Тенденции социального развития монопрофильных городов с градообразующим предприятием

Кох И.А.

УДК 316.42
ББК 60.546.21

В статье автор осуществляет комплексный анализ и дает оценку экономического и социального состояния монопрофильных городов, определяет тенденций их развития. За основу исследования, представленного в ста-тье, взяты муниципальные образования с градообразующим предприятиям, которые стали зонами риска в связи с экономическим кризисом. Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ 08–03–00626а.

Ключевые слова: градообразующее предприятиемонопрофильные городаразвитие.

Социальное развитие монопрофильных городов находится в большой зависимости от экономического положения дел на градообразующем предприятии. Наличие в городе крупного градообразующего предприятия, на котором занято иногда до половины всего трудоспособного населения, имеет свои положительные и отрицательные стороны. С одной стороны, как правило, в большинстве случаев заработная плата или доходы работающих на таком предприятии по данным статистики всегда выше, чем у работающих на других предприятиях. Кроме того, предприятия обычно содержат значительную долю социальной инфраструктуры монопрофильных городов (образование, здравоохранение, учреждения культуры, бытовые предприятия и др.) посредством прямого участия, через налоги в бюджет муниципального образования или социальные программы (социальный пакет). С другой стороны, если предприятие переживает экономические трудности, то сразу возникает кризисная ситуация, резко возрастает безработица, снижается уровень жизни населения, сокращается финансирование бюджетных учреждений и сферы социальных услуг. Недостаточный учет демографических и природно-климатических условий при размещении предприятий обуславливают высокую вероятность дестабилизации их социального развития.

В этой связи особую актуальность приобретает комплексная оценка экономического и социального состояния монопрофильных городов и определение тенденций их развития. Такая оценка должна учитывать ситуацию в сфере занятости населения и на рынке труда монопрофильных городов, состояние социальной сферы, оценку уровня и качества жизни населения в сравнении с аналогичными показателями других городов и региона в целом.

Положение в сфере занятости населения имеет принципиальное значение для понимания динамики социального развития монопрофильных городов, отличительной характеристикой которых является монополизация сферы использования трудовых ресурсов. Жесткая зависимость численности и структуры занятых (следовательно, и незанятых работников) от потребностей градообразующего пред­приятия является главным фактором, обуславливающим появление специфических дис­про­порций в развитии моноспециализированных рынков рабочей силы. В современных рыночных условиях градообразующее предприятие является монополистом на локальном рынке труда и при прочих равных условиях будет проявлять меньший спрос на рабочую силу и выплачивать меньшую зарплату, чем предприятие, действующее в условиях нормальной конкуренции. Особенности произво­дственной технологии градообразующего пред­приятия определяют и демографическую структуру спроса на рабочую силу в моно­профильном городе.

В монопрофильных городах ограничивается профессиональная мобильность рабочей силы, сужаются возможные сферы трудовой деятельности, что в наибольшей степени затрагивает интересы молодежи, заинтересованной в расширении сферы профессиональных возможностей. Такая ситуация негативно отражается и на демографических процессах, стимулирует нежелательную миграцию. Наконец, возникают трудности в муниципальном управлении. 

Таким образом, в условиях территориальной изолированности, монополизации градообразующим предприятием рынка труда и социально-экономической сферы складываются специфические тенденции социального развития с ограниченными возможностями. Существование специфических диспропорций моноспециализорованных рынков труда предопределяет и специфику методоло­гического подхода, используемого при анализе тенденций социального развития монопрофильных городов. Необходим углубленный статический и динамический анализ различных «срезов» социаль­ной структуры, обусловленной особен­но­стями рынка труда и занятости населения. Наиболее важными элементами такого анализа выступают сравнительная оценка динамики безработицы (официальной и скрытой), средняя продолжительность безработицы, структура безработных по возрасту и полу, по причине увольнения, профессии, квалификации и уровню образования. В монопрофильных городах складывается своеобразная структура спроса и предложения специалистов различных профессий.

При анализе рынка труда и экономической эффективности деятельности градообразующих предприятий целесообразно учитывать динамику как минимум за три года и сопоставлять различные показатели со средними в регионе. Важно также оценить состояние социальной инфраструктуры монопрофильного города, удовлетворенность населения деятельностью социальных учреждений и органов власти. На основе полученных данных определяется характер диспропорций социального развития, выявляются специфические черты социальной инфраструктуры, уровня и качества жизни населения монопрофильных городов, оценивается степень благоприятности/неблагоприятности ситуации в конкретном городе по сравнению с другими городами в регионе, выявляются наиболее уязвимые демографические и социально-экономические проблемы городов с точки зрения перспектив социальной политики и социокультурного развития монопрофильных городов.

Качество жизни населения монопрофильных городов является важнейшим показателем уровня социального развития. Оценка качества жизни предусматривает оценку не только уровня материального благосостояния людей, но и их здоровья, образования, сохранения окружающей среды, реализации прав и свобод, комфортности проживания. Для проведения количественной оценки целесообразно выделить наиболее важные статистические показатели, позволяющие охарактеризовать состояние основных социальных сфер, определяющих качество и уровень жизни человека в монопрофильных городах. Там, где это позволяет структура данных, обобщаемых органами государственной статистики, следует использовать показатели, оценивающие социальные явления как в статике, так и в динамике. Такие показатели должны отражать демографические характеристики (естественный прирост (убыль) населения, механический прирост (убыль) населения, миграция, доля пенсионеров в общей численности населения, половозрастная структура населения города и др.); состояние здравоохранения: число врачей и больничных коек на каждые десять тысяч человек, платность и доступность предоставляемых медицинских услуг; образование – наличие и специализацию учреждений начального и среднего профессионального образования, численность учащихся и лиц с законченным профессиональным образованием. В оценке качества жизни ведущими показателями являются обеспеченность жильем, качественные характеристики жилья (коммунальное обслуживание, обеспеченность водопроводом) и комфортность, а в сфере обеспеченности товарами и услугам – среднедушевой объем розничного товарооборота, среднедушевой объем платных услуг на душу населения, среднедушевой оборот в сфере общественного питания.

В оценке уровня и качества жизни важно выявить основные тенденции динамики выше­перечисленных показателей в сопоставлении со средними показателями в регионе. Так, например, увеличение реального среднедушевого розничного товарооборота при снижении реальных доходов будет свидетельствовать о наличии в городе статистически неучтенных сфер занятости населения, позволяющих частично компенсировать падение доходов, вызванных снижением зарплаты на градообразующем предприятии. Кроме того, динамика показателей среднедушевого розничного товарооборота, уровня доходов (заработной платы) населения зависит не только от уровня занятости, но и от размеров нетрудовых доходов или доходов от трудовой миграции (занятости в других населенных пунктах). Повышение уровня доходов (заработной платы) и среднедушевого розничного товарооборота при повышении уровня безработицы свидетельствуют о наличии процесса перемещения рабочей силы из градообразующего в официально не учитываемые структуры градообразующего сектора, альтернативных источников занятости, которые могут не учитываться официальной статистикой. Падение уровня доходов (заработной платы) и среднедушевого розничного товарооборота в сочетании с ростом уровня безработицы свидетельствует об отсутствии возможностей активной адаптации населения к вынужденной незанятости. Еще один важный момент – это согласование динамики уровня безработицы с естественным и механическим приростом населения. Сокращение естественного и увеличение механического прироста населения на фоне повышения уровня безработицы позволяет оценить степень взаимосвязи напряженности на рынке труда монопрофильного города и интенсивности изменения численности населения.

Оценка качества жизни населения завершается сопоставлением социально-демо­гра­фических и социокультурных показателей монопрофильного города с аналогичными показателями других городов в регионе. С содержательной точки зрения этот блок позволяет провести сравнительную оценку развития социальной сферы в различных городах региона. Необходимость такой оценки обусловлена высокой значимостью для формирования благоприятного социального климата в городе, складывающейся в восприятии его жителей относительной характеристики качества жизни в месте их проживания и других, расположенных в непосредственной близости населенных пунктах.

В результате местные органы власти получают возможность оценить характер зависимости между темпами экономического развития и темпами развития социальной сферы монопрофильного города, и в конечном итоге сделать принципиальный вывод: насколько успешно город реализует свою главную миссию: способствовать удовлетворению потребностей жителей в материальных и духовных благах.

В условиях трансформирующейся экономики монопрофильные города оказались в наиболее сложной социально-экономической ситуации вследствие объективных условий: процессов реструктуризации экономики и промышленного производства, высокой зависимости хозяйственного комплекса от экспорта сырья и ряда других. Кризис в экономике и социальной сфере в Российской Федерации наиболее остро сказался на положении городов и поселков, созданных на базе градообразующих предприятий, особенно монопро­фильных городских поселений. Спад объемов производства, нестабильность государственных заказов, хронические неплатежи привели к тому, что большинство градообразующих предприятий оказалось в критическом положении. Сложившееся положение угрожает существованию монопрофильных городов и может привести к необратимым последствиям для экономики, имеет определяющее значение для стабилизации социально-экономической ситуации в Российской Федерации.

Изучая монопрофильные города, следует принимать во внимание то обстоятельство, что в большинстве своем – это малые города со всеми вытекающими последствиями, положительными и негативными свойствами. Определение перспектив развития малых городов в условиях реформирующейся экономики сталкивается с определенными трудностями, обусловленными избранными стратегиями развития. Необходим особый подход к определению перспективной экономической модели малых городов в сложных экономических условиях жизни районах страны. Стратегия перспективного развития малых городов должна определяться особенностями природных условий и возможностями реструктуризации хозяйственной деятельности. При прогнозировании путей экономического, социального и культурного развития городов надо идти от потребностей населения. Город должен рассматриваться в системе «население – территория – производство».

Спад объемов производства и реализации продукции градообразующих предприятий приводит к сокращению местных налогов. Следствием этого является сокращение средств в бюджетах городов на развитие муниципальной инфраструктуры, на решение социально-экономических вопросов, на выплату заработной платы работникам бюджетной сферы и коммунального обслуживания. Все это влияет на социальное развитие малых городов. Наиболее действенным средством активизации малых городов является развитие промышленности, более комплексное использование природных ресурсов, совершенствование технологии производства, освоение новых видов продукции, а также развитие малого предпринимательства. Следовательно, перспективы существования монопрофильных малых городов связаны как с развитием и поддержкой градообразующих предприятий, так и формированием новых секторов экономики, в развитии альтернативных отраслей хозяйствования, развитии новых направлений специализации и диверсификации региональной экономики с учетом ее природно-экономических и социокультурных особенностей. При этом особую роль может и должно сыграть малое предпринимательство, способное более гибко реагировать на рыночные потребности и дать результат в более короткое время.

В Свердловской области сосредоточено большое количество монопрофильных малых городов. Эта ситуация сложилась еще в Советское время и была обусловлена территориально-отраслевым разделением труда в стране. Наличие больших запасов полезных ископаемых и их огромного разнообразия на Урале создало предпосылки для развития горнодобывающей и горно-металлургической промышленности в регионе, а во время Великой Отечественной войны были эвакуированы многие машиностроительные предприятия, которые остались здесь и после окончания войны. Именно сосредоточение этих предприятий и обусловило возникновение большого числа монопрофильных городов в Уральском регионе.

В 2008 году нами было проведено социологическое исследование социокультурных процессов в регионе, в рамках которого был осуществлен массовый анкетный опрос. Всего было опрошено 1004 жителя Свердловской области всех возрастных категорий по квотной двухступенчатой выборке. Исследование позволило выявить ряд противоречий и проблем развития монопрофильных малых городов.

Жители монопрофильных малых городов видят немало преимуществ в регионе своего проживания. Сравним мнения жителей трех таких городов с мнением населения, проживающих в крупном городе Екатеринбург (1 315 тыс. чел.) и в сельской местности (см. таблицу 1).

Из приведенных данных видно, что население монопрофильных городов в большинстве своем считают свой регион малоперспективным для жизни (от 9,3 % до 16,5 %) в противоположность Екатеринбургу (31,7 %). Аналогично расцениваются и возможности трудовой активности для инициативных людей (от 5,2 % в Североуральске до 27, 6 % в Екатеринбурге).

Среди непривлекательных черт отмечается слишком суровый климат, падение социальной активности (см. таблицу 2). Мнения жителей по последнему обстоятельству особенно сильно контрастирует в малом городе (на уровне 25–28 %) с миллионным Екатеринбургом (2,8 %).

Для развития монопрофильных малых городов первостепенное значение имеет демографическая ситуация. Как известно, молодежь стремиться покинуть неперспективное место жительство. В условиях постоянного сокращения численности населения городов, важно выяснить мнение жителей о том, какие причины мешают росту народонаселения в регионе. Результаты опроса по Свердловской области приведены в таблице 3.

По данным таблицы 3 видно, что низкие доходы и плохие жилищные условия (62,9 % и 46,4 % соответственно) являются основными причинами, по которым население Свердловской области не желает иметь детей. В этом единодушны мужчины и женщины, все возрастные группы – молодежь, люди среднего, предпенсионного и пенсионного возраста. Они примерно одинаково возлагают надежды по предоставлению материальной помощи на государство – 32,5 % от всех ответивших. 28,8 % опрошенных считают, что росту численности населения в регионе мешает нежелание людей иметь более одного ребенка. Немногие (6,5 %) связывают низкую рождаемость с плохим медицинским обслуживанием.

Сравним мнения людей по выбранным городам (см. таблицу 4). Как видно из данных таблицы, мнения людей по этому вопросу очень мало различается.

Таблица 1. Привлекательные черты региона

Таблица 2. Непривлекательные черты региона

Таблица 3.

Таблица 4. Что мешает росту численности населения в городах Свердловской области

Таблица 5. Что мешает созданию семьи или ведет к ее разрушению

Жители Свердловской области большое значение придают институту семьи. Именно в семье люди находят наибольшее взаимопонимание, на что указали 54,9 % опрошенных. Примечательно, что 63 % женатых или замужних опрошенных жителей находят взаимопонимание в семье, а 18 % из них – среди друзей. Мнения людей по этому вопросу в различных городах области очень мало различаются.

С другой стороны, сегодня в России распадаются 2 брака из 5. С чем связывают жители Свердловской области невозможность создания семьи или ее сохранения, показано в таблице 5. И здесь мнения людей по этому вопросу в различных городах области очень мало различается. Половина опрошенных жителей связывает невозможность создания семьи или ее сохранения со своей недостаточной способностью материально обеспечить семью. Как мужчины, так и женщины считают это основной причиной (32 % и 29 % соответственно). 45,5 % опрошенных считают, что мешают личностные качества: характер, эмоции. 42 % респондентов указывает на плохие жилищные условия или отсутствие собственного жилья.

Итак, основными причинами, которые мешают созданию или сохранению семьи, являются материальная необеспеченность, несовместимость характеров и плохие жилищные условия.

Для общей картины также имеет значение мнение респондентов о состоянии своего здоровья. Эти данные отражены на диаграмме 1.

Диаграмма 1. Мнение населения о состоянии
своего здоровья

По диаграмме 1 видно, что подавляющее большинство опрошенных (79,4 %) оценивают свое здоровье в целом положительно, хотя только треть из них считают его нормальным. Вместе с тем 18,3 % респондентов дают сравнительно низкую оценку своему здоровью. В то же время мужчины реже признают себя хроническими больными, чем женщины – 2 % против 8,1 %. С другой стороны, из 79,4 % опрошенных, оценивших свое здоровье в целом положительно, 25,5 % полагают, что мужчины в Свердловской области живут меньше, чем женщины, что соответствует статистике.

Оценка состояния своего здоровья жителями отдельных городов Свердловской области представлены в таблице 6.

В рамках данного контекста также был задан вопрос: «Где Вы получали медицинскую помощь последний раз и платили ли Вы за это?» Полученные на него ответы приведены в таблице 7. Больше всего жители Свердловской области получают медицинскую помощь в поликлинике, медпункте по месту жительства (41,9 % ответов). 21,1 % опрошенных последний раз лечились в больнице или специализированном медицинском учреждении, а еще 17,9 % – в поликлинике, медпункте предприятия, на котором работают. Услугами частного врача воспользовались 7,1 % опрошенных. Лишь 3,4 % получили медицинскую помощь у себя на дому. Отметим, что за медицинские услуги платил каждый третий, причем чаще это происходило в поликлинике по месту жительства и в больнице (написали 9,9 % и 9,2 % человек соответственно), а не на приеме у частного врача – 6,8 % ответов, где это вполне понятно.

Таблица 6. Оценка состояния своего здоровья по городам Свердловской области

Таблица 7. Место и платность получения медицинской помощи

Таблица 8. Место получения платной медицинской помощи

Таблица 9.

Таблица 10. Оценка материального положения своего и своей семьи


В таблице 8 представлены результаты опроса населения различных городов Свердловской области по поводу места получения платной медицинской помощи. Из таблицы видно, что платные медицинские услуги в большей мере распространены в крупных городах и весьма ограничены в малых городах. Причем, в монопрофильных городах количество платных услуг несколько выше, чем в других, хотя «лидируют» здесь крупные города – Екатеринбург (1,315 млн. чел.) и Нижний Тагил (377,5 тыс. чел.).

В оценке социального благополучия городов определяющим фактором является материальное положение населения. Подробные данные о том, как население оценивает свое материальное положение, можно видеть в таблице 9.

Четверть опрошенных считает себя бедными, еще 16,2 % имеют материальный достаток ниже среднего. 34,5 % опрошенных говорят о том, что денег в основном им хватает. И только каждый пятый оценивает свое материальное положение выше среднего. По данным опроса, приобретение квартиры и машины не вызывает затруднений лишь у 2,5 % жителей Свердловской области. При анализе этих цифр нужно учитывать психологию человека, а именно то, что люди в процессе опроса склонны завышать свое материальное благополучие. Исключение составляют люди с очень высокими доходами, которые наоборот стремятся занижать свое финансовое состояние.

Оценка материального положения своего и своей семьи в монопрофильных малых городах несколько ниже, чем в крупных городах, хотя реальные доходы в крупных городах выше (см. таблицу 10).

Материальное положение – одно из составляющих общего благополучия. По сравнению с прошлым годом 39,2 % опрошенных жителей Свердловской области отметили, что их жизнь не улучшилась, но и не ухудшилась (таблица 11).

Таблица 11. Субъективные оценки изменений
уровня жизни

Социальное развитие городов определяется также оценкой жителями качества услуг, предоставляемых населению. Полученные ответы обобщены в таблице 12.

Качество жилищно-коммунального обслуживания половина опрошенных оценивает как «удовлетворительное», а 39,8 % – как «плохое». Менее 7 % считают его хорошим. Благоустроенность своего двора, микрорайона 42,5 % жителей Свердловской области характеризуют как «удовлетворительное», а 44,9 % – как «плохое». Эти данные свидетельствуют о наличии положительной взаимосвязи между указанными видами сервиса.

Разнообразие бытовых услуг по мнению 56,3 % жителей Свердловской области является удовлетворительным. 19,4 % опрошенных полагают его хорошим, а 18,6 % дают противоположную оценку.

Снабжение товарами долговременного пользования и товарами повседневного спроса подавляющее большинство населения признает хорошим (69,6 % и 68 % ответов), а оставшаяся четверть участников опроса считает удовлетворительным. Качество услуг почты, телефона 35,5 % жителей Свердловской области характеризуют как «хорошее», еще 51,8 % – как «удовлетворительное».

Что касается конкретных городов, то здесь есть различные мнения (см. таблицу 13), однако сохраняется однозначная тенденция: в малых городах оценки качества жилищно-коммунального обслуживания ниже. Вместе с тем в отдельных городах проблемы жилищно-коммунального обслуживания населения успешно решены.

Результаты опроса показывают тенденцию незначительного улучшения жизни населения Свердловской области по сравнению с прошлым годом. 42 % ответивших считают, что их жизнь в целом улучшилась. Только каждый шестой написал о том, что его жизнь ухудшилась.

Таблица 12. Качество услуг, предоставляемых населению

Таблица 13. Оценка качество жилищно-коммунального обслуживания

Тем не менее будущий год не вызывает у населения оптимизма. По результатам нашего исследования, только каждый третий в следующем году ожидает улучшения жизни своей семьи. С другой стороны, столько же человек затруднились ответить на вопрос о том, как изменится их жизнь в ближайшем году. Почти 10 % опрошенных вообще считают, что их жизнь ухудшится. Отсюда можно заключить, что люди не уверены в своем будущем. Поэтому большинство жителей Свердловской области не ждут улучшения жизни в будущем году.

На диаграмме 2 представлены ответы на вопрос: «Насколько Вы сегодня уверены или не уверены в своем будущем?» Лишь 12,6 % опрошенных «вполне уверены», а еще 29 % респондентов выразили уверенность в завтрашнем дне. С другой стороны, почти столько же человек затруднились ответить на этот вопрос, а 26,6 % опрошенных не уверены в своем будущем.

Диаграмма 2. Уверенность в будущем.

Мировой финансовый кризис 2008 года, который особенно тяжело отразился на экономике малых городов, повлиял на уверенность граждан в своем будущем. Переменная «уверенность в завтрашнем дне» коррелирует с уровнем удовлетворенности жизнью в целом. Почти половина опрошенных в целом удовлетворена своей жизнью. Суммарное количество неудовлетворенных составило 36 %. Исходя из логики, что существует взаимосвязь между уверенностью в будущем и удовлетворенностью своей жизнью, можно сделать вывод: в условиях мирового финансового кризиса будет расти число людей, которые не удовлетворены своей жизнью. Различия по городам незначительны (см. таблицу 15).

Таким образом, социальное развитие монопрофильных городов с градообразующим предприятием зависит от экономической ситуации и рыночной конъюнктуры. Крупное градообразующее предприятие, на котором занята значительная часть трудоспособного населения города, имеет свои положительные и отрицательные последствия. Однако его существование всегда выступает фактором дестабилизации, особенно в периоды экономических кризисов. От экономической активности зависит вся социальная инфраструктура монопрофильных малых городов (образование, здравоохранение, учреждения культуры, бытовые предприятия и др.). Недостаточный учет демографических и природно-климатических условий при размещении предприятий обуславливают высокую вероятность дестабилизации их социокультурного развития.

Таблица 15. Насколько Вы удовлетворены своей жизнью в целом

Литература

  1. Город Полевской // Энциклопедия местного самоуправления. Уральский Федеральный Округ. Екатеринбург, 2002. С. 168–170.
  2. Заславская Т.И. Современное российское общество. Социальный механизм трансформации. М.: Изд-во «Дело», 2004.
  3. Любовный В.Я. Монопрофильные города России: Проблемы и возможные пути решения // Жилищное право. 2001. № 3.
  4. Малый город: Социально-демографическое исследование небольшого города / Отв. ред. Б.С. Хо­рев. М.: Изд-во МГУ, 1982.
  5. Передерий А.А. Основные проблемы развития монопрофильных городов Крайнего Севера // Народонаселение и экономика. 2004. № 6.
  6. Социально-экономическое развитие малых городов / Под ред. Г.Ю. Ветрова. М.: Фонд «Институт экономики города», 2002.
  7. Лаппо Г.М. Административно-территориальное деление и города-центры [сайт]. Режим доступа: URL: http://ref-5.ru/ booktekst_106736.html.

Bibliography

  1. The town of Polevskoi // The encyclopedia of local government. The Ural Federal Area. – Ekaterinburg, 2002. P. 168–170.
  2. Zaslavskaya T. I. The modern Russian society. Social mechanism of transformation. М.: «Delo» Publishing, 2004.
  3. Lyubovnyi V.Ya. Single-industry towns of Russia: Problems and suggested solutions // Right for housing. 2001. № 3.
  4. Minor town: Social-demographic study of a small town / Resp. editor B.S. Khorev. М.: MSU Publ., 1982.
  5. Perederii А.А. Main development problems of single-industry towns of the Far North // Population and economy. 2004. № 6.
  6. Social-economic development of small towns / Edited by G.Yu. Vetrov. М.: The “Institute of city economy” Fund, 2002.
  7. Lappo G.M. Administrative –territorial division and town-centers [site]: URL: http://ref-5.ru/booktekst_106736.html.

Kokh I.A.

Social development trends of single-industry towns with the town-forming enterprise

The author provides a complex analysis and estimates the economic and social state of single-industry towns and identifies their development trends. The research in the article is based on municipal entities with town-forming enter-prise, which have become risk zones due to the economic crises. Article is prepared with financial support of grant RFH 08-03-00626а.

Key words: town-forming enterprisesingle-industry townsdevelopment.
  • Социально-экономическое развитие России в контексте антикризисного управления


Яндекс.Метрика