Проблемы государственного регулирования демографического поведения молодежи индустриального региона

Акьюлов Р.И., Акьюлова Е.И.

УДК 30
ББК 66.041

В статье рассматриваются особенности демографического поведения молодежи Свердловской области. Основное внимание сосредоточено на изучении ценностных ориентаций, характера семейно-брачных, репродуктивных установок младших возрастных когорт населения региона, а также отношения молодежи к проводимой в стране демографической политике. Результаты исследования, содержащиеся в статье, имеют большое прикладное значение для осуществления обратной связи в ходе государственного регулирования демографических процессов.

Ключевые слова: воспроизводство населениядемографическая политикадемографический кризисмалодетностьрепродуктивные установки.

Основным элементом процесса воспроизводства населенияявляется постоянное возобновление поколений через процессы рождаемости и смертности. Определяющим фактором современной демографической ситуации является рождаемость, которая опустилась в нашей стране до самого низкого в мире уровня. Суммарный коэффициент рождаемости в 2008 году в Свердловской области составил 1,488, в то время как для простого воспроизводства, т.е. такого, при котором население не растет, но и не убывает, требуется рождение в среднем 2,14–2,3 детей в расчете на один брак (с учетом компенсации бесплодия, разводов и овдовений).

В отечественной литературе существуют разные точки зрения на проблему низкой рождаемости. Подход В.А. Борисова, А.И. Антонова и др. – направлен на устранение депопуляции через 30–40 лет лишь посредством резкого увеличения среднедетных семей (3–4 ребенка). По мнению других демографов – Л.Е. Дарский, А.Г. Волков, А.Г. Вишневский, снижение рождаемости является естественным процессом, имеющим свой предел, при этом снижение рождаемости и депопуляция рассматриваются как позитивное средство избавления от «перенаселенности». Л.Л. Рыбаковский, В.В. Елизаров и др. считают необходимым незначительное повышение рождений за счет реализации имеющейся у населения потребности в 2–3-х детях и частичном понижении смертности. Но все демографы единодушны в том, что распространение ориентации на одного ребенка в семье для воспроизводства населения – нежелательное явление, предпочтительней иметь 2–3-детную семью.

Демографическая ситуация в стране во многом определяется не только стабилизацией экономической ситуации, гуманистической социальной политикой, первоочередной заботой о материнстве и охраной детства, но и отношением молодежи к семье. Исследование процесса воспроизводства населения неразрывно связано с изучением отношения молодежи к институту брака и семьи, к своей предстоящей и реализуемой на практике родительской деятельности. Несмотря на то что современная молодежь делает выбор в пользу индивидуалистических стратегий жизненного успеха, ценность семьи занимает приоритетное место среди ценностных ориентаций новых поколений. Об этом достаточно убедительно свидетельствуют материалы исследования «Молодежь-2009», проведенного авторами данной работы. Основное внимание в проведенном исследовании было уделено проблемам семьи и отношению молодежи к семейному образу жизни. В ходе опроса изучались репродуктивные установки, формирующие демографическое поведение молодежи Свердловской области. В рамках программы в 2009 году был проведен выборочный социологический опрос 1380 молодых людей (жителей города Екатеринбурга и Свердловской области) в возрасте от 19 до 23 лет. Характерной чертой проведенного исследования явилось то, что респонденты были опрошены по месту работы и учебы в ВУЗах Екатеринбурга. В исследовании применялась случайная простая бесповторная выборка.

По результатам проведенного исследования были выявлены ценностные ориентации для молодежи Свердловскойобласти. Наиболее значимыми оказались такие ценности как (в порядке убывания): «семья» (24,8 %), «здоровье» (20,4 %) и «материальный достаток» (16,9 %). Менее значимыми оказались следующие ценности: «хорошие друзья» (7,8 %), «интересная работа» (7,6 %), «дети» (5,1 %), «хорошее образование» (4,7 %), «социальное положение и власть» (3,6 %), «свобода и независимость» (3,5 %). Последнее место (лишь 5 % опрошенных) в списке важных сфер жизни занимают «разнообразный отдых и досуг» (1,8 %), «признание в обществе (почет и уважение)» (1,6 %), «личная безопасность» (1,2 %) и «возможность жить за границей» (0,8 %).

В системе жизненных ценностей современной молодежи Свердловской области просматривается конкуренция ценностей – «работа» и «дети», а также «материальный достаток, богатство» и «дети». Следует обратить внимание на то, что в иерархии жизненных ценностей молодежи выявился значительный разрыв между значимостями ценностей «семья» и «дети» – высокая значимость ценности «семья», но относительно низкая значимость ценности «дети». Отсюда следует вывод, что хорошая семья в субъективном представлении молодежи не всегда связана с наличием в ней детей (особенно нескольких), выступающих в роли иждивенцев и снижающих уровень благосостояния семьи. С появлением ценностей – профессиональной деятельности, карьеры, высокого материального положения, конкурирующих с семейными, происходит сознательное откладывание женщинами рождения детей, ограничение их числа.

На момент проведения исследования «Молодежь 2009» 98 % молодых женщин 1986–1990 г.г. рождения не имели детей. Респондентам был задан вопрос: «Какое количество детей Вы планируете родить в ближайшие 5–7 лет?»и вопрос прожективного характера – «Сколько детей Вы хотели бы иметь при наличии всех необходимых для этого условий?». Вот мнение девушек (911 чел.), табл. 1:

 

Таблица 1. Планируемое и желаемое число детей

Число детей

% ответов

Планируемое

Желаемое

ни одного

18,2

0,8

один

45,0

8,9

два

31,8

56,5

три и более

5,0

33,7

 

Ответы респондентов показали, что планируемое число детей оказалось заметно ниже желаемого. Среднее число детей, планируемое ими, составляет 1,24. Этот чрезвычайно низкий показатель находится заметно ниже нормы простого воспроизводства поколений (2,14). Большинство опрошенных (77 %) в ближайшие 5–7 лет планируют родить одного-двоих детей, причем 45 % – только одного ребенка, а 32 % – двоих детей. Троих детей планируют иметь лишь 5 % опрошенных. Важно обратить внимание на то, что, находясь в наиболее плодовитом возрасте, пятая часть молодых женщин вообще не планируют рождение ребенка в ближайшие 5–7 лет.Вместе с тем, достаточно высока доля тех, кто при наличии всех необходимых условий хотел бы иметь двоих (более половины опрошенных) и треть респондентов – даже троих детей. Это свидетельствует о невозможности молодежи в настоящих социально-экономических условиях реализовать свои высокие репродуктивные установки. В среднем идеальное (желаемое) число детей оказалось достаточно высоким и составило 2,23. Этот показатель в 1,8 раза превышает планируемое число детей. В целом 90 % опрошенных хотели бы иметь двоих-троих детей при наличии всех необходимых для этого условий и только 1 % не хотят иметь ни одного ребенка. Но даже эти показатели, при условии их реализации, являются недостаточными. По оценкам ведущих демографов, «только для поддержания простого воспроизводства населения необходимо, чтобы семьи с тремя и более детьми составляли более половины общего числа семей» [4, с. 27].

Возникает закономерный вопрос: какие условия необходимы для реализации молодыми женщинами своих репродуктивных установок? Нельзя упускать из вида условия жизни, при улучшении которых повышается вероятность рождения детей, но при этом необходимо помнить, что они действуют только в рамках существующей потребности в детях. Следовательно, демографическая политика должна быть направлена на формирование условий для удовлетворения существующей потребности в детях, которая, в свою очередь, определяется системой ценностных ориентаций. Следует согласиться с Архангельским В.Н., который считает, что «экономический фактор ограничения деторождения играет значительно меньшую роль по сравнению с ценностными ориентациями. …Существует конкуренция потребностей и человек при ограниченных возможностях (а они всегда ограничены) удовлетворяет, прежде всего, те из них, которые для него наиболее значимы. Если материальное и жилищное благополучие существенно более значимы, чем несколько детей, то неудовлетворенность первыми будет восприниматься как помеха к родительству. Не потому, что материальные и жилищные условия плохи, а потому что они значительно важнее для данного человека, чем дети. Потому что он не готов ими пожертвовать в угоду рождению нескольких детей в семье. Если же стать родителями важнее, то, вероятнее всего, дети появятся даже вопреки не совсем хорошим материальным и жилищным условиям». [3]

Какие же мотивы являются для современного молодого жителя Свердловской области определяющими при решении родить ребенка? В ходе опроса выяснялось мнение респондентов относительно мотивов рождения детей (% от общего числа опрошенных – 1380 чел.), табл. 2.

 

Таблица 2. Основные мотивы рождения детей, %

Варианты

% ответов

зарегистрировать брак с нужным человеком

32,3

желание супруга(и) иметь от вас ребенка

32,3

увеличение Вашей семьи

18,1

необходимость продолжения рода

15,5

нежелание делать аборт

1,8

Сумма:

100,0

 

 

Достаточно неожиданным явилось то, что треть респондентов наиболее весомым мотивом рождения детей считают «регистрацию брака с нужным человеком» и треть – «желание супруга(и) иметь ребенка». В данном случае акцент в обозначении мотива смещается не на само рождение ребенка, а на брачного партнера. Ориентацией на семью и рождение детей можно считать следующие ответы: «увеличение Вашей семьи» и «необходимость продолжения рода», которые в совокупности составляют также треть ответов респондентов.

Полученные данные отражают тенденцию недооценивания семейного образа жизни со стороны молодежи, ориентацию на брачного партнера и стремление сохранять партнерские отношения. При этом необходимо обратить внимание на то, что в выборке участвовали молодые люди и девушки 1986–1990 гг. рождения, т.е. когорты, рожденные в период всплеска рождаемости конца 80-х годов. Большинство из них (85,6 %) росли и воспитывались в полной семье с одним-двумя детьми, и только каждый восьмой респондент (12,4 %) воспитывался в неполной семье.

Таким образом, можно констатировать, что при сохранении массовой малодетности закрепляются внесемейные ориентации молодежи и не только исчезают установки на трех и более детей, но и начинает угасать потребность в двух детях. Об этом свидетельствуют и другие исследования, проведенные в 2003–2005 гг. кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ и другими научными организациями в более чем 20 регионах России, которые показали, что воспитание детей в малодетных (с 1–2 детьми) семьях формирует у 85 % подростков установки на малодетность по желаемому числу и у 65 % по ожидаемому числу. [1]

Сложившаяся сегодня ситуация требует осознания угрозы, которую несет в себе глубокий демографический кризис в целом для экономики страны, ее регионов и неотложного решения демографических проблем. Необходимо принятие системы мер со стороны органов государственного управления, направленных на укрепление института семьи, повышение рождаемости, нейтрализацию внесемейных ценностей и обеспечение демографической безопасности. Демографическое поведение не способно измениться за короткий срок, это долговременный процесс. Целесообразна разработка социально-экономической политики в сфере воспроизводства человеческих ресурсов, включающая комплекс направлений и имеющая в качестве одной из ключевых задач поддержку развития полной семьи с несколькими детьми.

В этой связи представляют интерес ответы молодежи Свердловской области на вопрос о том, какие меры со стороны государства могли бы способствовать укреплению молодой семьи и способствовать уменьшению количества разводов. В исследовании «Молодежь 2009» были получены следующие результаты (% от общего числа опрошенных – 1380 чел.):

Наиболее острой, по мнению респондентов, является жилищная проблема. Вторая по значимости – проблема трудоустройства молодежи. Менее значимыми, но важными для четверти респондентов оказались проблемы предоставления мест для детей в детских садах и льготное кредитование молодых супругов с детьми.

В Свердловской области, действительно, существует проблема обеспеченности жильем. На сегодняшний день очень малая доля молодых семей может самостоятельно, без помощи государства улучшить жилищные условия. Обеспечение жильем молодых семей – одна из центральных проблем проводимой молодежной политики. По данным Росстат, в 2008 году показатель общей площади жилых помещений, приходящихся в среднем на одного жителя Свердловской области, составил 21,9 кв. м. [5] Этот показатель заметно ниже международных стандартов.

 

Таблица 3. Мнения респондентов о приоритетных государственных мерах по укреплению молодой семьи и уменьшению количества разводов, % ответов

Варианты

%

предоставление жилья на льготных условиях

38,4

гарантированное трудоустройство молодежи с детьми

26,7

первоочередное предоставление мест в детских садах

13,6

льготное кредитование молодых супругов с детьми

12,7

упрощение процедуры получения пособий для детей

5,1

открытие кредитных линий для получения образования

3,6

Сумма:

100,0

 

 

Вопросы обеспеченности жильем имеют немаловажное значение и могут оказывать влияние на репродуктивные установки молодежи, особенно учитывая тот факт, что на момент опроса «Молодежь 2009» четверть респондентов «не устраивало» имеющееся в их распоряжении жилье. Половина опрошенных удовлетворены жильем «в основном» и «частично», и только пятая часть респондентов «полностью» удовлетворены жилищными условиями. Можно говорить о том, что жилищная проблема в той или иной степени актуальна для подавляющего большинства респондентов (76 %). С одной стороны, неудовлетворенность жилищными условиями может учитываться при принятии решения о рождении ребенка – молодые люди пересматривают свои демографические стратегии в сторону снижения количества детей. С другой стороны, можно допустить, что ссылки на жилищные проблемы являются проявлением противоречия между престижным потреблением и репродуктивными установками, что ведет к блокированию потребности в детях и дальнейшему ослаблению мотивов рождения. В этой связи, по нашему мнению, демографический ориентир жилищной политики необходимо направить на семьи, имеющие одного ребенка, с целью стимулирования рождения второго.

Общеизвестно, что на рождение первого ребенка внешние факторы не оказывают существенного воздействия, но с увеличением возраста и с увеличением числа детей в семье возрастает зависимость репродуктивных намерений от жилищных условий. Подтверждением тому могут служить данные, полученные в опросах населения 2005 года Центра Левады, где в группах с низким потребительским статусом индексы детности выше, чем с высоким статусом. В 4-х условных группах, где «денег не хватает на продукты», «хватает только на продукты», «хватает на продукты и одежду», «хватает на товары длительного потребления», фактическое число рождений и желаемое при всех необходимых для этого условиях соответственно были: 1,74/ 2,54 – 1,61/2,52 – 1,38/2,43 – 1,34/ 2,35. Четко прослеживается обратная связь – уменьшение фактического числа рождений и желаемого числа по мере роста потребительского статуса респондентов. Следовательно, отказ от политики повышения роста ценности семьи и престижа семейно-детного стиля жизни будет способствовать ослаблению значимости двухдетности и дальнейшему распространению супружеской потребности лишь в единственном ребенке. [1]

С целью выяснения мнения молодежи об уровне дохода, который необходим для принятия решений о рождении первого и второго ребенка, в исследовании «Молодежь 2009» респондентам были заданы вопросы: «Какой уровень дохода на 1 члена семьи (в месяц) необходимо иметь, чтобы принять решение о рождении первого ребенка?» и «Какой уровень дохода на 1 члена семьи (в месяц) необходимо иметь, чтобы принять решение о рождении второго ребенка?». Было дано несколько вариантов ответов. Представляют особый интерес ответы молодежи, собирающейся в ближайшие 5–7 лет создать собственную семью (980 чел.), табл. 4.

 

Таблица 4. Зависимость репродуктивных установок от величины уровня дохода в месяц
в расчете на одного члена семьи, %

Уровень дохода, необходимый для принятия решения
о рождении ребенка, тыс. руб.

Первого
ребенка

Второго
ребенка

5–10

0,0

0,6

10–20

4,0

6,4

20–30

24,1

14,5

30–40

30,5

23,1

50–100

40,8

53,8

более 100

0,6

1,7

 

 

Для рождения первого ребенка большинство респондентов (72 %) считают необходимым доход свыше 30 тысяч рублей в месяц на 1 члена семьи. Четверть респондентов считают достаточным для принятия решения о рождении первого ребенка доход на уровне 20–30 тысяч рублей в месяц. Более высокие требования к уровню дохода респонденты предъявляют при решении о рождении второго ребенка – больше половины молодых людей, собирающихся в ближайшее время создать семью, считают, что доход, необходимый для рождения второго ребенка, должен составлять не менее 50 тысяч рублей в месяц на 1 члена семьи. При этом на момент опроса личный совокупный доход двух третей респондентов, собирающихся создать семью в ближайшее время, составлял от 5 до 9 тыс. рублей, шестая часть опрошенных имели доход от 10 до 14 тыс. рублей, и только десятая часть респондентов указала доход свыше 15 тыс. рублей на 1 человека.

Минимальные материально-имущественные критерии, сформулированные опрошенными в качестве необходимого условия для рождения второго ребенка, не совпадают с мерами государства, направленными на повышение рождаемости. Именно это подтвердил анализ ответов на вопрос об оценке эффективности проводимых государством мер по стимулированию рождаемости. В частности, на вопрос о том, насколько стимулирует рождение детей выплата материнского капитала при рождении второго ребенка, 43 % респондентов считают, что такая мера малоэффективна, треть опрошенных выразили двойственную позицию «50 на 50». Только четверть опрошенных уверены в том, что материнский капитал будет способствовать увеличению рождаемости (табл.5).

 

Таблица 5. Оценка степени влияния материнского капитала на уровень рождаемости в стране, % опрошенных

Ранг

Степень влияния

%

1

Значительная

9

2

Выраженная

16

3

Средняя

32

4

Малая

36

5

Полное отсутствие

7

 

Результаты опроса показывают, что молодежь в меньшей степени рассчитывает на поддержку государства в вопросах строительства семьи и предпочитает опираться на собственные силы, что, с одной стороны, свидетельствует о социальной зрелости молодежи, а с другой – не позволяет надеяться на их активное репродуктивное поведение в ближайшей перспективе.

Таким образом, результаты проведенного исследования «Молодежь 2009» позволяют нам увидеть определенные социально-демографические характеристики молодежи Свердловской области. Сегодня можно констатировать, что нынешние 19–23-летние жители Свердловской области представляют собой поколение, обладающее собственным мировоззрением, ориентированным на создание семьи. Семья для современного молодого человека становится, прежде всего, важной сферой личной жизнедеятельности, где приоритет отводится супружеству. Главной семейной ценностью является не столько родительство, сколько супружеские отношения, ориентация на брачного партнера, что также является типичным явлением современного российского общества. Исследование показало, что проблема малодетности состоит в нежелании молодежи реализовывать существующую потребность в 2–3 детях. Малодетность может являться отражением новой системы материальных и духовных ценностей. Низкая ценность детей в системе жизненных ценностей молодежи, выявленная в ходе проведенного исследования, является основной причиной снижения рождаемости. Полностью разделяя мнение А.И. Антонова, можно отметить, что дальнейшее ослабление потребности в детях и уменьшение установок детности «могут способствовать ослаблению воли к жизни, ориентаций на предполагаемые сроки жизни и сокращению средней продолжительности жизни мужчин и женщин». [2, с. 321] Репродуктивное поведение молодежи, уровень стабильности молодой семьи во многом будет определять перспективы демографического развития и эффективность воспроизводства человеческих ресурсов региона.Поэтому социально-экономическая политика в сфере воспроизводства человеческих ресурсов должна включать проведение молодежной политики, направленной на обеспечение необходимых условий для формирования и развития молодых семей, что будет иметь определяющее значение для улучшения демографической ситуации в средне- и долгосрочной перспективе.

В соответствии с международным стандартом качества жилья, разработанным ООН и ЮНЕСКО, на каждого жителя должно приходиться не менее 30 кв. м. общей площади и каждому домохозяйству необходимо иметь собственное отдельное жилье традиционного типа. Кроме того, международным стандартом предусматривается, что каждый член домохозяйства нуждается в одной индивидуальной комнате, и еще минимум две комнаты предназначаются для совместного пребывания.

Литература

  1. Антонов А.И. Демографический кризис России и безотлагательность пронатализма [сайт]. Режим доступа: http://www.perspektivy.info/rus/demo/demogr_krizis_russia_antonov.htm (проверено 15.09.2009 г.)
  2. Антонов А.И. Микросоциология семьи (методология исследования структур и процессов). М.: Издательский дом «NotaBene», 1998.
  3. Архангельский В.Н. Сколько нас будет завтра? [сайт]. Режим доступа: http://www.nanya.ru/opit/10139 (проверено 15.09.2009 г.)
  4. Борисов В.А. Демография. М.: Издательский дом NOTABENE, 2001.
  5. Данные официального сайта Росстат. [сайт]. Режим доступа: http://www.gks.ru/scripts/db_inet/dbinet.cgi (проверено 15.09.2009 г.)