Polarization leveling of economic activities

Aslayeva S.Sh.

UDK 338.24(470.5
BBK 65.050.22(2Р

Purpose. To study the leveling of polarization of economic activities (EA) based on localization coefficients and localization intensity by the example of the Republic of Bashkortostan (RB) in order to improve the quality of management decisions in the regions. In the process of achieving the goal, we focused on the efficiency and intensity of EA development in the RB, identified industry specialization, the EA behavior in the real-time mode, compared EA groups according to the polarity and polarization with the areas of localization.

Methods. General scientific methods on the basis of theoretical, comparative, logical analysis, as well as through technical and economic analysis, economic and mathematical modeling.

Object/subject. The object of the study is the economy of the Republic of Bashkortostan. The subject of the study is a set of organizational and economic relations arising in the management process.

Results. The analysis of polarity, polarization leveling of economic activities is a comprehensive assessment carried out through the coefficients of localization and localization intensity, aimed at making optimal management decisions for the economic development of the region and economic growth in each of its subsystems. In real-time mode since 2010 in the Republic of Bashkortostan, there has been a leveling of EA, convergence of factors of localization of the number of employed, turnover of enterprises and intensity of localization.

Scientific novelty. The analysis of polarity and polarization leveling of economic activities by localization zones is carried out.

Financing backing. This study was performed within the framework of the national assignment of ISEI USC RAS on the theme "Leveling of spatial polarization of multilevel territorial systems in terms of the formation of a technological breakthrough" (state registration № AAAA-A17-117021310209-5).

Keywords: types of economic activitylevelingindustrypolarizationpolarity.

Развитие субъектов Российской Федерации на современном этапе является актуальным вопросом во многих аспектах. По мнению В. Р. Цибульского, большая часть регионов РФ имеет неразвивающуюся экономику и соответственно низкую социальную защищённость населения [1, 2]. Эта проблема носит комплексный характер, который необходимо исследовать с разных сторон: человеческого капитала, природных ресурсов, климатических условий, инвестиционного и инновационного потенциала, инфраструктуры, наличия и объема региональной собственности, что связано с разграничением полномочий и функциями управления региональной власти. Одним из основных аспектов улучшения качества жизни является эффективное управление экономикой в регионах. Во многих регионах РФ происходит переход к стратегическому планированию их развития, при котором возникают вопросы определения будущего регионов, городов и сельских муниципальных образований [3, с. 36]. Основными условиями для организации качественного управления являются уровень социально-экономического развития, специализации и концентрации производств субъектов РФ. До сих пор отсутствуют общепринятые методики обоснования структуры и параметров развития отраслей специализации. На заполнение этих пробелов направлена данная работа.

Исследование эффективности и интенсивности развития экономической деятельности на территориальных образованиях различного уровня является насущным вопросом, на основе которого возможно принятие оптимальных управленческих решений, регулирующих его экономическое пространство. Это диктуется необходимостью создания условий для привлечения новых производственных сил, инвестиций, субсидий, экономически активного населения. Специализация видов экономической деятельности (ВЭД) благоприятствует рациональному использованию природных ресурсов, инновационных технологий, производству. Изучение процессов размещения производств, концентрации экономической активности, изменения специализации территориальных образований позволяет прицельно принимать управленческие решения [4, с. 85]. Вопросы специализации ВЭД актуальны как на мировом уровне, так и на уровне регионов. 

Для формирования инструментов реализации стратегии развития субъектов РФ необходимо опираться на принципы самодостаточности, самореферентности, автопоэзисности и региональной специализации [5, с. 157]. Можно выделить два вида функций региональной специализации: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя выражается в удовлетворении в первую очередь собственных нужд, а внешняя – в импорте и экспорте с соседними регионами, исходя из их потребностей, и в международных торговых отношениях. В современных условиях формирования мирового рынка участие региональной экономики в разделении труда экономики более высокого уровня очень важно. Производить товары не представляется возможным на одном территориальном образовании из-за имеющихся природных ресурсов. Однако импорт имеет как положительные моменты, так и отрицательные, когда происходит вытеснение с рынка аналогичной продукции национальных предприятий. В основе национальной экономики лежит отраслевая структура, поэтому для управления национальной экономикой необходимо опираться на доминирующие отрасли, которые полностью обеспечивают не только собственные нужды, но и других территориальных образований исходя из их возможностей и потребностей. И этот процесс необходимо регулировать аппаратом управления через процессы организации, учета и контроля.

Для определения ведущих видов экономической деятельности можно использовать коэффициенты локализации, которые дают одномоментное представление о положении отрасли в территориальном образовании, и коэффициенты интенсивности локализации, которые, по мнению В. А. Головина, устраняют данный недостаток коэффициента локализации [6, с. 144].

Коэффициент локализации сопоставляет отраслевую структуру одного территориального образования с аналогичной структурой территориального образования более высокого уровня и представляет собой отношение долей данной отрасли в хозяйстве территориальных образований [7, с. 147]. Формула для расчета коэффициента локализации в регионе:

image023_2.png

Xir – исследуемый параметр i-ой отрасли в регионе r,

XiR – исследуемый параметр для отрасли I по стране в целом,

XIr – исследуемый параметр по всей экономике для региона r,

XIR – исследуемый параметр по всей экономике страны в целом.

В роли параметров могут выступать показатели валового продукта, товарной продукции, численности занятого населения, основных фондов, степень урбанизации и т.д.

Коэффициент локализации показывает степень концентрированности отрасли в регионе. Отрасль считается отраслью специализации, если выполняется неравенство:

image025.png

Чем ближе LQir к нулю, тем концентрация массы меньше. Коэффициент локализации LQir является единой комплексной характеристикой взаимодействия ВЭД, так как одновременно рассматривает все доли [8, с. 10].

Коэффициент эффективности локализации определяется как отношение коэффициентов локализации:

image028_1.png 

image030.png – коэффициент эффективности (интенсивности) локализации,

image031.png – коэффициент локализации оборота предприятий,

image029_1.png – коэффициент локализации численности занятых.

Определим уровень развития ВЭД, используя сравнение коэффициентов локализации по обороту предприятий и по численности занятых с 1:

– если оба коэффициента меньше 1, то ВЭД находится в зоне низкой локализации,

– если коэффициент локализации по обороту больше 1, а по численности занятого населения меньше 1, то ВЭД находится в зоне недостаточной локализации ресурсов,

– если коэффициент локализации по обороту меньше 1, а по численности занятых больше 1, то ВЭД находится в зоне недостаточной локализации результатов,

 – если оба коэффициента больше 1, то ВЭД находится в зоне повышенной локализации [6, с. 145].

С позиции управления необходимо рассматривать эффективность деятельности ВЭД. Так, для отраслей, находящихся в зоне низкой эффективности локализации, надо принять управленческое решение по организации деятельности исследуемого ВЭД: оставить ли их деятельность на прежнем уровне, возможно, результаты их деятельности достаточны для обеспечения потребностей в ней, или требуются вложения для их развития, или стоит приостановить деятельность данного ВЭД в регионе, но при принятии данного решения нельзя забывать, что экономика не считается конкурентоспособной, если опирается только на некоторые ВЭД [9, с. 370]. В зоне недостаточной локализации ресурсов необходимо вынести управленческое решение, надо ли привлекать экономически активное население в рассматриваемую отрасль и каким образом это сделать. В зоне недостаточной локализации результатов необходимо выяснить, почему при как бы «неплохой» численности работающих в отрасли, наблюдается неэффективная деятельность ВЭД, провести оптимизацию кадров. В зону повышенной локализации входят отрасли, являющиеся «лидерами» локализации.

Рассмотрим ВЭД не только в сравнении коэффициентов локализации и коэффициентов интенсивности локализации с единицей, а также с точки зрения полярности и поляризации. Полярность нами была определена как характеристика качества развития муниципальных образований в статике, поляризация – в динамике, как изменение полярности во времени. Нивелирование (индекс нивелирования) может быть рассчитан как обратная величина к индексу поляризации [10, 11]. Поляризация и нивелирование в развитии экономического пространства рассматриваются как преобладание разных направлений движения выбранных критериев для развития пространственных систем в виде сближения или удаления МО, регионов по уровню развития. Поляризация в развитии стран, прежде всего, характеризуется ростом различий между группами стран по ВВП. Поляризация и полярность развития МО может быть оценена с помощью различных систем показателей, так, имеется опыт использования таких показателей, как плотность населения, среднемесячная заработная плата, объем инвестиций в основной капитал на душу населения, общая площадь жилых помещений на одного жителя, обеспеченность населения больничными койками, доходы на душу населения

Определим полярность и поляризацию видов экономической деятельности по следующей методике: полярность рассматривается как размах крайних значений какого-либо показателя, или увеличение числа элементов на крайних полях распределения, или же распределение элементов с учетом значений сравниваемых показателей.

При анализе полярности и поляризации проранжированый ряд ВЭД по исследуемым показателям делим медианой на две группы, которые в свою очередь разделим средними значениями. В итоге получаем 4 группы ВЭД.

В таблице 1 представлены показатели полярности в 2016 г. по Республике Башкортостан.

Наибольшая полярность наблюдается при расчете коэффициентов локализации численности занятых ВЭД, наименьшая при расчете коэффициентов локализации оборота предприятий.

Сравним полученные группы при определении полярности ВЭД в РБ с зонами локализации (таблица 2). Согласно методике предоставления информации Росстата, детализация ВЭД проводилась только по разделу «Обрабатывающие производства».

В зоне низкой локализации находятся ВЭД из группы с наименьшим уровнем полярности по коэффициентам локализации, в зоне повышенной локализации – ВЭД, относящиеся к группам с высоким уровнем полярности. Группы полярности по коэффициентам локализации и зоны локализации ВЭД соответствуют друг другу, так как для зон локализации границей обозначена 1, а граница для разделения ВЭД по уровню полярности является медиана, которая равна для коэффициентов локализации численности занятых 1,1, объема производства 0,91. При определении коэффициента интенсивности локализации соответствия по зонам локализации не наблюдается, как и по группам полярности. Это происходит по разным причинам, например, при превышении коэффициента локализации объема производства над объемом локализации численности занятых у ВЭД из группы с низкой и недостаточной локализации ресурсов, они находятся в группах с высокой полярностью интенсивности локализации, что наблюдается у ВЭД «Гостиницы и рестораны», «Здравоохранение и предоставление социальных услуг», «Предоставление прочих коммунальных услуг, социальных и персональных услуг», «Образование».

Или, наоборот, когда ВЭД из зоны недостаточной локализации результатов или повышенной локализации находятся в группах с низкой полярностью интенсивности локализации, это происходит при превышении коэффициента локализации численности занятых над объемом производства, что характерно для всех ВЭД из зоны недостаточной локализации результатов и ВЭД «Строительство» из зоны повышенной локализации.

Прежде чем принять управленческое решение необходимо рассмотреть поведение ВЭД в динамике. Рассмотрим, как со временем изменяется динамика эффективности ВЭД РБ, находящихся в зоне повышенной локализации (рис. 1).

 


 

 

Таблица 1

Полярность видов экономической деятельности РБ в 2016 г.

 

Показатели

Республика Башкортостан

LQ(E)

LQ(V)

LIQ

Полярность в группе ниже медианного уровня

10,92

2,02

5,60

Полярность в группе  выше медианного уровня

2,91

4,11

3,51

Отношение средних значений групп выше и ниже медианного

0,43

0,36

0,40

Полярность

31,8

8,29

13,66

 

 

 

Таблица 2

Распределение ВЭД по зонам локализации и группам полярности в 2016 г. в РБ

 

Зоны

локализации

ВЭД

LQ(E)

LQ(V)

LIQ

значения

группы

полярности

значения

группы

полярности

значения

группы

полярности

Низкой локализации

Гостиницы и рестораны

0,1

1

0,36

1

3,55

4

Обработка древесины и производство изделий из дерева

0,79

1

0,8

2

1,01

2

Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

0,98

2

0,67

2

0,68

2

Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

0,51

1

0,7

2

1,38

3

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

0,84

2

0,72

2

0,85

2

Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования 

0,66

1

0,52

1

0,79

2

Текстильное и швейное производство

0,82

2

0,87

2

1,06

3

Целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность

0,84

2

0,46

1

0,55

1

Недостаточной локализации ресурсов

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

0,85

2

1,77

3

2,09

4

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

0,87

2

0,51

1

0,59

1

Образование

0,92

2

1,2

3

1,31

3

Недостаточной локализации

результатов

Добыча полезных ископаемых

1,3

3

0,58

1

0,45

1

Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования

1,97

4

0,61

1

0,31

1

Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

1,1

3

0,46

1

0,42

1

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

1,53

3

0,87

2

0,57

1

Транспорт и связь

2,95

4

0,53

1

0,18

1

Повышенной локализации

Обрабатывающие производства

1,11

3

1,73

3

1,56

4

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

1,11

3

1,36

4

1,22

3

Производство машин и оборудования

1,35

3

1,71

3

1,27

3

Производство нефтепродуктов

2,6

4

2,88

4

1,11

3

Производство прочих неметаллических минеральных продуктов

1,2

3

1,58

3

1,32

3

Производство резиновых и пластмассовых изделий

1,34

3

1,28

3

0,95

2

Производство транспортных средств и оборудования

1,53

3

1,63

3

1,06

3

Строительство

3,23

4

1,23

3

0,38

1

Химическое производство

3

4

3,58

4

1,19

3

 image032.png

 

 

 

Рис. 1. Графическая модель динамической оценки ВЭД РБ в 2011–2016 гг.

В динамике картина для лидирующих ВЭД по коэффициентам локализации не такая радужная. Отрасль «Строительство» в последние годы перешла в зону отстающей и стремится в зону опережающей эффективности [12]. «Производство транспортных средств» стремится в зону опережающей эффективности, в республике работает более трехсот средних и крупных предприятий в данной отрасли. «Химическое производство» находится в зоне опережающей эффективности, является ведущей отраслью республики. ВЭД «Производство нефтепродуктов» показывает хорошие результаты, данная отрасль также является ведущей отраслью республики и занимает 1-е место среди остальных регионов в РФ, по добычи нефти РБ в РФ занимает 9-е место.

Изменение в динамике характеризуют показатели поляризации. На наш взгляд, понятия поляризации и полярности не могут восприниматься как синонимы. Поляризация – процесс, характеризует развитие. Его можно охарактеризовать как концентрацию экономического развития, следовательно, как процесс перехода из разных зон локализации. Для этого рассмотрим среднегодовые темпы роста коэффициентов локализации и интенсивности локализации. Поляризацию рассчитываем как отношение средних значений групп:

 image033_1.png

image034.pngсреднее значение темпов роста соответствующих коэффициентов ВЭД, у которых значение меньше медианного уровня,

image035.pngсреднее значение темпов роста соответствующих коэффициентов ВЭД, у которых значение больше медианного уровня.

В таблице 3 представлены показатели поляризации ВЭД в РБ.


Таблица 3

Поляризация ВЭД в РБ в 2011-2016 гг. в Республике Башкортостан

 

LQ(E)

LQ(V)

LIQ

Поляризация в группе ниже медианного уровня

1,08

1,38

1,40

Поляризация в группе  выше медианного уровня

1,06

1,12

1,09

Поляризация

0,96

0,91

0,91

Размах полярности

1,15

1,55

1,52

Нивелирование

0,87

0,66

0,66

 

Процесс поляризации в РБ по коэффициентам локализации численности занятых, оборота предприятий, интенсивности коэффициентов в группах выше и ниже медианного значения устойчивый. Более высокий уровень поляризации наблюдается в группах, у которых коэффициенты ниже медианного значения, это может происходить из-за внутренних факторов усиления поляризации, таких как территориальное расположение, их институциональная отсталость, наличие полезных ископаемых, уровень квалификация кадров. При этом те же факторы уменьшают уровень поляризации в группах, которые выше медианного значения.

Поляризация для всего ряда ВЭД меньше единицы, значит, в динамике происходит нивелирование, так как нивелирование является обратным процессом к поляризации, происходит сближение коэффициентов локализации ВЭД в РБ. Наибольшее нивелирование наблюдается при расчете коэффициентов локализации численности населения, наименьшее – при расчете коэффициентов локализации оборота предприятий и интенсивности локализации. Нивелирование рассматривается как процесс сближения или ослабления развития элементов экономического пространства. Управленческие решения в РБ поддерживают сбалансированность на уровне локализованных систем. Процесс нивелирования – это процесс качественных изменений, связанный с производством продукции и услуг и распределением доходов, одной его стороной выступает органы государственной власти.

По мнению Р. Ф. Гатауллина, процесс нивелирования объясняет справедливость и по вертикали и по горизонтали [13, с. 369]. В нашем случае горизонтальное выравнивание нацелено на одинаковую обеспеченность кадрами в отраслях, вертикальное выравнивание направлено на одинаковый уровень производства продуктов и услуг. Происходит сокращение различий в динамике, темпов роста коэффициентов локализации численности занятых, объема производства и соответственно коэффициента интенсивности локализации в отраслях Республики Башкортостан. Что демонстрирует в динамике устойчивый рост поддержки социально-экономического развития, принцип дифференцированной и синхронизированной политики к различным отраслям республики.

Органы власти федеральных, региональных и муниципальных уровней должны органично построить взаимоотношения для формирования механизма нивелирования поляризации экономики республики, преодоления возможных негативных последствий данного процесса. В современных условиях одной из главных задач органов управления для оптимального нивелирования поляризации должно стать привлечение и регулирование инвестиций, как отечественных, так и иностранных [14]. И это должно стать основным управленческим инструментом. Анализ полярности, поляризации нивелирования видов экономической деятельности представляет собой  комплексную оценку, через коэффициенты локализации и интенсивности локализации, нацеленные на принятие оптимальных управленческих решений для экономического развития региона и экономического роста в каждой из его подсистем.

Литература

  1. Цибульский В. Р., Койнов С. В., Любаненко А. В. Идентификация скрытых стратегий. Стратегическое планирование в регионах и городах России: ресурсы для развития // Доклады участников юбилейного X Общероссийского форума лидеров стратегического планирования. Санкт-Петербург, 17–18 октября 2011 г. / Под ред. Б. С. Жихаревича. СПб.: Леонтьевский центр, 2012. С. 125–127.
  2. Новиков В. П., Цибульский В. Р. Идентификация развития региона на базе индекса локализации // Вестник кибернетики. 2014. №1(13). С. 69–75.
  3. Шмакова М. В. Учет стадиальной идентификации территорий при разработке стратегии регионального развития // Вектор экономики. 2017. №11(17). С. 36.
  4. Растворцева С. Н. Экономическая эффективность регионов России // Региональная экономика. Том 11. № 1. 2018. С. 84–99.
  5. Смирнов В. В. Анализ необходимых условий эффективного социально-экономического развития Чувашской Республики // Аудит и финансовый анализ. 2010. №1. С. 156–166.
  6. Головин В. А. Графическая модель динамической оценки эффективности регионального экономического кластера // Вестник института экономики Российской академии наук. 2018. №2. С. 141–158.
  7. Васильева А. В. Определение специализации муниципальных образований Амурской области на основе расчета коэффициентов локализации предприятий // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. 2014. №4. С. 147–153.
  8. Коротков А. В. Применение анализа структуры в маркетинге // Вопросы статистики. 2008. № 11. С. 69–72.
  9. Морозова О. А. концептуальные исследования конкурентоспособности отраслей регионального хозяйственного комплекса // Вестник ТГУ №1(69). 2008. С. 369–375.
  10. Костусенко И. И., Смекалов П. В. Региональное распределение продовольственных ресурсов: вопросы дифференциации и пути сглаживания неравномерности: монография. М.: Научная библиотека, 2013.
  11. Гатауллин Р. Ф., Аслаева С. Ш. Нивелирование и поляризация в развитии экономического пространства // Фундаментальные исследования. 2017. № 9. Ч. 1. С. 164–168.
  12. Исянбаев М. Н., Ахметов В. Я., Чувашаева Э. Р. Строительный комплекс Республики Башкортостан: современное состояние, проблемы и перспективы развития // Экономика и предпринимательство. 2017. №6(83). С. 388–396.
  13. Гатауллин Р. Ф., Каримов А. Г. Теоретико-методологические аспекты исследований нивелирования гетерогенности экономического пространства // Фундаментальные исследования. 2017. №8-2. С. 368–372.
  14. Уляева А. Г. Территориальная трансформация муниципальных образований региона: нормативно-правовые основы и опыт реализации // Фундаментальные исследования. 2018. №11–2. С. 290–295.

Bibliography

  1. Tsibulsky V. R., Coinov S. V., Rubanenko A. V. Identification of hidden strategies. Strategic planning in regions and cities of Russia: resources for development // Reports of the participants of the X Jubilee All-Russian Forum of Leaders of Strategic Planning. Saint Petersburg, 17-18 October 2011 / edited by B. S. Zhikharevich. SPb.: Leontiev’s center, 2012. P. 125-127 [Tsibul'skiy V. R., Koynov S. V., Lyubanenko A. V. Identifikatsiya skrytykh strategiy. Strategicheskoe planirovanie v regionakh i gorodakh Rossii: resursy dlya razvitiya // Doklady uchastnikov yubileynogo X Obshcherossiyskogo foruma liderov strategicheskogo planirovaniya. Sankt-Peterburg, 17–18 oktyabrya 2011 g. / Pod red. B. S. Zhikharevicha. SPb.: Leont'evskiy tsentr, 2012. S. 125–127.] – (In Rus.).
  2. Novikov V. P., Tsybulsky V. R. Identification of regional development based on localization index // Bulletin of Cybernetics. № 1(13). 2014. P. 69-75 [Novikov V. P., Tsibul'skiy V. R. Identifikatsiya razvitiya regiona na baze indeksa lokalizatsii // Vestnik kibernetiki. №1(13). 2014. S. 69–75.] – (In Rus.).
  3. Shmakov M. V. Records stadial identification of areas in the development of the strategy of regional development // Vector of the economy. 2017. No. 11(17). P. 36 [Shmakova M. V. Uchet stadial'noy identifikatsii territoriy pri razrabotke strategii regional'nogo razvitiya // Vektor ekonomiki. 2017. №11(17). S. 36.] – (In Rus.).
  4. Rastvortseva S. N. Economic efficiency of Russian regions // Regional economy. Vol. 11. № 1. 2018. P. 84-99 [Rastvortseva S. N. Ekonomicheskaya effektivnost' regionov Rossii // Regional'naya ekonomika. Tom 11. № 1. 2018. S. 84–99.] – (In Rus.).
  5. Smirnov V. V. Analysis of the necessary conditions for effective socio-economic development of the Chuvash Republic // Audit and financial analysis. 2010. № 1. P. 156-166 [Smirnov V. V. Analiz neobkhodimykh usloviy effektivnogo sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Chuvashskoy Respubliki // Audit i finansovyy analiz. 2010. №1. S. 156–166.] – (In Rus.).
  6. Golovin V. A. Graphical model of dynamic evaluation of regional economic cluster efficiency // Bulletin of the Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences. 2018. № 2. P. 141-158 [Golovin V. A. Graficheskaya model' dinamicheskoy otsenki effektivnosti regional'nogo ekonomicheskogo klastera // Vestnik instituta ekonomiki Rossiyskoy akademii nauk. 2018. №2. S. 141–158.] – (In Rus.).
  7. Vasilyeva A.V. Definition of specialization of municipalities of the Amur region based on calculation of localization coefficients of the enterprises. // Economics, statistics and informatics. Bulletin of UMO. 2014. № 4. P. 147-153 [Vasil'eva A. V. Opredelenie spetsializatsii munitsipal'nykh obrazovaniy Amurskoy oblasti na osnove rascheta koeffitsientov lokalizatsii predpriyatiy // Ekonomika, statistika i informatika. Vestnik UMO. 2014. №4. S. 147–153.] – (In Rus.).
  8. Korotkov A.V. Application of structure analysis in marketing // Issues of statistics. 2008. № 11. P. 69-72 [Korotkov A. V. Primenenie analiza struktury v marketinge // Voprosy statistiki. 2008. № 11. S. 69–72.] – (In Rus.).
  9. Morozova O. A. Conceptual study of industrial competitiveness in the regional economic system // Bulletin TSU №1 (69). 2008. P. 369-375 [Morozova O. A. kontseptual'nye issledovaniya konkurentosposobnosti otrasley regional'nogo khozyaystvennogo kompleksa // Vestnik TGU №1(69). 2008. S. 369–375.] – (In Rus.).
  10. Kostusenko I. I. Smekalov P. V. Regional distribution of food resources: issues of differentiation and papering over the unbalance: Monograph. M.: Scientific library, 2013 [Kostusenko I. I., Smekalov P. V. Regional'noe raspredelenie prodovol'stvennykh resursov: voprosy differentsiatsii i puti sglazhivaniya neravnomernosti: monografiya. M.: Nauchnaya biblioteka, 2013.] – (In Rus.).
  11. Gataullin R. F., Ablayeva S. S. Leveling and polarization in the development of economic space // Fundamental research. 2017.  № 9 (part 1). P. 164-168 [Gataullin R. F., Aslaeva S. Sh. Nivelirovanie i polyarizatsiya v razvitii ekonomicheskogo prostranstva // Fundamental'nye issledovaniya. 2017. № 9 (chast' 1). S. 164–168] – (In Rus.).
  12. Isyanbaev M. N., Akhmetov V. Ya., Chuvashayeva E. R.  Construction complex of the Republic of Bashkortostan: current status, problems and prospects // Economy and EntrepreneurshiP. 2017. № 6(83). P. 388-396 [Isyanbaev M. N., Akhmetov V. Ya., Chuvashaeva E. R. Stroitel'nyy kompleks Respubliki Bashkortostan: sovremennoe sostoyanie, problemy i perspektivy razvitiya // Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2017. №6(83). S. 388–396.] – (In Rus.).
  13. Gataullin R. F., Karimov A. G. Theoretical and methodological aspects of studies of leveling heterogeneity of economic space / / Fundamental research. 2017. № 8-2. P. 368-372 [Gataullin R. F., Karimov A. G. Teoretiko-metodologicheskie aspekty issledovaniy nivelirovaniya geterogennosti ekonomicheskogo prostranstva // Fundamental'nye issledovaniya. 2017. №8-2. S. 368–372.] – (In Rus.).
  14. Ulyayeva A. G. Territorial transformation of the municipal structures of the region: legal framework and experience of implementation // Fundamental research. 2018. № 11-2. P. 290-295 [Ulyaeva A. G. Territorial'naya transformatsiya munitsipal'nykh obrazovaniy regiona: normativno-pravovye osnovy i opyt realizatsii // Fundamental'nye issledovaniya. 2018. №11–2. S. 290–295.] – (In Rus.).
  • Economics and management


Яндекс.Метрика