаться, что орден – одна из мимолетных причуд Петра I. Но Петр не забыл об ордене, и в 1720 году был разработан проект статута. В этом проекте, по неизвестным нам причинам не принятом Петром I, знаки ордена описывались следующим образом: «Передняя сторона представляет изображение Святого Андрея, висящего на так называемом андреевском кресте... На задней же стороне изображен двуглавый орел с тремя золотыми коронами... На одном боку орла стоит А, начальная буква имени апостола, на другом – П, в память основателя и Покровителя оного ордена... На орденской цепи написано русскими буквами изречение (или девиз): « За веру и верность»... Сей крест должен быть золотой с алмазами, покрытый финифтью, украшенный алмазной короной ценою около 85 рублей...однако же кавалер может дать несколько алмазов и других драгоценных каменьев казначею для употребления на крест и украсить оный по собственной воле...Орденскую осьмиконечную звезду должно пришивать на кафтане или епанче. В середине оной золотое поле, в котором серебряный крест» [10, с. 63–64]. Лента ордена Святого Андрея была голубого цвета. Известно, что голубой цвет является символом чести и возвышенности. Такого же цвета были ленты орденов Подвязки (Англия),Святого Духа (Франция),Белого Слона (Дания) и Серафимова (Швеция). Лента носилась через правое плечо в обычные (непраздничные) дни. На праздничные церемониалы предписано было надевать орденскую цепь с крестом [11, с. 295].

В этом же проекте статута говорится, кто и за что подлежит награждению орденом:»...в воздаяние и награждение одним за верность, храбрость и разные Нам и отечеству оказанные заслуги, а другим – для ободрения ко всяким благородным и геройским добродетелям; ибо ничто столько не поощряет и не воспламеняет человеческого любочестия, как явственные знаки и видимое за добродетель воздеяное» [12, с. 71].

Кроме того, в проекте была особая глава «О кавалерах», в которой говорится о том, какие требования предъявлялись кандидатам в кавалеры ордена. В соответствии с требованиями, кавалеры должны были иметь графский или княжеский титул, звание сенатора, министра, посла либо генеральский или адмиральский чин...И еще непременным условием было отсутствие у кавалеров телесных недостатков, возраст не менее двадцати пяти лет и наличие состояния, необходимого для того, чтобы «важность сего ордена поддержать» [12, с. 71]. Таким образом, орден был предназначен для высшей знати и верхушки служилого дворянства.

Статут 1720 года специально останавливался на неразумности награждения орденами малолетних и младенцев, как бы знатны они не были, но после смерти Петра I наследники забыли об этом [10, с. 66].

Петр I не был удовлетворен статутом 1720 года и вновь принялся его разрабатывать. Он изменил внешний вид награды. Знак ордена теперь был наложен на двуглавого орла так, что орел стал похож на солдата, грудь которого была наискось перетянута лазоревыми лентами [10, с. 66]. Петр утвердил тот факт, что на торжества необходимо надевать орденскую цепь, как это было в странах Европы. Но, в отличие от цепей европейских орденов, количество звеньев в цепи ордена Святого Андрея Первозванного не было урегулированным, тогда как, например, цепь ордена Подвязки (Англия) имела двадцать шесть звеньев в соответствии с количеством кавалеров. То есть русская традиция массового награждения сыграла свою роль в ненормированности звеньев цепи. Единственным условием было то, что цепь всегда должна была состоять из трех чередующихся элементов в виде медальонов: двуглавого орла, Андреевского креста на красном фоне и «вензелевого имени» Петра I с воинскими атрибутами.

На четырех концах креста наносились латинские буквы S.A.P.R. (Sanctus Andreas Patronus Russiae),что означало: Святой Андрей – покровитель России. На этом разработка статута при Петре I была закончена [7, с. 49; 1, с. 1].

Следующая попытка разработать статут ордена относится к правлению Петра II. Но этот устав до нас не дошел. Сравнительно недавно был обнаружен еще один проект устава, датируемый 1730 годом. И так же не утвержденный. Высший орден Российской империи получит официальный статут лишь в правление Павла I [10, с. 65].

При Петре I неизменно соблюдалось следующее правило: одновременно кавалерами Святого Андрея могло быть не более двенадцати «природно российских кавалеров» [13, с. 11]. Лишь в 1719 году число русских кавалеров равнялось двенадцати, в остальные годы их было меньше. Также кавалерами ордена могли стать иностранцы, причем к ним предъявлялись такие же требования, что и к русским кавалерам [13, с. 11].

Первым кавалером ордена стал соратник Петра I Федор Алексеевич Головин. Он же стал и главой капитула; последующие принимали знаки ордена из его рук.

Вторым кавалером ордена стал гетман И.С. Мазепа, получивший его 8 февраля 1700 года из рук самого Петра I. После известия об измене Мазепы по приказу рассерженного Петра была проведена следующая акция: 9 ноября 1708 года, как сообщает «Журнал Петра Великого», «..персону оного изменника Мазепы вынесли и, сняв кавалерию, которая на ту персону была надета с бантом, оную персону бросили в руки палача, которую палач взял и прицепил за веревку, тащил по улице и по площади даже до виселицы и потом повесил» [6, с. 15]. Но на этом «почести» для Мазепы не окончились. Царь приказал изготовить «орден Иуды» – огромную и тяжелую, в четыре тысячи девятьсот четырнадцать граммов, медаль с цепью. На ней надлежало изобразить повешенного над рассыпанными сребрениками Иуду и вычеканить слова: «Треклят сын погибельный Иуда еже за сребролюбие давится». Мазепе удалось избежать царских «милостей», а в «ордене Иуды» щеголял в императорском дворце придворный шут [2, с. 10–11].

Имя третьего кавалера нам неизвестно. Четвертым же кавалером стал граф Шереметьев в 1701 году, пятым – саксонский канцлер Бейхлинг в 1703 году. В этом же году шестым кавалером стал Петр I, седьмым – А.Д. Меншиков. Следует подчеркнуть, что царь получил орден за конкретный военный успех – взятие двух шведских судов в устье Невы. Кавалерами ордена Святого Андрея Первозванного были П.А. Толстой, Я. Брюс, князь Голицын, граф Апраксин, царевич Алексей, П.И. Ягужинский [6, с. 15–16]. Из перечисленных выше фамилий следует, что орденом Святого Андрея Первозванного могли быть награждены как представители родового дворянства, так и представители служилого дворянства и новая знать, а также иностранные подданные. Скорее всего, это свидетельствует о том, что Петр I осуществлял политику, направленную на стирание различий между родовым боярством и служилым дворянством и о формировании единого служилого сословия.

Орден, учрежденный Петром I, был очень высокой наградой, предназначавшейся для коронованных особ, генералитета и других высоких чинов, поэтому после Полтавской битвы Петр I намеревался учредить для офицеров и солдат крест синего цвета с распятием Андрея Первозванного. Он приказал по своему рисунку изготовить семь малых крестов, но дальнейшая судьба их неизвестна.

В правление Екатерины I было пожаловано восемнадцать орденов Святого Андрея Первозванного (из них шесть – иностранцам), Петра II – пять, Анны Иоанновны – двадцать четыре (из них двадцать – иностранцам), Елизаветы Петровны – восемьдесят три и Петра III – пятнадцать. Эти цифры говорят об исключительной высоте награды и высоких требованиях к ее получению [14, с. 32]. На наш взгляд, наличие одинаковых требований к кавалерам (как к российским подданным, так и иностранцам, состоявшим на службе в России), отсутствие требования принятия гражданства при получении награды, а также преобладание иностранцев в общем количестве награжденных свидетельствует, во-первых, о значимости иностранных специалистов в России. А во-вторых, о желании государства стимулировать приток иностранных специалистов на службу в России и в дальнейшем.

Награжденные орденом Святого Андрея Первозванного составляли своего рода духовную общину, к которой был приписан собор Андрея Первозванного на Васильевском острове. Под попечением кавалеров были петербургские и московские воспитательные дома [15, с. 22].

Обращаясь к орденским системам стран Европы, мы сможем, сравнивая высший орден Российской империи с высшими орденами Англии, Франции и Дании, выделить сходства и различия между ними. Как уже было сказано выше, ордена имели ленты одинакового цвета. Орден Андрея Первозванного имел три орденских знака: ленту, крест и звезду, как и у высших орденов стран Европы. Кроме того, у ордена России была цепь, на которую подвешивался крест при торжествах. Такую цепь имели и ордена Святого Духа, Белого Слона и Подвязки. Но большее сходство цепь российского ордена имела с цепью ордена Святого Духа Франции. Обе цепи состояли из трех чередующихся элементов, причем на французской цепи также расположен инициал учредителя ордена, Генриха III Валуа, государственный символ – лилия и воинские атрибуты. Ордена России, Англии, Франции и Дании не имели степеней и являлись достоянием венценосных особ и титулованных дворян, состоящих на государственной службе.

Отличительными чертами ордена Святого Андрея Первозванного от орденов стран Европы было, во-первых, отсутствие четкого максимального числа кавалеров, а во-вторых, то, что орденский девиз располагался на звезде, в то время как у западноевропейских орденов девиз был нанесен на ленту либо его вообще не было [7, с. 156–157]. Таким образом, первый орден России был создан Петром I с учетом опыта стран Европы, но сохранил свою самобытность.

Вторым орденом, учрежденным Петром I, стал орден Святой великомученицы Екатерины. Бесспорным является тот факт, что женский орден в России учрежден в честь Екатерины Алексеевны, супруги Петра I. История его любопытна. В июле 1711 года русская армия во главе с царем была окружена турками под Яссами. Чтобы спасти армию от голода и неминуемого поражения, Екатерина Алексеевна пожертвовала все свои украшения на выкуп Мехмет-паше для заключения перемирия. Часть историков считает, что украшения для выкупа отдала не только Екатерина. А.Д. Меншиков и П.П. Шафиров собрали украшения у всех офицеров, состоящих в армии. Драгоценности были искусно зашиты в тушу осетра и преподнесены визирю. Русской армии было разрешено уйти. Правда, за это впоследствии визирю отрубили голову [3, с. 34].

Личное мужество Екатерины было по достоинству оценено. Подобно тому, как кавалер ордена шествовал под руку с дамой, орден Святого Андрея Первозванного вскоре получил пару. В память о той роли, которую сыграла Екатерина Алексеевна во время Прутского похода, Петр Великий учредил орден Святой великомученицы Екатерины или «орден Свобождения» (Освобождения) [15, с. 22].

Таким образом, повод для учреждения нового ордена очевиден и не вызывает сомнения у историков. К сожалению, причины возникновения женского ордена в России до сих пор вызывает определенные споры. Часть историков связывает учреждение нового ордена с желанием Петра I поднять репутацию Екатерины Алексеевны, а также придать ей больший статус в глазах своего двора. Нам эта версия кажется немного натянутой, так как для упрочнения положения Екатерины Алексеевны при дворе имелись и другие более привычные и простые средства. Мы связываем учреждение женского ордена с теми социокультурными реформами, которые Петр I проводил в России. Известна любовь Петра I к европейскому образу жизни. Для более полной европеизации российского общества необходимо было покончить с теремным образом жизни русских женщин привилегированного сословия. Бесспорен тот факт, что Петр I предпринимал решительные шаги в этом направлении: указ о ношении немецкого платья, повеление пить кофе по утрам и так далее. Позднее будет издан указ об ассамблеях. А пока Петр I воспользовался удобным поводом для создания женского ордена.

Утверждения историков относительно даты утверждения тоже неоднозначны. В. Дуров [6, с. 19] и И. Спасский [7, с. 111] считают, что орден Освобождения был учрежден в 1713 году. Им противостоят В. Глинка [8, с. 218] и А. Гребенюк [3, с. 34], называя дату 1714 год. Однако никто из нам известных историков не приводит цитат из источников в подтверждение своих слов. Между тем, Павел I в высочайшем утверждении от 5 апреля 1797 года называет 1714 год – год учреждения женского ордена [9, с. 569].

В Уставе было сказано, что орден «учреждается в честь благороднейшей и святой мученицы Екатерины» [6, с. 19] и должен состоять из «дам честных и богобоязненных, замужних и беззамужних» [6, с. 19]. Кроме того, в Уставе было сказано, что кавалерственная дама обязана была «освободить одного христианина из порабощения варварского, выкупая его за собственные деньги» [15, с. 22]. С помощью этого пункта в статуте и девиза «За любовь и Отечество» Петр I, как нам кажется, хотел направить, а точнее указать женщинам поле их общественной деятельности – благотворительность. Женщины, удостоенные чести быть награжденными, должны были занимать активную жизненную позицию, интересоваться общественными, государственными делами. Также следует учитывать и специфику российского менталитета: награда из рук государя до этого времени вручалась только мужчинам и подчеркивала значимость дворянина в глазах общества. Теперь Петр I подчеркнул новое место женщины-дворянки в обществе.

Устав, помимо всего прочего, содержал описание знаков ордена в виде медальона с изображением поддерживающей крест святой Екатерины; в углах последнего помещены буквы DSFR (Domine, salvum fac Regem)- сокращенное в переводе с латинского языка начало девятнадцатого псалма: «Господи, царя храни!» [6, с. 19].На обратной стороне при помощи финифти изображена чета орлов, истребляющая змей, а на заднем плане – гнездо с птенцами на руинах башни. Пояснительная надпись несомненно имеет в виду Екатерину Алексеевну: «Aeguant munia companis» («Трудами сравнивается супругом») [14, с. 37].

Кавалерственные дамы носили его «на левой стороне при сердце» на банте из белой ленты, означавшей нравственную чистоту, с вышитым на ней золотом девизом [6, с. 19]. Позже белую ленту заменили на красную с серебряной каймой [16, с. 12]. Красный цвет ленты означает борьбу, жизнь, страсть, а серебряный – благородство. Такое сочетание цветов подчеркивало начало новой жизни женщин, связанной со службой государству.

Как нам кажется, смена цвета ленты связана с изменением взглядов Петра I. Скорее всего, сначала Петр I хотел выделить и возвысить поступок Екатерины Алексеевны. Но затем, как истинный служитель России, он изменил цвет ленты, призывая тем самым на службу женщин наравне с мужчинами.

Орден имел две степени – Большой и Малый кресты. Первый из них представлял собой бриллиантовый крест с золотым медальоном в центре, на котором находилось изображение Святой Екатерины с белым крестом в руках. Знаки Большого креста должны были быть крупнее и богаче украшены, в отличие от Малого креста, а крест «госпожи ордена» – «отличен от всех как великостью, так и в украшении богатством» [6, с. 19]. О звезде в Уставе ничего не сказано, но в петровское время появилась и она. Сначала произвольной формы, затем восьмиконечная. Изготавливали ее из серебра и в XVIII веке обычно украшали бриллиантами и алмазами, а в центре помещали красный эмалевый медальон с изображением полукружия, креста и орденским девизом. Звезда полагалась лишь дамам Большого креста [6, с. 19]. Знак первой степени прикреплялся к банту из ленты десяти сантиметровой ширины, носимой через правое плечо. Звезда при этом прикреплялась слева.

Знак второй степени носили на банте из ленты четырех с половиной сантиметровой ширины через плечо [16, с. 12].

В Уставе также предполагалось, что орден будет включать «первенствующую персону» – госпожу ордена (ею становилась императрица, пусть даже вдовствующая), дам Большого креста из числа всех «сколько есть» принцесс царской крови и двенадцать других, не состоявших в кровном родстве с царем, а также девяносто четыре кавалерственные дамы Малого креста. За «госпожою ордена» закреплялось право как жаловать его, так и лишать по собственному усмотрению всех, кроме принцесс царской крови, которых мог лишить награды только царь [6, с. 19]; диакониссой была супруга наследника [15, с. 22].

24 ноября 1714 года, в день тезоименинства царицы, после торжественного богослужения в церкви в присутствии императорского Двора она получила знаки ордена из рук государя. До кончины Петра I Екатерина оставалась единственной обладательницей ордена.

Вступив на престол в 1725 году, Екатерина I стала жаловать эту награду другим дамам империи. Первыми были ее удостоены дочери Петра, Анна и Елизавета, затем еще семь дочерей. Но были и забавные случаи. «Дамского ордена» 5 апреля 1727 года удостоился тринадцатилетний Петруша Меншиков [6, с. 20]. В. Люстинберг указывает две версии, в связи с которыми наградили молодого гофмаршала. Первая – Екатерина I награждением решила бриллиантами чистейшей воды креста перевесить угрозу насмешек (каких, Люстинберг не указывает), вторая – Екатерина I пожалованием решила обыграть придворное прозвище юного князя – «девица» [11, с. 117]. Но так или иначе, а сын А.Д. Меншикова был включен в официальные списки награжденных [6, с. 20].

Ордену была отдана церковь Святой Екатерины в Таврическом дворце в Санкт-Петербурге [15, с. 22].

Если мы обратимся к наградным системам стран Европы, то увидим, что женские ордена учреждались и существовали не только в России. Например, в Австро-Венгрии. В 1662 году Элеонорой Гонзага был учрежден орден Рабынь добродетели. В торжест­венные дни орден Рабынь добродетели представлял из себя золотой крест с изображением Солнца и четырех роз, который носили на левой руке выше локтя. В будни он имел вид медали на черной ленте, носившейся на шее. Главой ордена являлась императрица, она же выбирала кавалерственных дам. Представительницы императорской семьи награждались по праву рождения. Таким образом, у ордена Святой Екатерины был европейский прототип в лице ордена Рабынь добродетели. Главным же отличием российского ордена было присутствие звезды. Остальные различия между российским и австро-венгерским орденами несущественны и проявлялись лишь во внешнем виде и правилах ношения [7, с. 165; 6, с. 19–20]. Скорее всего, присутствием звезды Петр I уравнял мужской орден Святого Андрея Первозванного и женский орден Святой Екатерины, тем самым уравнивая права мужчин и женщин в участии в государственных делах. Кроме того, звезда являлась символом стремления к высокой цели, и Петр I, вводя звезду в орденские знаки женской награды, хотел еще раз подчеркнуть особое место награжденной женщины в обществе. Однако некоторые историки считают, что Петр I лишь слепо скопировал порядки европейских наградных систем, не преследуя никакой определенной цели.

Третьим орденом, учрежденным Петром I, был орден Святого Александра Невского. В 1724 году по приказу Петра I останки Александра Невского были торжественно перевезены в новую столицу Российской империи – Санкт-Петербург, в спе­циально построенную Александро-Невскую лавру [17, с. 157]. Тогда или несколько раньше император задумал учредить новый орден имени Александра Невского исключительно за военные заслуги, как этого требовала активная внешняя политика [6, с. 22]. Имя древнерусского князя-полководца было известно и российскому дворянству, и шведам. Если у других российских орденов (например, у ордена Святого Андрея Первозванного) были свои «собратья» в Европе (шотландский орден Святого Андрея), то орден Святого Александра стал чисто российским орденом. Но не сразу Петру I пришла мысль учреждения ордена Александра Невского, так как он был занят подготовкой к Каспийскому походу и думал над учреждением такого ордена, которым было бы уместно награждать военачальников, отличившихся в войне с Персией. Однако никаких достойных имен, кроме Тимура, Мамая и Степана Разина, успешно побеждавших персидскую армию, найти не удалось [3, с. 34]. За неимением других «подходящих» древнерусских полководцев пришлось использовать образ Александра Невского, заслуги которого перед Россией были неоспоримы [3, с. 35]. Кроме того, учреждение ордена, актуального в течение двух-трех лет, было бы проявлением недальновидности со стороны Петра I.

В 1725 году был утвержден внешний вид ордена. Он был очень красив: покрытый красной эмалью крест с золотыми двуглавыми орлами, в центре его изображение Александра Невского в алом плаще, на белом коне и с копьем в руке. Орденская лента была красной. Как было сказано выше, красный цвет был символом борьбы, жизни и страсти. Цветом орденской ленты и девизом ордена «За труды и Отечество» Петр I выделил за что и при каком условии можно было получить орден. Какие-либо другие цвета были бы здесь не уместны.

Но завершить создание ордена Святого благоверного великого князя Александра Невского довелось лишь Екатерине I. Высочайшим указом от 21 мая 1725 года в наградную систему Российской империи был введен орден Святого Александра Невского [17, с. 157].

Первые награждения были проведены Екатериной I по случаю бракосочетания дочери Петра и Екатерины Анны с Шлезвиг – Голштинским герцогом Карлом Фридрихом 21 мая 1725 года. Среди человек, ставших в тот день кавалерами вновь учрежденного русского ордена, оказались лица не только военные, но и гражданские. В числе получивших орден во время бракосочетания оказались четыре придворных голштинского герцога, прибывших с ним в Санкт-Петербург. Еще одним гражданским лицом, получившим орден, стал обер – гофмейстер принцессы Анны С.К. Нарышкин. Остальные кавалеры имели воинские чины российской армии или флота: генерал – поручики Г.И. Бонн, П.П. Ласси (Лассий) и равный ему чин генерал – крисс – комиссара М.И. Головин; ге­нерал-майоры Г.П. Чернышев, М.Я. Волков, А.И. Уша­ков, И.И. Дмитриев – Мамонов, Г.Д. Юсу­пов, С.А. Салтыков, А.М. Девиер. Трое имели морские чины: вице-адмиралы А.И. Сиверс и М.Х. Змаевич и штаубенахт Н.А. Синявин. В число первых награжденных попал единственный за все время существования ордена кавалер, имевший чин бригадира, И. Лихачев [6, с. 22]. Таким образом, намерение Петра I учредить чисто военный орден было не выполнено. Начиная с правления Екатерины I, орден Александра Невского давался «в награду трудов, за отечество подъемлемых» [14, с. 39]. Правила ношения ордена имели свои особенности: крест, крепившийся на ленте у бедра, и звезда носились лишь в торжественных случаях; обычно же, при сюртуке – на шее на более узкой ленте [14, с. 42].

Первые награждения свидетельствуют о том, что орден был задуман как награда для лиц, имевших чин не ниже генерал-майора. Но очередное награждение этим знаком отличия резко повысило его значение. 30 августа 1725 года императрица Екатерина I возложила орденские знаки на себя, а вместе с ней получили награду польский король Август II, король Дании Фредерик IV, канцлер граф Г.Н. Головин, светлейший князь Меншиков и князь М.М. Голицын, имевшие чин генерал – фельдмаршала, генерал-фельдцейхмейстер Я.В. Брюс и другие. Характерно, что среди награжденных не было ни одного генерал – майора, не говоря уже о более низких чинах. С этого времени орден Святого Александра Невского утвердился как награда для лиц, имевших чин не ниже генерал-лейтенанта либо тайного советника. Всего при Екатерине I орден был выдан, не считая императрицы, шестидесяти трем лицам.

Во второй четверти и середине XVIII века (до правления Екатерины II) орден Святого Александра Невского был выдан около трехсот раз. Получили в этот период орден такие видные люди, как знаменитый арап Петра Великого А.П. Ганнибал, польский король и курфюрст Саксонии Август III, прусский король Фридрих II, грузинские царевичи Балкар и Георгий и другие [6, с. 23].

В истории XVIII века, особенно его первой половины, неоднократно встречаются сведения о лишении орденов в связи, как правило, с очередным переворотом и о последующем их возвращении «потерпевшему», когда к власти приходят его сторонники. Это, например, Э.И. Бирон и Б.К. Миних, привилегии и награды которых были отняты Елизаветой Петровной и возвращены Петром III, и А.И. Румянцев, у которого орден Святого Александра Невского забрали с воцарением Анны Иоанновны и вновь вручили только в 1735 году.

Каждый орден имел собственную церковь в Санкт-Петербурге. Орден Святого Александра Невского считал своей соборную церковь в Троицком Александро-Невском монастыре [6, с. 24]. В попече­нии кавалеров находились инвалидные дома и все училища [18, с. 10].

Так как орден не имел четко разработанного статута и являлся единственным орденом, имевшим своим покровителем Александра Невского, то сравнивать его на фоне европейских наградных систем не представляется возможным.

Со смертью Петра I в истории учреждения русских наград наступает длительный, почти полувековой, перерыв. Ордена теперь – часть придворного быта, списки награжденных – история фаворитизма, внутренних и международных интриг, борьбы вокруг трона. Поэтому особого стимула к созданию новых орденов не возникло [10, с. 77]. Лишь при Анне Иоанновне была попытка создания ордена для шутов – «ордена Бенедикта». «Орден Бенедикта» пред­ставлял из себя крестик на красной ленте. Крест был односторонним, с красными стеклами вместо эмали; на медальоне белой эмали наложен инициал «В» (Benedictus). Однако орден закончил свое существование вместе с Анной Иоанновной в 1740 году [7, с. 115].

Во время правления Анны Иоанновны также происходит утверждение орденских костюмов. Ученый швед Карл Рейнхольд Берк, посетивший Санкт-Петербург в 1735–1736 годах, писал про орденский костюм кавалеров ордена Святого Андрея Первозванного: «Впервые костюм надели 30 августа 1731 года, он состоял из следующих частей. Сюртук из золотой парчи, подбитой белым муаром и по шведской моде с белыми пуговицами до талии и маленькими обшлагами. Жилет из серебряной парчи; панталоны из золотой парчи; белые чулки; черные бархатные башмаки, перевязанные белыми лентами; большой парик каре; черная бархатная шапочка, подобранная тремя углами, а с левой стороны, – где возвышаются три пера – одно красное между двумя белыми, – украшали бриллианты. Широкий с шлейфом плащ из зеленого бархата, с белым муаровым мехом; воротник широкий, отложенный из золотой парчи, провязанный толстыми золотыми шнурами, концы которых свисали до колен. Звезда такая же, как на сюртуке, вышита на плаще. В дни ордена Ее Императорское Величество носит такие же, как у рыцарей, мантию и цепь, на голове маленькую камер – корону и над левым ухом султан из трех маленьких перьев, по цветам, подобным вышеупомянутым. На императрице также адриена, или роба, из золотой парчи, и юбка из серебряной парчи». Кроме того, К.Р. Берг в своих записках отмечал: «До 1735 года рыцари этого ордена (ордена Святого Александра Невского) не имели особого орденского одеяния...и в указанном году впервые облачились в платье, очень богато украшенное золотом. Сюртук был из бледно-голубого сукна с красными польскими обшлагами, его рукава прорезаны сбоку на прусский манер. Обшлага, а также и подкладка, и жилет были из красного gros de Naples; панталоны суконные; красные шелковые чулки и красное перо на шляпе» [19, с. 98].

Кроме орденов к личным наградам относились земельные пожалования. Причем жаловались земли европейской части России. Например, Ф. Лефорт был пожалован землями в Епифанском и Рязанском уездах и в Новгородской губернии в 1696 году после взятия Азова. К наградам относили также табакерки, перстни и трости. Они делились на простые и с вензельным изображением «Высочайшего имени Его Императорского Величества». За простые подарки можно было получить деньги, а подарки с вензелем или портретом императора либо императрицы могли жаловаться чинам не ниже четвертого класса согласно «Табели о рангах». Продавать такие подарки было запрещено [20, с. 16]. Например, трость, украшенную бриллиантами, изумрудами и личным гербом Петра I, получил А.Д. Меншиков.

Практиковались и денежные выдачи. М.В. Ломоносову, к примеру, было выдано три тысячи рублей за «Оду на день восшествия на всероссийский престол государыни императрицы Елизаветы Петровны 1747 года». В первой половине XVIII века деньгами награждали в основном за гражданские заслуги.

Начиная с Петровского времени, гвардейские части находились на привилегированном положении, в них даже старшинство офицеров было на два чина выше, если сравнивать с армейскими частями. Поэтому перевод в гвардию армейских офицеров тоже являлся своеобразной наградой [20, с. 20].

При Петре I продолжается награждение оружием. Первым украшенную алмазами шпагу с золотой рукоятью получил князь Голицын за победу 27 июня 1720 года при острове Гренгам [21, с. 64]. И, начиная с Петра I, отмеченные оружием военнослужащие включались в общие списки награжденных «чинами, шпагами и кавалериями» [6, с. 61].

Существовали еще две очень почетные награды – нагрудные портреты императора или императрицы, украшенные алмазами и изумрудами, и шифр, то есть вензельное изображение государя или государыни, также украшавшиеся драгоценными камнями. Часто к портретам и шифрам присоединяли корону. Эти награды необходимо было носить на груди на андреевской ленте. Кроме того, и портреты («царские персоны»), и вензеля указывали на близость пожалованного к Их Величествам [20, с. 23].

Практиковались пожалования чинами и титулами. К наградам относили и пожалование почетными фамилиями. Получая ее, награжденный, чаще всего, жаловался и родовым титулом. Обычай давать военачальникам почетные фамилии по названиям тех мест, где они одержали выдающиеся победы, заимствован у Древнего Рима. Еще в начале XVIII века первую почетную фамилию получил А.Д. Меншиков – титул светлейшего князя Ижорского [2, с. 48].

Подводя итог, можно отметить, что в России в первой половине XVIII века начинает формироваться комплекс личных наград по примеру стран Европы. Отметим, что фалеристический комплекс в России указанного периода в себя включал:

– личные награды (ордена, «царские персоны», оружие, подарки императора и тому подобное);

– массовые награды (медали);

– коллективные награды (производство армейских частей в гвардию, ордена).

Наградной комплекс, основанный Петром Великим, выражал интересы правящего сословия и носил ярко выраженный классовый характер. Это проявлялось как в количестве различных видов наград, так и в их значимости. Напомним, что если наличие медалей давало право их обладателю на освобождение от телесных наказаний и разовое небольшое денежное вознаграждение, то ордена и другие личные награды предоставляли их владельцу право пользования орденскими землями, присвоение очередного и внеочередного звания и тому подобное.

К середине XVIII века в России утвердились три ордена:

– орден Святого Андрея Первозванного – высший государственный орден, которым награждали за особые заслуги перед государством;

– орден Святой Екатерины – женский орден, которым награждали женщин знатного сословия в основном за благотворительную деятельность;

– орден Святого Александра Невского – орден, которым вознаграждали заслуги на гражданской и военной службе.

Следует также отметить, что в первой половине XVIII века продолжается награждение оружием. Принимая во внимание то, что в России оружие всегда рассматривалось как высшая боевая награда, а начиная с начала XVIII века, награждение оружием приравнивалось к ордену, то наибольшее распространение оно получило среди высшего командного состава.

Новый комплекс личных наград ставил служилое дворянство на одну ступень с родовитым боярством, уравнивая их в правах. Государственная служба на любом поприще возводилась в ранг абсолютной добродетели. Следует особо подчеркнуть то, что государство поощряло благотворительную и попечительскую деятельность. Учреждение в стране женского ордена, с одной стороны, подчеркивало новое место дворянки в России, с другой, определяло сферу деятельности женщин знатного сословия в обществе.

К особенностям российской наградной системы можно отнести количественное преобладание иностранных подданных в общей численности награжденных. Это объяснялось большой значимостью иностранных подданных в России, а также стремлением правительства создать наиболее благоприятные условия для их работы.

Наградной комплекс, созданный Петром I, являлся несовершенным, так как был нацелен на награждение высшей знати. К сожалению, преемники Петра Великого не уделяли должного внимания развитию комплекса личных наград. На это были как объективные, так и субъективные причины. К объективным причинам мы относим, прежде всего, краткосрочность правлений, а также наличие других важных задач, стоящих перед правительством. О субъективных причинах речь шла выше.

Таким образом, можно сказать, что в эпоху Петра Великого было положено начало российскому наградному комплексу. Дальнейшее развитие он получит при Екатерине II и Павле I.

Литература

  1. Серков С. Россия. Истоки и современность. М.: Панорама, 1991.
  2. Яковлев А. Я познаю мир. Награды. М.: Олимп; ООО «Фирма «Изд-во АСТ», 1998.
  3. Пушкин А.C. История Петра. Заметки о Камчатке /Полное собрание сочинений в 10-ти томах. Т.10 /Под редакцией Л.В. Модзалевского и др. М.: Просвещение, 1958.
  4. Шутова Т. Грудь в крестах, звездах и полумесяцах. // Уральские военные вести. 1998.№ 2.
  5. Дуров В. Русские награды XVIII – начала XX веков. М.: Просвещение, 1997.
  6. Спасский И. Иностранные и русские ордена до 1917 года. Л.: Вече, 1963.
  7. Глинка В. Русский военный костюм XVIII – начала XX веков. Л.: Художник РСФСР, 1988.
  8. Полное собрание законов Российской империи. Собрание I. Т.26. СПб.: Собственная Его Императорского Величества Канцелярия, 1830.
  9. Всеволодов И. Беседы о фалеристике. Из истории наградных систем. М.: Вече, 1990.
  10. Люстинберг В. Корнет Оболенский, надеть ордена! // Наука и жизнь. 1990. № 1.
  11. Дуров В. Орден Андрея Первозванного // Советский музей. 1989. № 2.
  12. Дуров В. Награды 1698–1917 годов // Самые знаменитые награды России. М.: Наука, 2000.
  13. Кузнецов А. Ордена и медали России. М.: Изд-во МГУ, 1985.
  14. Кузнецов А. Знаки славы Отечества. М.: Изд-во МГУ, 1987.
  15. Шишов А. Сто великих военачальников. М.: Наука, 2000.
  16. Беловинский Л. Российский историко-бытовой словарь. – М.: Просвещение, 1999.
  17. Жабрева А. Мантия для кавалеров // Родина. 2001. № 3.
  18. Кузнецов А. Награды: энциклопедический путеводитель по истории российских наград. М.: Изд-во МГУ, 1998.
  19. Ляпунов А. За ваши верные службы и прилежные труды // Техника – молодежи. 1993. № 9.

Bibliography

  1. Serkov S. Russia. Россия.Origins and modernity. М.: Panorama, 1991.
  2. Yakovlev A. I get to know the world. Awards. М.: Olympus; “AST Publishing” Company” Ltd., 1998.
  3. Pushkin A.S. History of Peter I. Notes on Kamchatka. / Collected works in 10 volumes. V.10./Edited by L.V. Modzalevskyi et alii.-М.: Prosveshchenie, 1958.
  4. Shutova Т. Chest in the crosses, stars and crescents. // The Ural military news. 1998. № 2.
  5. Durov V. The Russian awards of the XVIII – early XX centuries. М.: Prosveschenie, 1997.
  6. Spasskyi I. Foreign and Russian Orders before 1917. L.: Veche, 1963.
  7. Glinka V. The Russian military costume of the XVIII – early XX centuries. L.: The artist of the RSFSR, 1988.
  8. Complete collection of laws of the Russian Empire. Collection I. V.26. SPb.: His Imperial Majesty's Own Chancellery, 1830.
  9. Vsevolodov I. Conversations on faleristics. From the history of award systems. М.: Veche, 1990.
  10. Lyustinberg B. Cornet Obolensky, put the orders! // Science and Life. 1990. № 1.
  11. Durov V. The Order of Andrey Pervozvanny // The Soviet museum. 1989. № 2.
  12. Durov V. The awards of 1698–1917. // The most famous awards of Russia. М.: Science, 2000.
  13. Kuznetsov А. Orders and medals of Russia. М.: MSU Publishing, 1985.
  14. Kuznetsov А. Signs of glory of the Fatherland. М.: MSU Publishing, 1987.
  15. Shishov A. 100 great commanders. М.: Science, 2000.
  16. Belovinsky L. The Russian Historical – Household Dictionary. М.: Prosveshchenie, 1999.
  17. Zhabreva А. Mantle for Cavaliers. // Motherland. 2001. № 3.
  18. Kuznetsov А. Awards: encyclopedic guide to the history of Russian awards. М.: MSU Publishing, 1998.
  19. Lyapunov А. For your faithful service and hard work. // Technique – to youth. 1993. № 9.

Pestova G.A., Ruchkin A.V.

Establishing the complex of personal awards of the russian empire (late XVII – middle XVIII centuries)

The article highlights establishing and development of the complex of personal awards of the Russian Empire (from the late XVII to the early XVIII centuries). A comparison with faleristic complexes of the West European countries is drawn to establish the facts of Europeanization and of preserving the ancient Russian traditions. In addition, the author attempts to bind the policy for awards to the general political trends that characterized the reign of a certain emperor (empress) and monitors the legal framework of the statutes of the Orders.

Key words: cavaliercomplex of personal awardsinsigniastatute.
  • История


Яндекс.Метрика