Кодекс Наполеона 1804 года: историко-правовая характеристика

Тараборин Р.С.

УДК 341 (44)
ББК 67.99 (4 Ф

В настоящей статье рассматривается историко-юридическая характеристика Гражданского кодекса французов 1804 г. Анализируются источники и принятая система кодификации французского гражданского права начала XIX в. Также раскрываются некоторые допущенные авторами при составлении кодекса недочеты.

Ключевые слова: гражданское право Францииистория европейского правакодекс Наполеонакодификация праваНаполеон Бонапарт.

Гражданский кодекс французов (Кодекс Наполеона) 1804 года является одним из наиболее ярких и знаменитых гражданско-правовых актов за всю историю развития права. Несмотря на многочисленные исследования кодекса, изучение его историко-юридической характеристики не теряет актуальности и на сегодняшний день.

Одной из причин составления кодекса Наполеона были сложившиеся в средневековье бессистемность, хаотичность и разнообразие источников гражданского права. Приступая к составлению, авторы основными источниками формирования гражданского кодекса видели обычное и римское право, королевские ордонансы и законы революционного периода, а также научную юридическую литературу. Исходя из разнообразия источников, основной задачей составителей были их правильный отбор и согласование. Составление кодекса шло из «… нестройной хаотической груды юридических идей, которую революция оставила в наследие Консульству и Империи» [6, c. 5]. Поэтому приходилось выбирать между различными, порой противоречащими системами. Ситуация усугублялась и тем, что приходилось согласовывать средневековые и революционные нормы как между собой, так и с современными потребностями общества.

Поскольку создание кодекса было невозможно без опоры на предшествующее право, первыми его источниками должны были стать кутюмы (обычаи), приспособленные к новому укладу общественных отношений. Сбор и использование обычаев вызывало у комиссии значительные затруднения. Их многочисленность и разнообразие дополнялись еще и тем, что три четверти содержания кутюмов были отменены королевскими ордонансами и революционными законами [18, p. 42]. Не менее сложным было согласование противоречий между самими кутюмами. Вследствие этого, по мнению Г.Ф. Шершеневича: «… остается открытым вопрос, насколько нормы кодекса, основанные на обычном праве, воспроизводят то старое право, которым определялась жизнь населения всей Франции» [5, c. 51].

Большое практическое значение и влияние на образование французских юристов имело римское право. Многие важнейшие нормы кодекса были построены на основе римского частного права. Поэтому кодекс стал попыткой согласования римского и обычного права. Таким образом, при составлении кодекса в комиссии сочетались рецепции римского права в северной Франции [16, p. 35] с окончательным преобладанием парижского кутюма, завоевавшего себе главное место в системе источников французского права.[9, p. 369] При этом одни упрекали в преобладании римских норм [1, p. 2], а другие – в увлечении местными кутюмами [2, p. 7]. Представляется, что составителям кодекса удалось найти золотую середину между римским и обычным правом, особенно в правовых институтах, которые не успели полностью сформироваться в дореволюционной Франции. Проект кодекса пытался примирить север с югом, обычное право с римским.

Но по некоторым вопросам компромисс между римским и обычным правом был невозможен. Так, например, в вопросах регулирования имущественных отношений супругов, в северной части провозглашалась общность имущества супругов, а в южной – режим раздельного имущества. Поэтому в кодексе было закреплено право свободного выбора брачующимися правового режима своего имущества.

Помимо обычаев и норм римского права, почти целиком вошли в кодекс многие ордонансы XVIII в. и законы революционного времени. В период между началом революции и учреждением директории было издано множество новых законов, носивших гражданско-правовой порядок. Однако из-за последовавшей реакции многие из них были отменены или изменены. Несмотря на это, составителями был использован большой объем нового законодательства.

Особое значение при составлении кодекса имели сочинения французских юристов, знакомых с юридической практикой и влияющих на судебное толкование закона. Целое поколение французских юристов конца XVIII в. было воспитано на трудах Дома и Потье. Из их сочинений заимствовались как теоретические конструкции, так и толкование смысла законов. Существовавшая юридическая литература способствовала объединению гражданского права до 1789 г. и оказала серьезную помощь составителям кодекса, которые делали из нее обширные заимствования [13, p. 76]. По мнению некоторых исследователей, отдельные статьи, «…встречающиеся в кодексе, принадлежат перу древних французских юристов, ныне более или менее забытых» [3, c. 6].

Несмотря на используемые источники, согласно закона от 21 марта 1804 г. со времени вступления в действие кодекса, римское право, ордонансы, общие и местные обычаи, статуты и регламенты теряли свою силу по вопросам, предусмотренным кодексом. В то же время закон постановлял, что применение обычаев по вопросам, разрешенным кодексом, впредь допустимо [12, p. 353], т.е. тем самым не запрещалось применение обычаев, не вошедших в кодекс, пусть даже иногда противоречащих закону [10, p. 103], [19, p. 132]. Также среди норм, отмененных вступлением в действие кодекса, не содержится законов революционного периода. Поэтому представляется, что они были отменены лишь настолько, насколько не противоречили кодексу.

Кодекс состоял из 2281 статьи и делился на книги, книги на разделы, разделы на главы, главы на отделения, отделения на статьи, статьи на части. В целом его содержание было основано на римской или институциональной системе построения частного права, которая включает в себя три элемента: personae (лица), res (вещи), actions (действия, иски). Первая книга соответствует первому элементу и носит название des persones. Вторая и третья книги раскрывают второй элемент системы. Третий же элемент находит выражение в гражданско-процессуальном кодексе – Code de la procedure civil.

Несмотря на передовое для своего времени значение, исследователи отмечают в кодексе достаточно много недостатков и недоработок. Во-первых, в кодексе содержится много редакционных погрешностей и недостатков юридической техники. Так, например, различные титулы изложены по-разному с точки зрения стиля изложения, имеются различия в терминологии. В различных значениях используется одно и то же понятие. Так, например, говоря о трибунале первой инстанции, французский кодекс в совершенно одинаковых случаях употребляет выражения: juges (судьи), tribunal civil (гражданский трибунал), tribunal (трибунал), tribunal de l’arondis­sement (трибунал округа), justice (правосудие). Заглавие третьей книги «des differentes manieres dont on acquiert la proprite» может включать в себя положения о наследовании, о дарении и завещаниях (ст. 1582–1707). Но этот раздел совсем не подходит для изложения обязательственного права.

Во-вторых, в кодексе обнаруживаются существенные пробелы (напр. статьи 1131–1133.) [11,
p. 102]. Так, в нем нет положений о защите владения, и, несмотря на упоминание о ней в гражданско-процессуальном кодексе (Code de procedure civile), отсутствие соответствующих статей ощущалось в праве Франции [8, p. 32]. Статья 1140 отсылает к постановлениям о транскрипции недвижимости, однако их вообще не содержится в кодексе 1804 г. В то же время ст. 2189 и 2180 основываются на этой норме для возникновения права собственности у приобретателя недвижимости.

Однако некоторые пробелы в кодексе Наполеона можно объяснить политико-историческими особенностями того времени. Так, отсутствие в кодексе положений о юридических лицах вполне соответствует взглядам политических деятелей революционного периода, которые возлагали исключительно на государство и на его органы заботы о достижении общеполезных целей, считая частные учреждения и объединения лиц бесполезными и даже вредными [7, p. 181].

В-третьих, помимо пробелов встречаются и коллизии норм: противоречат статьи 1583 и 2102, 874 и 1020, 777 и 724 и т.д.

Представляется, что причиной многих недочетов, недостатков формулировок и других технических промахов является быстрота составления кодекса. Тем не менее, можно согласиться с Г.Ф. Шер­шеневичем, что «… приходится поражаться умением составителей кодекса выражать положения в ясной и в то же время сжатой форме: предложения кратки, слог легок, статьи большею частью не превышают нескольких строк» [5, c. 58]. Несмотря на все замечания в адрес кодекса, его можно признать передовым актом своего времени. Он характеризует свою историческую эпоху и уровень развития европейской юриспруденции начала XIX века.

Но несмотря на ряд недостатков, кодекс Наполеона стал прогрессивным «революционным» правовым актом. Являясь выразителем идей революции, он потеснил пережитки феодального режима и стал новым римским правом, писаным разумом нового мира. «Гражданский кодекс – это революция, собранная в 2000 статей по приказу первого консула» [4, c.3].

В отличие от дореволюционного гражданского права, в кодексе полностью отсутствуют сословные и местные правовые особенности, напротив, было создано единое право для всех французов, одинаковое во всей Франции. Во время революции старое право оставалось в силе, насколько оно не было отменено новым законодательством [15, p. 97]. В то же время есть и другое мнение, что если «… дух французской революции отражается в кодексе, это еще не значит, что само гражданское право подверглось существенным преобразованиям» [3, c. 11]. Несмотря на отмену сословных привилегий, в кодексе сохранились многие прежние основные понятия и положения.

С появлением гражданского кодекса начался процесс формирования единой унифицированной системы законодательства, что придавало большую централизацию власти и давало возможность заново организовать иерархическую судебную систему. Общие юридические принципы должны были положить конец местным различиям и освободить государство от необходимости применять массу законов, декретов и уставов, содержащихся в многочисленных сборниках. Это удобство оценивалось и консулами и всеми французами.

Кроме единства кодекса, влияние буржуазной революции выразилось в ряде правовых институтов: гражданский брак, неизвестный старому режиму, закрепляется как единственная форма законного брака, и не содержится даже намека на религиозные нормы; в вещном праве были уравнены виды права собственности на недвижимость, а право собственности стало доступным всем гражданам, «…как право безусловно полное, терпящее лишь те, сравнительно незначительные и в жизни необходимые, ограничения, которые и были восприняты кодексом» [3, c. 11].

«Кодификация, предпринятая первым консулом, была призвана удовлетворять потребности окрепшего третьего сословия и успокоить окончательно приобретателей национальных имуществ, которые приветствовали брюмерский переворот, как верный залог общественного спокойствия» [21, p. 16].

Одной из основополагающих идей кодекса, проникнувшей все его положения, стало равенство всех перед законом. Кроме того, закреплялись принципы отделения гражданского законодательства от канонического и неприкосновенности частной собственности. Эти постулаты кодекса как нельзя больше соответствовали формировавшемуся капиталистическому укладу экономики. В связи с этим, не совсем верным представляется существующее мнение, что если оставить в стороне чисто феодальные основы, то вся совокупность старого французского права, за некоторыми видоизменениями, перешла в содержание действующего гражданского кодекса [22, p. 357].

Созданный кодекс положил начало не только развитию гражданского законодательства, но и науки гражданского права. Еще долгое время цивилистическая наука и преподавание гражданского права во Франции сводились в основном к толкованию кодекса Наполеона. Изучение римского и древне-французского права, в большинстве случаев уходило на второй план [14, p. 3]. За весь XIX век кодекс практически не изменился: из 2281 статьи только 216 были отменены или изменены, а 2065 остались в прежнем виде. Этот факт говорит о том, что кодификаторы 1804 г. нашли подходящую и общедоступную форму для давно уже установившихся правовых положений, и население, которому пришлось жить с этой книгой, не чувствовало до сих пор еще потребности подвергнуть ее коренной переделке. Несмотря на некоторую критику и требование внесения изменений в кодекс [20, p. 235], за весь XIX век в кругах законоведов не было серьезных намерений по пересмотру действующего или составлению нового кодекса. В изменениях не был заинтересован и правящий класс французского общества, поскольку положения кодекса вполне гармонировали с его экономическими потребностями и воззрениями. Так, обязательственное право предоставляло широкие возможности в формировании договорных отношений без видимых ограничений воли контрагентов со стороны государства, и, когда возникало разногласие или спор по поводу условий договора, суд должен был отдать преимущества утверждениям работодателя и домохозяина (напр. статьи 1716, 1779–1781).

Таким образом, кодекс Наполеона основывался на разнообразных источниках и воплощал различные исторические эпохи. В нем соединялись и согласовывались современные достижения юриди­ческой мысли с просуществовавшими ни одно тысячелетие правовыми конструкциями. Благодаря составителям, и прежде всего, самому Наполеону, кодекс вобрал нормы, наиболее соответствовавшие послереволюционной социально-экономической обстановке и потребностям общественного развития.

Литература

  1. Замечания Бордосского апелляционного суда. // Crussaire. Analyse des observations des tribunaux.
  2. Замечания суда в Монпелье. // Crussaire. Analyse des observations des tribunaux.
  3. Кассо Л.А. К столетию кодекса Наполеона. (1804–1904). СПб., 1904.
  4. Леруа М. Старое и новое право. К столетию кодекса Наполеона. Пер. с фр. Ю. Стеклова. СПб., 1907.
  5. Шершеневич Г.Ф. Очерки по истории кодификации гражданского права. Т. I. Франция. Казань, 1897.
  6. Юшкевич В.А. Наполеон I на поприще гражданского правоведения и законодательства. М., 1905.
  7. Avril. Les origines de la distinction des etablissements publics et des etablissements d’utilite pudlique. 1900.
  8. Birague d’Apremont. La complainte possessoire. Paris, 1902.
  9. Brissaud. Manuel d’histoire du Droit francais. 1898.
  10. Briere. Droits du preneur, 1877.
  11. Cornil. A propos de la Revision du Code civil. 1886.
  12. Cp. Geny. Methode d’interpretation et sources du droit positif. 1899.
  13. Fenet. Pothier analyse dans ses rapports avec le Code civil. 1826.
  14. Gavet. Sources de l’histoire des institutions et du droit francais. Paris, 1899.
  15. Goulliart. Exposition des regles du droit ancient. Paris An. VII.
  16. Glasson. Histoire du droit et des institutions de la France, VIII.
  17. Joubaire. Essai sur la revision du Code civil. 1873.
  18. Lafferiere. Histoire du droit francais. Т. II.
  19. Lombard. La coutume de Salies de Bearn. Paris, 1900.
  20. Rousset. Analyse critique et redaction nouvelle du Code Napoleon. 1867.
  21. Vandal. L’avenement de Bonaparte. 1902.
  22. Viollet. Histoire du droit civil francais. 1893.

Bibliography

  1. Observations by Bordeaux Court of Appeal // Crussaire. Analyse des observations des tribunaux.
  2. Observations of the court in Montpelier. // Crussaire. Analyse des observations des tribunaux.
  3. Casso L.A. To the centenary of Napoleon’s Code.. (1804–1904). SPb., 1904.
  4. Leroy M. Ancient and new law. To the centenary of Napoleon’s Code. Transl. From French by
    Yu. Steklov, SPb. 1907.
  5. Shershenevich G.F. Sketches on the history of the civil law codification. V. I. France. Kazan, 1897.
  6. Yushkevich V.A. Napoleon I in the field of civil law and legislation. М., 1905.
  7. Avril. Les origines de la distinction des etablissements publics et des etablissements d’utilite pudlique. 1900.
  8. Birague d’Apremont. La complainte possessoire. Paris, 1902.
  9. Brissaud. Manuel d’histoire du Droit francais. 1898.
  10. Briere. Droits du preneur, 1877.
  11. Cornil. A propos de la Revision du Code civil. 1886.
  12. Cp. Geny. Methode d’interpretation et sources du droit positif. 1899.
  13. Fenet. Pothier analyse dans ses rapports avec le Code civil. 1826.
  14. Gavet. Sources de l’histoire des institutions et du droit francais. Paris, 1899.
  15. Goulliart. Exposition des regles du droit ancient. Paris An. VII.
  16. Glasson. Histoire du droit et des institutions de la France, VIII.
  17. Joubaire. Essai sur la revision du Code civil. 1873.
  18. Lafferiere. Histoire du droit francais. Т. II.
  19. Lombard. La coutume de Salies de Bearn. Paris, 1900.
  20. Rousset. Analyse critique et redaction nouvelle du Code Napoleon. 1867.
  21. Vandal. L’avenement de Bonaparte. 1902.
  22. Viollet. Histoire du droit civil francais. 1893.

Taraborin R.S.

Napoleon’s code of 1804: historical and legal characteristics

The article considers historical and legal characteristics of the 1804 Civil Code of France. The sources and the adopted codification system of the French civil law of the early XIX century are analyzed and also some authors’ shortcomings while drawing the code are revealed.

Key words: civil law of Francehe history of European lawNapoleon’s Codecodification of lawNapoleon Bonaparte.
  • История


Яндекс.Метрика