Историко-философский опыт осмысления проблем взаимодействия гражданского общества и государства через интерсубъективность на примере произведений Гегеля

Тебенева И.А.

УДК 1 ф
ББК 87.3

В статье рассмотрена природа понятий «гражданское общество» и «государство», анализируется соотношение понятий «семья», «гражданское общество» и «государство», выделены основные условия существования государства с на примере трудов Гегеля.

Ключевые слова: Гегельгосударствогражданское обществосемья.

В процессе реализации политической реформы и взаимоотношения государства и гражданского общества необходимо понимать природу этих понятий. Понятиями «государство» и «гражданское общество» занимались лучшие умы на протяжении всего рода человеческого. Не следует забывать, что все ранее существовавшие крупные философские направ­ления продолжают развиваться и в наши дни. Поэтому понять современные дискуссии и споры можно лишь имея соответствующие знания по истории философии. Мы в своей статье обратимся к трудам Гегеля.

В пределах одной и той же государственной общины, по мнению Гегеля, нравственность пребывает одновременно в трех различных состоя­ниях: семьи, гражданского общества и политического единения, т.е. государства. Я и Другой вступают в единение, и в процессе этого единения образуют общность с некими иными свойствами; это особая общность между познающими субъектами. Условие взаимодействия и передачи знания (или – значимости опыта познания) одного для другого философский словарь трактует как интерсубъективность.

Каждый человек, только родившись, становится членом семьи, членом какого-то сословия, и только в качестве члена сословия человек становиться гражданином и участвует в жизни государства. Сами по себе эти круги относятся друг к другу как единичное (семья) к особенному (гражданское общество) и ко всеобщему (государство), единичное и особенное входят во всеобщее как его живые частички. «Семья – наименьшая форма нравственной субстанции» [1, с. 431]. Каждый член семьи испытывает свою индивидуальность только являясь сочленом семейного союза. Сущностью семьи является брак, а внешнее существование в семейном имуществе. В семье есть совместное имущество и имущество исключительно отдельных членов. Таким образом, семья является элементарной конструкцией государства. Множество семей образуют гражданское общество, нуждающееся в государстве со всеми присущими этому понятию институтами. Государству приходится непрерывно работать для того, чтобы свести разнящуюся массу субъективных потребностей, личного усмотрения к гармоничному состоянию. Ведь каждая ячейка, будь то конкретное лицо или семья, преследует свой интерес, оказывается в сплетении с интересами других ячеек, сталкиваясь, образуют систему взаимной всесторонней зависимости. Своекорыстие приводит людей к тому, что они понимают наличие общего интереса и начинают объединяться для его осуществления, в результате этого создается служение общему и начинается одухотворение интереса. Итак, жизнь гражданского общества есть, прежде всего, система потребностей, эта живая система развивается, уточняется и превращает человека в совокупность потребностей. В самой природе государства, таким образом, закладывается борьба противоположностей. С одной стороны, государство объединяет индивидуумов, с другой – внутри государства существует неравенство и борьба сословий и семей гражданского общества. Но, несмотря на это, в процессе развития человечество и личность как часть огромного пласта людей, переживая разные стадии развития, нашли единственно возможный выход из хаоса и победы над ним – образование государства.

Одной из наиболее смелых и оригинальных концепций Гегеля, по мнению исследователя гегелевского наследия И.А. Ильина, является концепция государства как зрелого осуществления нравственности, как высоконравственной субстанция. Первое условие существования государства – наличие множества индивидуумов (но не простое множество, каковым может быть простая толпа, а объединенное множество, ведущее самостоятельное существование и способное образовать единую субстанцию народного духа, жизненным содержанием которой является нравственность, а единственно возможной формой – государство). Вторым непременным условием и будет выступать наличие народного духа. Народный дух – это всеобщая воля, где каждая часть особенна, но государство создает возможность для жизни всех частей, причем государство – это не надстройка над индивидуумами, а форма нравственности, которая живет в них, и этим оно осуществляет конкретную свободу. Дух есть абсолютная субстанция, которая в совершенной свободе и самостоятельности противоположения, различных самосознаний пребывает их единством. Здесь идеи Гегеля заметно перекликаются с Г. Лебоном, который считал, что «всегда в большей или меньшей степени существовало у всех народов и во все века сплетение наследственных чувств, идей, традиций и верований, образующее душу сообщества людей» [2, с. 18]. Ограниченная в начале пределами семьи и постепенно распространявшаяся на деревню, город, провинцию коллективная душа охватывала всех жителей страны. Общность чувств, идей, верований и интересов придает психологическому складу народа большое сходство и обеспечивает громадную силу. Причем Лебон отмечает, что между великим математиком и его сапожником может существовать целая пропасть, с точки зрения интеллекта, но «с точки зрения характера между ними часто не замечаешь никакой разницы или же очень небольшая»
[2, с. 160]. В зависимости от духа народа, различно понимание многих важных понятий. «Восток знал и знает только, что один свободен, греческий и римский мир знает, что некоторые свободны, германский мир знает, что все свободны» [3, с. 35]. Трансцендентальные предпосылки одной культуры на некотором этапе ее истории не всегда являются трансцендентальными предпосылками других культур на иных стадиях их истории. Гегель утверждает, что трансцендентальные предпосылки создаются историей и, следовательно, являются культурно относительными. То есть существуют трансцендентальные предпосылки, которые не являются универсальными для всех людей. В одних культурах люди обладают ими, а в других – нет. История превращается в фундаментальное эпистемологическое понятие. Она становится интерсубъективным процессом саморазвития, с которым внутренне взаимосвязаны люди. Ограниченная индивидуальность придает государству черты исключительности по отношению к другому государству. Каждое правительство исходит из своей собственной задачи, и его особое благо есть единственно верный принцип международного поведения, а так называемое международное право остается в сфере абстрактного долженствования [1, с. 442].

Индивидуум, объединившийся в государство, уже является гражданином, который осуществляет не частный интерес, а публичный, то есть ведет посвященную субстанциальной всеобщности и ее интересам жизнь, только тогда он органично вписывается в государство. Это означает, что дух гражданина подчиняется всеобщим государственным законам и свободен в их рамках. Тогда правительство государства является для народа не внешней силой, а внутренней творческой энергией каждого. «Отдельные части обладают на самом деле своей главной ценностью лишь через их отношение к целому» [4, с. 13]. Гегелевское государство – это своего рода живой и развивающийся банк всех духовных и материальных накоплений социума, это наивысшая степень интерсубъективности.

В процессе осуществления политической реформы нельзя забывать о духе российского народа, в который вплетены прочные восточные корни, множественность наций и еще большая борьба внутри, чем у однородных наций. При формировании современной системы выборов, нельзя забывать об обязательном представительстве в законодательной власти всех категорий гражданского общества,а это возможно лишь при системе активных честных выборов с участием партий всего спектра движений. Построение гегелевского государства – это умелое балансирование между понятиями «государство для людей» и «люди для государства».

Литература

  1. Ильин И.А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. СПб.: «Наука», 1994.
  2. Лебон Г. Психология масс. Мн.: «Харвест», 2000.
  3. Гегель Г.В.Ф. Сочинения. Т. 8. Философия истории: Перевод А.М. Водена. М.-Л., 1935.
  4. Гегель Г.В.Ф. Сочинения. Т. 9. Лекции по истории философии. Книга первая. Перевод Б.Г. Столп­нера. М.-Л., 1932.

Bibliography

  1. Iliyin I.A. Gegel’s philosophy as a doctrine about concreteness of the God and a person. SP: «Nauka», 1994.
  2. Lebon G. Psychology of masses. Mn: «Harvest», 2000.
  3. Gegel G.V.F. Essays. V. 8. Philosophy of history. Translation by A.M.Vodena. M.-L., 1935.
  4. Gegel G.V.F. Essays. V. 9. Lectures in Philosophy of history: Translation by A.M. Stolpner B.G. M.-L., 1932.

Tebenyova I.A.

Historical and philosophical experience of understanding the problems concerning interaction of the civil society and the state with the help of intersubjectiveness using Gegel’s works as an example

In the article the author considers the nature of the notions «civil society» and «state», analyses correspondence of such notions as «family», «civil society» and «state», defines the main conditions of the state existence using Gegel’s works as an example.

Key words: Gegelstatecivil societyfamily.
  • Политическая философия – в поисках ответа на современные проблемы развития государства и общества


Яндекс.Метрика