Организация системы управления в холдинге

Вышегородский Д.В. , Трофимова О.М.

УДК 338
ББК 65.292.341

В статье обозначены основы современных взглядов на такое понятие как холдинг. Авторы рассматривают основные эффекты, получаемые от интеграции компании в виде холдинговых структур, а также анализируют наиболее управляемые «узкие» места системы управления холдингом, в том числе управление корпоративными финансами, организационной структурой и корпоративной культурой.

Ключевые слова: горизонтальная «сквозная» организационная структуракорпоративная культурасистема перераспределения финансовых средств внутри холдингасопротивление изменениямуправление финансамихолдинговая структура.

Промышленная и финансово-промышленная интеграция сравнительно недавно стала объектом исследования экономической науки. Этот интерес обусловлен, с одной стороны, выявлением множества неоднозначных социально-экономических последствий интеграции, а с другой – сложностью управления интегрированными корпоративными структурами. Несомненно, что в экономике России роль этих структур огромна, поскольку такие ключевые отрасли, как нефтяная, металлургическая, химическая и ряд подотраслей машиностроения состоят именно из интегрированных бизнес-групп. В частности, социально-экономическое развитие Уральского федерального округа в значительной мере зависит от деятельности таких крупных корпораций как Газпром, ЛУКОЙЛ, ТНК-ВР, Евразгрупп, УГМК, Мечел, ТМК и т.д. Мировой опыт показывает, что основой экономики развитых стран являются крупные интегрированные структуры, в которых аккумулируются возможности промышленного, финансового, торгового, информационного и интеллектуального капиталов, поэтому очевидно, что подобного рода структуры также являются опорой развития российской экономики.

Наиболее популярной формой интеграции является холдинг. Холдинговые отношения в российской промышленности широко распро­странены. В метал­лургической, нефтяной, машино­строительной и др. отраслях именно холдинговые бизнес-группы формируют их облик и ее развитие.

Феномен холдинговых отношений заключается в сочетании формальной юридической самостоя­тель­нос­ти дочерних обществ с зависимостью их хозяйственной деятельности от основного общества, что открывает множество возможностей по построению и изменению структуры управления в холдинговых бизнес-группах, широко используя договорные способы взаимодействия их участников как самостоятельных субъектов права, так и корпоративные формы воздействия на дочерние общества, определяя их решения.

Холдинговые отношения обладают опреде­ленными особенностями. В первую очередь, они связаны со спецификой системы отношений собственности, построения системы финансов и производственно-хозяйственной структуры. Изучение данных вопросов является наиболее актуальным для холдинговых структур поскольку, с одной стороны, эти структуры обладают определенной сложностью управления, а с другой стороны, недостаточно проработанная правовая база порождает субоптимальность отношений как внутри холдинга (между дочерними и основной компанией), так и с внешними контрагентами. От того, насколько грамотно будут решены эти ключевые вопросы, зависит эффективность не только отдельных рыночных агентов, но и целых отраслей.

Впервые понятие «холдинговая компания» было закреплено в 1992 г. во «Времен­ном положении о холдинговых компаниях, соз­даваемых при преобра­зовании государственных предприятий в акционерные общества»: «Холдинговой компанией признается предприятие, независимо от его организационно-правовой формы, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий». Формулировка несколько некор­ректная, поскольку:

  1. различные организационно-правовые формы могут иметь юридические лица, но не предприятия;
  2. определение «холдинговой компании» раскры­вается через понятие «компания», опре­деление которой в законодательстве отсутствует.

Такое определение холдинговой компании имело ограниченное распространение, однако до сих пор правовое положение холдинга в действующем законодательстве не нашло четкого отражения. Тем не менее в российском законодательстве признается существование отношений холдингового типа, т.е. экономической зависимости и отношений субординации между формально независимыми юридически самостоятельными лицами.

Гражданский кодекс РФ раскрывает явление холдинга через понятия дочернего и зависимого хозяйственных обществ. «Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом». Хозяйствующее общество признается зависимым, если другое (преобладающее, участ­вующее) общество имеет более 20 % голосующих акций акционерного общества или двадцати процентов уставного капитала общества с ограниченной ответственностью. Возможности преобладающего общества заключаются в том, что оно может влиять на принятие решений зависимого общества, но не вправе давать ему обязательные указания.

В российском законодательстве сформулированы понятия дочерних и зависимых обществ таким образом, что при тщательном рассмотрении такого критерия, как участие в капитале, отграничить их друг от друга бывает нелегко. Классический «контрольный» пакет акций – 50 % плюс одна акция – уступил место «преобладающему участию в уставном капитале» для дочерних обществ и «более
20 процентов голосующих акций» для зависимых обществ. В случае распыления акций минимальная разница в участии, но до 20 %, может означать наличие отношений «основное – дочернее», но как только участие превышает 20 %, стоит говорить лишь об отношениях между основным и зависимым обществом, из чего видно, что связь между основным и зависимым обществом более тесная, чем между основным обществом и дочерним.

Таким образом, при необходимости создания объединений для предпринимательских целей и контроля над деятельностью их участников можно использовать схему холдинговых отношений, в которой акционерное или иное хозяйственное об­щество или товарищество (основное) контролирует дочерние общества.

На организацию управления холдинга существенное влияние оказывается тип интеграции его участников: горизонтальный, вертикальный, диагональный.

Горизонтальная интеграция– это объединение фирм, выпускающих однородную продукцию. Например, объединение заводов по производству стальных труб в рамках Трубной металлургической компании.

Вертикальная интеграция– это объединение компаний, имеющих регулярные взаимоотношения покупателя и продавца в рамках единой техно­логической цепочки. Одним из примеров может быть объединение горно-обогатительных комбинатов, выпускающих медный концентрат, и производителей рафинированной меди из этого концентрата, что и произошло в Уральской горно-металлургической компании.

Диагональная (конгломератная) интеграция– это объединение фирм не являющихся выпус­кающими однородную продукцию и не находящихся в отношениях покупателя и продав­ца. Например, в состав финансово-промышленного холдинга AVS Group входят транспортные предприятия, торговые фирмы, гостиничные и развлекательные комплексы.

Возможности использования холдинговых отношений заключаются, в частности:

  1. в переносе рискованных операций в дочерние общества, поскольку, будучи самостоя­тельными юридическими лицами, они несут ответственность по своим обязательствам только принадлежащим им имуществом (за исключением случаев привлечения к ответственности основного общества). Стратегия ограничения рисков предусматривает размещение основных ликвидных резервов холдинга в специально созданных для этих целей структурах;
  2. в централизации ряда функций и тем самым экономии управленческих затрат. Как правило, в сфере внимания основного общества оказываются такие полномочия, как планирование, организация финансовых потоков, централизованный бухгал­терский учет, правовое и информационное обеспечение, кадровая политика, маркетинг;
  3. в обеспечении единого внутри холдинга налогового и финансового планирования;
  4. в конфиденциальности контроля. В холдинговой системе организации предприни­мательской деятельности на вершине «холдинговой пирамиды» может быть общество, созданное отдельными лицами, чей реальный контроль через органы управления основного общества практически скрыт и может быть выявлен только через систему аффилированных лиц (схема распределенного холдинга).

Необходимо подчеркнуть, что управление дочерним обществом должно осуществляться основным не непосредственно, а через органы управления дочернего.

Для защиты интересов дочернего общества и его кредиторов в Гражданском кодексе РФ устанавливает следующие случаи ответственности основного общества (товарищества) по долгам дочернего:

  1. солидарная ответственность наступает по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение обязательных указаний основного общества;
  2. субсидиарная ответственность наступает, если по вине основного общества наступило банкротство (несостоятельность) дочернего общества.

Рассматривая процедуру интеграции холдинговых структур с позиции наиболее вероятных к возникновению рисков, можно выделить следующие их виды:

  • процедурные риски:затягивание во времени процесса объединения вследствие комплексности и сложности процессов, необходимости получения разрешений со стороны государственных ведомств (ФАС РФ, ФСФР).
  • юридические и законодательные риски:риски, связанные с несовершенством действующего российского законодательства, регулирующего вопросы реорганизации компаний. Неоднозначность некоторых положений таит в себе риск инициирования судебных процессов как со стороны миноритарных акционеров, так и со стороны любых контрагентов, желающих заблокировать процесс реорганизации.
  • налоговые проверки:затягивание процесса реорганизации на период проверок предприятий налоговыми органами и непредсказуемые результаты таких проверок, учитывая нестабильное финансовое состояние отдельных компаний из числа объединяющихся.
  • организационные риски:интегрируемые компании могут иметь разные системы корпоративного управления.
  • культурные риски:не менее важно уделить внимание и культурному соответствию объединяющихся компаний. Проблема культурного несоответствия между компанией-покупателем и поглощенной компанией часто становится причиной утраты лучших сотрудников поглощаемой компании, что ведет к разрушению стоимости.
  • финансовые риски:очень часто возникают конфликты с дочерними фирмами по вопросам справедливой оценки их активов, согласования финансовых интересов сторон.

В общем случае корпоративное управление в холдинге можно свести к трем направлениям:

  1. управление собственностью,
  2. управление финансами,
  3. управление производственно-хозяйственной деятельностью.

Холдинг – это прежде всего способ управления собственностью, когда основное общество владеет контрольными долями (или полностью) уставных капиталов дочерних обществ. Поэтому независимо от типа интеграции главной задачей владельцев (бенефициариев) является защита этой собственности.

Вторая задача состоит в прибыльном исполь­зовании этой собственности. Следовательно, необходимо выстраивать эффективную систему управления капиталом (финансами), вложенным в предприятия холдинга. Именно финансовое представление о холдинге как о вложенном коммерческом капитале, который может использоваться в совершенно разных сферах предпринимательской деятельности является наиболее адекватной и не зависит от типа интеграции.

Управление производственно-хозяйственной деятельностью на уровне бизнес-группы, а не отдельного предприятия обладает большим значением при горизонтальной и особенно при вертикальной интеграции. При горизонтальная интеграция, которая воздействует на структуру определенного отраслевого рынка, необходимо вырабатывать и усиливать конкурентные преимущества холдинга через координацию объемов производства, ассортимента продукции, снижения издержек дочерних обществ. Эти вопросы решаются путем взаимодействия основного общества с каждой дочерней компанией, между которыми почти отсутствуют интенсивные хозяйственные отношения. В вертикально интегрированном холдинге хозяйственные отношения складываются не только у основного общества с каждым дочерним обществом, но и между дочерними обществами, находящихся на разных этапах (переделах) технологической цепочки. Для диагонально интегрированного холдинга управление производственно-хозяйственной деятель­ностью дочерних предприятий не является задачей, требующей большого внимания со стороны основного общества.

1. Управление собственностью.

Для обеспечения защиты активов холдинга бенефициарии используют несколько способов.

Контрольные пакеты акций или долей дочерних обществ концентрируются в основном обществе. Владение основным обществом организуется через оффшорные компании, зарегистрированные в зарубежных оффшорных странах или территориях (Британские Виргинские острова, Кипр, Антильские острова, Люксембург и пр.). В качестве организационно-правовой формы дочерних предприятий чаще всего выбираются ЗАО или ООО. Лучше всего обладать 100 %-ным пакетом акций или долей дочерних обществ, чтобы не заниматься регулированием отношений с их миноритарными владельцами.

Все большей популярностью пользуется передача акций основного общества в доверительное управление или номинальное владение.

При передаче акций в доверительное управление они списываются со счета акционера и зачисля­ются на счет доверительного управляющего. При этом пе­рехода права собственности не происходит. Объем полно­мочий доверительного управляющего можно регу­лировать. Данная предосторожность позволит исключить возмож­ность несанкционированной продажи пакета акций дове­рительным управляющим. Выделяют следующие преимущества доверительного управления:

  • на лицевом счете акционера акций нет, они переведены на счет доверительного управляющего, это означает, что при поступлении любого передаточного распоряжения к регистратору, он не сможет его исполнить, так как на лицевом счете акционера нет акций.
  • в силу п. 2 ст. 1018 ГК РФ на имущество, переданное в доверительное управле­ние, не допускается обращение взыскания, исключая слу­чаи несостоятельности учредителя управления, что защищает акционера от хищения акций с использованием никогда не существовавших обязательств. Взыскание будет обращено на другие активы, принад­лежащие акционеру.

В случае передачи акций в номинальное держание они также подлежат списанию лицевого счета акционера и зачислению на счет номинального держателя. Кроме того, за ширмой номинального держателя можно осуществлять сделки с акциями, о кото­рых не будет известно потенциальным захватчикам. Однако акции, переданные в номинальное держание, могут быть арестованы, на них может быть обращено взы­скание, если только при появлении судебных приставов-исполнителей представители номинального держателя не заявят, что интересующий приставов пакет акций был все­го пять минут назад переведен на счет «депо» другого вла­дельца. Этот новый владелец может ока­заться доверительным управляющим.

2. Управление интегрируемыми финансами.

Развитие финансов холдингов напрямую оказывает влияние на общее формирование системы управления и должно строиться на следующих принципах:

  • консолидация структурных подразделений корпорации в отношении налогов;
  • проведение единой политики и осуществление единого контроля за соблюдением общих интересов корпорации;
  • ускорение процесса интеграции посредством единой инвестиционной политики;
  • грамотная организация внутренних инвестиционных потоков;
  • централизация участия в капитале других предприятий и др.

На практике применение принципов единого финансового управления выливается в так называемую системуперераспределения финансовых средств внутри холдинговых структур. Цель применения данной системы – оптимизация налоговой базы холдинга.

Существует несколько вариантов перераспределения средств. Один из них – трансфертное ценообразование [5, с. 49]. Это один из самых старых способов перераспределения денег в рамках холдинговых структур, который постепенно уходит в прошлое. Суть его заключается в реализации товаров и услуг между интегри­рованными компаниями по специальным внутренним ценам. Производственное предприятие группы реализует продукцию по заниженным ценам внутренней сбытовой компании, которая, в свою очередь, отпускает товар уже по рыночной цене. Особая экономия на налоге на прибыль достигается в том случае, если сбытовая компании, в которой аккумулируется прибыль, сидит на льготном режиме налогообложения (УСН или ЕНВД). Вместе с тем это один наиболее рискованных способов, поскольку вызывает повышенный интерес со стороны контролирующих органов.

Еще одни из самых простых и удобных способов рефинансирования группы компаний – заем для дочерней компании. Между предприятиями заключатся договор, согласно которому заимодавец передает заемщику деньги, которые тот обязуется вернуть через определенный период времени. Заем может быть как беспроцентным, так и процентным. Преимущество первого заключается в полном отсутствии налоговых потерь. При беспроцентном кредите ни одна из сторон сделки дохода не получает, соответственно, отсутствует налогооблагаемая прибыль. Не возникает обязанностей и по выплате других налогов. Во втором случае, при начислении процентов на сумму займа, может увеличиться налоговая нагрузка заимодавца, которая частично компенсируется умень­шением налога на прибыль заемщика. Не выгодны процентные займы, если в качестве заемщика выступает убыточная компания холдинга, а в роли кредитора – прибыльная.

Как вариант, дающий возможность для налогового планирования, возможно внесение взносов в уставный капитал дочерних компаний. В данном случае возможны два варианта посредством передачи:

  • денежных средств;
  • имущества.

В обеих ситуациях перераспределение средств осуществляется через выплату дивидендов. Главные недостатки такой схемы:

  • трудоемкость;
  • длительный срок возврата денежных средств;
  • ограничения по периодичности выплаты дивидендов.

Но они перекрываются положительными аспектами. Во-первых, ставка налогообложения дивидендов (9 %) значительно ниже налога на прибыль. Кроме того, в отличие от схемы с предоставлением займов не возникает необходимости выплачивать проценты.

Существует и еще одна система перераспределения средств в рамках холдинга, основанная на дивидендах. Так с 1 января 2008 года вступил в силу Федеральный закон № 76-ФЗ «О внесении изменений в статьи 224, 275 и 284 части второй Налогового кодекса РФ». Закон освобождает от налога на прибыль дивиденды, полученные материнской компанией от дочерней. Льгота распространяется только на крупные предприятия, не менее года владеющие 50 % уставного капитала компании, выплачивающей дивиденды. При этом в денежном выражении стоимость этой доли должна превышать 500 млн рублей. В том случае, если дивиденды выплачивает иностранная компания, не входящая в утвержденный Минфином список оффшорных зон (не предусматривающих раскрытия информации при проведении финансовых операций), налоговая ставка составляет:

– 9 % по доходам, полученным в виде дивидендов от российских и иностранных организаций российскими компаниями;

– 15 % по доходам, полученным в виде дивидендов от российских предприятий иностранными компаниями.

Далее, можно выделить компанию-хранителя активов, в рамках которого сосредотачивается вся прибыль холдинга. Основная деятельность такой компании, как правило, заключается в предоставлении имущества в аренду операционным подразделениям холдинга. Например, здание фабрики и все ее оборудование принадлежат хранителю активов, остальные предприятия арен­дуют у него производственные мощности. Компании передают часть своей прибыли хранителю активов, параллельно снижая базу по налогу на прибыль. В целях оптимизации налога на имущество и прибыль «хранителя» логично перевести на упрощенную систему налогообложения. При использовании данной схемы очень важно учитывать сопоставимость цен на аренду, чтобы избежать проверок со стороны налоговой инспекции. Кроме того, размер арендной платы должен быть постоянным.

Еще один вариант оптимизации налогообла­гаемой базы – безвозмездная передача имущества от дочерней компании к управляющей и наоборот. Согласно статье 346.39 НК РФ [6, ст. 346.39] передача на безвозмездной основе имущества, необходимого для выполнения работ, по соглашению между инвестором и оператором соглашения в соответствии с программой работ и сметой расходов, которые утверждены в установленном соглашением порядке и не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения). В данном случае и инвестором и оператором могут выступать как дочерние предприятия, так и основное.

3. Управление производственно-хозяйственной деятельностью.

Итак, из всех форм интеграции предприятий холдинговая форма обладает наиболее широкими возможностями построения эффективной системы управления, поэтому необходимо определить принципы построения организационной структуры холдинга.

Наряду с упорядочиванием имущественных связей и определением организационно-правового статуса предприятий, в структуре управления должно быть осуществлено разделение полномочий и ответственности между хозяйствующими субъектами холдинга.

Структура управления холдинга должна соответствовать принципу дивизионализации, который означает разделение деятельности по принятию оперативных и стратегических решений и передачу полномочий выработки последних управляющей компании. Такое разделение управления на оперативный и стратегический уровни способствует как экономии на познавательных усилиях, так и повышению заинтересованности в успехе деятельности холдинга у высших менеджеров дочерних предприятий. В частности, поскольку оперативные решения вырабатываются не на вершине управленческой пирамиды, а на уровне производственных отделений, сокращается объем внутрифирменных коммуникаций. Также устраняется субоптимальное поведение высших менеджеров дочерних предприятий, потому что они участвуют в выработке стратегических решений в интересах всей вертикально интегрированной группы. Наделение генеральных менеджеров полномочиями внутреннего аудита и общего контроля позволяет решить проблему сокрытия информации и обеспечить контроль над производст­венными подразделениями для четкого коррек­тирования их деятельности. Дивизиональная форма организационного построения располагает возмож­ностями стратегического планирования и распреде­ления ресурсов, а также механизмом мониторинга и контроля над структурными подразделениями. В результате достигаются наиболее эффективное распределение ресурсов группы между подраз­делениями и дифферен­цированное примене­ние инструментов стимули­рования и контроля. Дивизио­нальная форма освобож­дает управляющих, ответст­венных за судьбу всей группы, от более рутинной операционной деятель­ности и предоставляет им время, инфор­мацию и другие условия для занятия долгосрочным планированием и оценкой результатов функционирования группы.

Существуют два варианта расположения управляющей компании в структуре холдинга. В первом случае основное общество берет на себя функции управляющей компании. Согласно второму варианту создается юридически самостоятельная управляющая компания, которой владеет основное общество. При использовании второго варианта четко выделяется центр управления и избегается имущественная взаимозависимость управляющей компании и дочерних предприятий. Кроме того, управляющая компания может выполнять функции единоличного исполнительного органа дочерних обществ, чтобы снизить опасность субоптимального поведения их генеральных директоров, которые будут включены в ее состав.

Технологически связанные предприятия холдинга можно разделить по продуктово-техноло­гичес­кому принципу на ряд дивизионов. Например, в объединении предприятий цветной металлургии можно выделить следующие ключевые дивизионы:

  1. горно-обогатительный дивизион;
  2. металлургический дивизион;
  3. металлообрабатывающий дивизион;
  4. дивизион вторичного сырья.

Управление деятельностью предприятий холдинга должно происходить в двух направлениях: по дивизионам и по технологическим субцепочкам, как показано на рис. 1.

Основной задачей управления по дивизионам является бюджетирование и контроль деятельности предприятий каждого дивизиона. Главная задача управления по технологическим субцепочкам – планирование производства и координация продуктовых потоков каждой субцепочки. Эти задачи решаются менеджерами управляющей компании.

Дивизионализация предполагает наделение управляющей компании следующими обязанностями:

  • идентификация самостоятельных хозяйственных операций внутри группы и их выделение в виде дивизионов;
  • стратегическое планирование деятельности группы, включая распределение общих финансовых ресурсов;
  • разработка системы контроля над исполнением распоряжений;
  • назначение и смещение руководителей дочерних обществ;
  • контроль над деятельностью дивизионов;
  • координация работы технологических субцепочек;
  • создание централизованных служб (например, маркетинговой деятельности, по связям с общественностью, корпоративным отношениям и пр.).

Состав управляющей компании можно разделить на два блока: блок стратегического развития и блок управления оперативной производственной деятельностью. В обязанности второго блока входит текущее управление деятельностью дивизионов и субцепочек. Блок стратегического развития должен включать, по крайней мере, следующие подразделения:

  1. отдел стратегического планирования, на который возложены функции разработки стратегических программ и контроля за их выполнением;
  2. отдел технического развития, который отвечает за разработку программ развития технологий, мероприятий по повышению качества продукции, методического обеспечения и стандартизации производственной деятельности;
  3. отдел по общественно-социальным вопросам, куда входят, например, службы по работе с персоналом, социальному развитию, связям с общественностью;
  4. отдел маркетинговой и коммерческой деятельности, занимающийся анализом рынков, сбытом продукции, работой с клиентами через сервисные службы;
  5. отдел по экономике и финансам, включающий главную бухгалтерию, финансовый отдел, службу информационных технологий;
  6. отдел по корпоративным отношениям, который занимается правовым обеспечением деятельности холдинга, взаимоотношениями с дочерними обществами, разработкой проектов договоров.

Система реализации продукции предполагает наличие единого финансово-расчетного центра (банка). На рис. 2 показана схема работы холдинга, в составе которого есть финансово-расчетный центр. Единый финансово-расчетный центр (банк) холдинга может выполнять следующие функции:

  • расчетно-кассовое обслуживание предприятий холдинга;
  • осуществление клиринговых и вексельных операций;
  • управление свободными денежными средствами предприятий холдинга;
  • консолидация инвестиционных средств;
  • проведение операций на фондовом рынке;
  • участие в разработке финансовой стратегии группы.

В составе единого финансово-расчетного центра можно создать фонд отчислений на функционирование участников холдинга, инвестиционный фонд, фонд страхования, пенсионный фонд.

Наличие единого центра дает возможность консолидировать финансовые ресурсы холдинга, сократить количество и масштабы денежных потоков, избежать избытка или дефицита денежных средств у подразделений. В результате возрастает эффективность управления финансовыми ресурсами холдинга.

Таким образом, определены следующие принципы построения организационной структуры управления холдинга:

  • выделение управляющей компании, занимающейся стратегическим управлением, контролем и координацией деятельности предприятий холдинга;
  • распределение предприятий холдинга для обеспечения контроля над ними по продуктово-технологическим дивизионам, а для осуществления координации их деятельности – по технологическим субцепочкам;
  • создание единого финансово-расчетного центра, главной задачей которого является централизованное управление финансовыми ресурсами холдинга.

Таким образом, в России наличие холдинговых отношений признается через понятие дочернее общество. В российском бизнесе холдинговые отношения популярны, поскольку обладают определенными преимуществами, связанными прежде всего с концепцией переноса рисков в отдельные дочерние общества и возможностью построения системы управления от жестко централизованной до децентрализованной. На систему управления в холдинге оказывает влияние тип интеграции фирм: диагональный, вертикальный, горизонтальный. В то же время при организации холдинговых структур необходимо уделить внимание рискам, связанным в основном с системой отношений собственности, управлением финансами, управлением производственно-хозяйственной деятельностью. В работе предложены методы эффективного менеджмента данными областями управления в холдинге с учетом российской правовой базы и с учетом типа интеграции.

Литература

  1. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Старо­дуб­цева Е.Б. Современный экономический словарь. М.: ИНФРА-М, 1998. 590 с.
  2. Алекперов В.Ю. Вертикально интегриро­ванные нефтяные компании России: Методология формирования и реализация. М., 1996. 167 с.
  3. Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента / Пер. с англ. М.: Дело, 2005. 305 с.
  4. Сомов В.Е Стратегическое управление нефтеперерабатывающими предприятиями. СПб.: КИНЕФ, 1999. 245 с.
  5. Атавова А. Управление финансовыми потоками. Перераспределение средств в рамках холдинга: как не потерять на налогах и избежать претензий инспекторов // Financial Director. 2007. № 3. С. 45–53.
  6. Федеральный закон от 05 августа 2000 г. № 117-ФЗ (в ред. от 13 октября 2008 г.) «Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть 2» // Спра­вочно-правовая система «КонсультантПлюс»
  7. Проклятие победителя: ошибки слияний // Вестник McKinsey. 2005. № 5. С. 27–45.
  8. Кравченко К. Организационные особенности управления крупными промышленными компаниями // Управление персоналом. № 22 (152). 2006. С. 15–19.
  9. Тимоти Дж. Галпин, Марк Хэндон. Полное руководство по слияниям и поглощениям компаний: методы и процедуры интеграции на всех уровнях организационной иерархии. М.: Вильямс, 2005. 209 с.

Bibliography

  1. Raizberg B.A., Lozovskiy L.Sh., Starodubtseva E.B. Modern economic dictionary. M.: INFRA-M, 1998. 590 p.
  2. Alekperov V.Yu. Vertically integrated oil companies in Russia: Methodology of formation and implementation. M., 1996. 167.
  3. Meskon M.H., Albert M., Hedouri F. The principles of management: Translated from English. M.: DELO, 2005. 305 p.
  4. Somov V.E. Strategic management of oil processing enterprises. SP.: KINEF, 1999. 245 p.
  5. Atavova A. Financial flow management. Redistribution of means within holding: how not to lose paying taxes and avoid inspectors’ claims // Financial Director. 2007. № 3. P. 45–53.
  6. Federal Law dated August 05 2000 № 117-ФЗ(edited October 13 2008) «Tax Code of the RF. Part 2» // Reference legal system «ConsultantРlus».
  7. Damnation of the winner: mistakes of mergers // Vestnik McKinsey. 2005. № 5. P. 27–45.
  8. Kravtchenko K. Organizational peculiarities of big industrial enterprises management // Upravleniye personalom. № 22 (152). 2006. P. 15–19.
  9. Timoty Dj. Galpin, Mark Hendon. Full manual on mergers and taking over of companies: methods and procedures of integration on all levels of organizational hierarchy. M.: Williams. 2005. 209 p.
  • Современные проблемы теории организации


Яндекс.Метрика