Development of the regional economy and the concept of spatial development: a retrospective analysis

Molchanov I.N. , Moltchanova N.P.

UDK 332.1.001(09
BBK 65.040-03

Purpose: study in retrospective terms of the process of formation and development of the regional economy as a branch of economic science, the features of its subject and method; determining the place of the regional economy in the system of economic knowledge and the complex of regional sciences.

Methodology and methods. On the basis of theoretical concepts and terminology of regional studies, formation peculiarities of the methodological apparatus and analytical tools were considered. The content and structure, the logic of development of the regional economy as a scientific discipline studying the spatial aspects of the national economy functions are introduced in detail.

Results. The reasons for transforming the object of the regional economy have been identified. The analysis of the conditions that determine the specificity of the formation of intra- and interterritorial relations in the Soviet period and the present time is completed. Key factors affecting the functioning of the economy and the social sphere of the regions of Russia during the period of market transformations have been identified. Thus, it made it possible to take a fresh look at the object of the regional economy.

Scientific novelty consists in making clarifications to understanding of the subject and object of the regional economy. As a result, the authors made clusions concerning the need for further regional studies and more substantive use of the accumulated theoretical knowledge in the field of economic regionalization, as well as on the location of productive forces and the disposable potential of territories in order to ensure accelerated economic growth and achieve a balanced functioninE economy of the Russian regions.

Keywords: agglomerationthe macro-regionresearch methodologyregionregional economyspatial development strategycenter of economic growtheonomic zoning.

Вступление России в новый этап своего развития, характерные черты которого – построение цифровой экономики и переход к шестому технологическому укладу – сопровождается трансформацией отношений в экономике и обществе.Для решения амбициозных задач, контуры которых обозначены в Указе Президента Российской Федерации В. В. Путина [1], предстоит продолжить перестройку системы управления, повысить эффективность региональной и муниципальной экономики, существенно обновить материально-техническую базу, расширить строительство объектов производственной и социальной инфраструктуры, создать новые высокопроизводительные рабочие места, коренным образом улучшить условия труда и жизнедеятельности населения.

Региональные экономические исследования: научные и организационные основы

Теоретические основы региональных экономических исследований построены на научных трудах отечественных и зарубежных ученых, учете законов и категорий философии, объективных экономических законов, положений теории регионального воспроизводства, размещения производительных сил и поселенческой структуры населения страны. Российская Федерация включает в свой состав 85 равноправных субъектов, располагающихся на обширной территории государства и обладающих различными по своему составу предпосылками для организации хозяйственной деятельности: располагаемыми факторами производства и накопленным совокупным экономическим потенциалом. Эти базовые условия отражаются на величине и динамике производимого ВВП, росте доходов населения, уровне социально-экономичес­кого развития административно-террито­ри­альных образований.

Организация управленческой деятельности основывается на законодательстве Российской Федерации, нормативных правовых документах, государственных федеральных и региональных программах, планах действий Правительства. Ключевая роль в совершенствовании экономической работы принадлежит реализации Федерального закона «О стратегическом планировании» [2]. В нем содержится комплекс документов стратегического характера, которые надлежит разрабатывать на федеральном и региональном уровнях для обеспечения управления социально-экономи­ческим развитием страны и сбалансированного функционирования отдельных территорий в средне- и долгосрочной перспективе.

Приоритетностью и остротой отличается вопрос о наличии согласованной Стратегии пространственного развития России на долгосрочный период. Проект этой концептуально-построенной научной разработки подготовлен Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации [3] ( по состоянию на начало 2019 года данный документ не утвержден и находится в стадии обсуждения ). Стратегия пространственного развития построена в согласовании с законодательством о стратегическом планированиии. Основами государственной политики регионального развития на период до 2025 года [4]. В «Основах...» государственна яполитика регионального развития определяется как «система приоритетов, целей, задач, мер и действий федеральных органов государственной власти по политическому и социально-экономическому развитию субъектов Российской Федерации и муниципальных образований» [4]; выделены факторы и условия регионально горазвития, которые оказывают первостепенное влияние на ее формирование; учитываются особенности федеративного устройства Российской Федерации и самостоятельность осуществления своих полномочий органами публичной власти (регионов и муниципалитетов).

Обсуждение проекта Стратегии пространственного развития идет в дискуссионном ключе, что во многом обусловлено сложностью затрагиваемых вопросов, неоднозначностью подходов к решению рассматриваемых проблем и разнообразием высказываемых экспертных мнений о возможных путях их решения. Развернувшееся в научном сообществе обсуждение актуальных вопросов представляется вполне закономерным ввиду наличия целого ряда объективных обстоятельств, вследствие которых работа над в данным документом была затруднена, в частности, это «дефицит статистических данных, отсутствие поддержки со стороны федеральных властей, невозможность найти компромисс в позициях экспертов и др.» [5, с. 147].

Успешное завершение формирования Стратегии возможно только в сопряжении с теоретико-методологическим базисом региональной науки, который составляют целый ряд научных дисциплин региональной направленности: регионоведение, регионалистика, регионология, региональная экономика и др. Региональная наука – наука о регионах как территориальных системах, обладающих специфическими особенностями развития и внутренней целостностью на фоне соседних территориальных систем; изучает пространственные измерения социальных, экономических, политических и поведенческих явлений; в качестве регионов рассматриваются пространственные ареалы. Согласно установившемуся пониманию, региональная наука объединяет районистику (разработка принципов и методов систематизации пространства путем его районирования), регионоведение (изучение специфики развития целостных регионов в разнообразных аспектах – от природного до этноконфессионального) и ряд других направлений в науках, осуществляющих региональные исследования [6].

Актуальные вопросы пространственного развития как изменение территориальной организации системы раселения и экономики [3] неоднозначно воспринимаются и трактуются учеными разных специальностей. Региональная экономика эволюционно сформировалась как самостоятельное направление региональной науки и научных знаний, оформившееся в научную дисциплину – «Региональная экономика». Предметом исследования региональной экономики являются закономерности формирования и эволюционного преобразования территориальных экономических систем. При этом, акцентируется внимание на их различных типах и размерах; особое внимание уделяется размещению производства, особенностям функционирования хозяйства и поселенческой структуры населения, учету его этнических особенностей и культурных традиций.

Экономическое районирование и региональная наука в ретроспективе.

Начало региональным исследованиям было положено теорией экономического районирования, основы которой были заложены еще в дореволюционный период в работах известных российских исследователей: К. И. Арсеньева, П. П. Семенова-Тянь-Шаньского, Н. М. Пржевальского и др. Например, К. И. Арсеньев предложил, на основе статистических данных, построение различных сеток экономического районирования . Это была первая попытка отразить зависимость между уровнем развития сельского хозяйства и занятостью населения в тех или иных регионах России в зависимости от соотношения удельного веса труда крепостных крестьян и свободных земледельцев. Результаты этих оригинальных исследований были использованы учеными-географами позднее, во второй половине XIX – начале XX века, а написанный им научный труд «Краткая всеобщая география» (1818) оставался основным учебным пособием для обучающихся в течение многих лет и выдержал несколько десятков переизданий.

Вопросы территориального размещения производства и промышленности стали предметом исследований зарубежных ученых. В основном труде А. Вебера представлена классификация факторов размещения промышленности по признакам их влияния, степени общности и проявлениям. При этом, основополагающим условием размещения была принята экономическая выгода, что позволило в конечном итоге выделить три базовых фактора (транспорт, рабочая сила, агломерация) и, соответственно, ключевые ориентации в размещении производства: транспортную, рабочую и агломерационную [7].

Автором полной теории пространственного экономического равновесия является А. Лёш. В созданной им модели рыночного функционирования системы производителей и потребителей каждая экономическая переменная привязана к определенной точке пространства, а основными элементами уравнений выступают функции спроса и издержек. Используя логику и операционализм абстрактного мышления, он подготовил теоретические основания для создания общей теории пространственной экономики [8]. В 1950-х годах американским ученым У. Айзардом была осуществлена идея объединения разных направлений региональных исследований, синтеза теорий пространственной и региональной экономики [9], а в последующих работах – добивается научных продвижений по различным направлениям: адаптирует применение методов макроэкономики в исследованиях регионов и межрегиональных связей, разрабатывает модели пространственного равновесия, вариативного размещения производства и отраслей промышленности, исследует возникновение региональных конфликтных ситуаций и др.

Углубленное рассмотрение роли расселения населения в увязке с факторами производства нашло отражение в теории о функциях и размещении системы населенных пунктов (центральных мест), впервые выдвинутой В. Кристаллером [10]. Вальтер Кристаллер – немецкий географ, автор теории центральных мест, впервые опубликованной в 1933 году, в которой сформулировал закономерности расположения, числа и размеров населённых пунктов в иерархии городов. Широкое распространение получило понятие «сетка Кристаллера». Под центральными местами понимаются экономические центры, которые производят товары и услуги для населения своей зоны сбыта. Данная теория обосновывает необходимость производства продуктов первой необходимости в каждом населенном пункте, товаров общего назначения – в средних по размеру поселениях, уникальных товаров и услуг – только в крупных городах. Величина зоны сбыта определяется уровнем иерархии, к которому принадлежит каждое центральное место. Абстрактный характер теоретической концепции позволяет сформулировать общее видение целесообразности системы расселения на определенной территории и сформулировать возможные варианты ее совершенствования.

В первой половине XX веке проблематика пространственного географического районирования и анализа экономических процессов приобрела актуальность у российских (советских) исследователей в связи с интенсификацией производства и сдвигами в размещении промышленности. В 1915 году академиком В. И. Вернадским была создана Комиссия для изучения естественных производительных сил (КЕПС). Именно отечественные ученые подготовили обоснование целесообразности разделения территории страны на экономические районы. Тем самым была доказана значимость экономического районирования как науки для понимания закономерностей и особенностей развития хозяйства страны в территориальном разрезе. В период строительства социализма активные исследования в данном направлении проводились представителями экономико-географической науки, создателями и теоретиками районной школы экономической географии: Н. Н. Баранским, В. А. Танаевским (1886–1969), И. Г. Александровым (1875–1936), а также их последователями Н. Н. Колосовским (1891–1954) [11], А. Т. Хрущевым (1919–2001) [12] и др. Советская районная школа выработала наиболее подробную понятийную базу для географии промышленности, которая являлась её основным направлением. При этом, население в советской районной школе в течение долгого времени рассматривалось в первую очередь как трудовые ресурсы, а не как источник формирования спроса.

В 1930 году был создан и функционирует по настоящее время при РАН и Минэкономразвития, Совет по изучению производительных сил (СОПС) – научная организация, ведущая прикладные научные разработки по вопросам территориального развития, размещения производительных сил, другим региональным проблемам [13]. В связи с потребностями в обосновании прогнозируемых сдвигов производства в Северные и Восточные районы страны, была разработана Генеральная схема развития и размещения производительных сил на долгосрочный период. На базе теории экономического районирования в 1960–1970-х гг. на территории страны были сформированы крупные территориальные образования – экономические районы (на территории современной    России сложилось одиннадцать экономических районов: Северный, Северо-Западный, Волго-Вятский, Центральный, Центрально-Черноземный, Поволжский, Северо-Кавказский, Ураль-ский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальне-восточный) и экономико-географические зоны : Восточная и Западная. В первую в настоящее время входят три, а во вторую – восемь экономических районов. В годы советской власти эти научные разработки нашли отражение в фундаментальных публикациях [14], стали основой для разработки прогнозов, составления различных по продолжительности планов и программ экономического и социального развития (в отраслевом и территориальном разрезах). В свою очередь названные документы послужили базой для проектирования создания и обеспечения функционирования территориально-производственных комплексов ( территориально-производственный комплекс – геогра-фическо-экономический термин, определение территори-ально и функционально тесно связанного узла концен-трации населения и объектов экономики страны (в 1-ю очередь, в России и бывшем СССР)) и промышленных узлов (промышленный узел - группа предприятий и организаций, которые размещаются на смежных территориях и совместно используют производственную и социально-бытовую инфраструктуру, природные и другие ресурсы, создают совместные виды производства межотраслевого и регионального значения, сохраняя при этом свою само-стоятельность) . Накопленный в советские годы опыт был настолько успешным, что в настоящее время обсуждаются возможности его использования в современных экономических условиях.

Эволюция научных взглядов на предмет региональной экономики

В конце 1960 – начале 1970 годов зародилась региональная экономика, как прикладная экономическая наука, изучающая основы рационального размещения производства и рынков сбыта продукции, постепенно трансформировавшаяся в самостоятельную область научного знания. В процессе эволюционного развития сформировались различные взгляды на ее предмет и объект. В советский период превалировало рассмотрение региональной экономики как географического (регионального) направления в экономической науке: она рассматривалась научным сообществом как дисциплина, которая изучает особенности и закономерности размещения производительных сил и развития экономики регионов, с целевой ориентацией на интересы успешного развития народного хозяйства, осуществления общегосударственного и территориального управления и планирования.

Большую роль в становлении региональной экономики как научной дисциплины сыграли российские ученые: академик В. С. Немчинов, академик Н. Н. Некрасов (им введено в научный оборот понимание региона как крупной территории страны «с более или менее однородными природными условиями, а главным образом характерной направленностью развития производительных сил на основе сочетания комплекса природных ресурсов с соответствующей сложившейся и перспективной социальной инфраструктурой» [15, с. 29]), профессор Р. И. Шнипер, академик А. Г. Гранберг, профессор О. С. Пчелинцев и др. Профессор Р. И. Шнипер, внесший большой вклад в развитие региональных исследований и в решение крупных проблем социально-экономического развития Сибири, отстаивал идею рассмотрения региона как целостной воспроизводственной системы, применения данного подхода к анализу и управлению региональной экономикой [16]. Академик А. Г. Гранберг предвидел возрастание роли региональной экономики и значимости ее инструментария в регулировании социально-экономического развития, обосновал общую структуру теории региональной экономики, сформулировал и описал «четыре современных направления развития теоретических исследований: новые парадигмы и концепции региона; размещение деятельности; пространственная организация экономики; межрегиональные взаимодействия» [17, с. 81].

Постепенно сформировался объект региональной экономики , как исследование территориальных аспектов социально-экономической системы страны, функционирования территориальных подсистем национальной экономики , их отдельных элементов и взаимодействия между ними, а также механизмов управления социально-экономическим развитием регионов.

Профессор О. С. Пчелинцев указал на необходимость введения в экономический анализ « пространственного измерения », подчеркнул влияние фактора географической протяженности , вследствие которого региональные комплексы формируются как относительно обособленные территориальные хозяйственные образования, характеризующиеся специфическими условиями и своеобразием структуры экономической деятельности, обратил внимание на своевременность их углубленного изучения [18, с. 36]. В ряде методологических работ отстаивается целесообразность комплексного видения протекающих на территориях регионов социально-экономических процессов. Полезность рассмотрения региона как специфического целостного образования (части народного хозяйства страны) отстаивается в работах В. Н. Лексина и А. Н. Швецова, например: «если не выделить специфически «территориальное», то любые исследования региональной экономики становятся лишь банальным изучением части национальной экономики в границах округа или области» [19, с. 76].

Территориальная структура народного хозяйства России сформировалась в советский период. Она традиционно состоит из республик, краев, областей, национальных округов, автономных округов, автономной области, городов федерального значения. Все названные административно-территориальные образования – регионы (регион как часть территории Российской Федерации в границах территории субъекта Российской Федерации определяется в нормативном правовом акте [4]) – являются равноправными субъектами Российской Федерации. Становление нового экономического механизма, повышение открытости национальной хозяйственной системы подготовили почву для более активного исследования региональных проблем. Предмет региональной экономики составляют исследования экономики отдельных регионов и экономических связей между ними, региональные системы и размещение производительных сил, моделирование системы управления регионом, региональные аспекты экономической жизни, совершенствование механизмов и методов управления и регулирования хозяйственной деятельности в регионе. В постсоветский период экономико-географическое направление исследований пространственного развития получило продолжение и развитие [например, 20]. В Санкт-Петербурге функционирует Институт проблем региональной экономики (ФГБУН ИПРЭ РАН), возглавляемый д.э.н., профессором С. В. Кузнецовым. Тематика исследований ИПРЭ РАН связана с разнообразными вопросами экономического и социального развития регионов, в том числе и актуальными в настоящее время институциональными проблемами [21].

Рыночные изменения, происходившие в экономике России в пореформенный период, инициировали дальнейшие исследования по обоснованию методологических положений теории регионального воспроизводства, суть которых состоит в следующем: в основе функционирования региональных социально-экономических систем лежит воспроизводственный аспект; экономика региона есть система взаимодействующих субъектов, объединенных хозяйственными связями; региональный воспроизводственный процесс охватывает все фазы; развитие отношений собственности, структуры управления инициирует изменение вертикальных и горизонтальных связей, трансформацию экономических интересов субъектов; как подсистема общественного воспроизводства, региональный воспроизводственный процесс интегрирует единичные воспроизводственные процессы на микроуровне, формирует условия для комплексного развития экономики региона [22, с. 7–8].

Для улучшения управления региональными процессами в конце 1990-х годов произошло создание региональных ассоциаций экономического взаимодействия [23], которые функционируют как некоммерческие организации и в настоящее время. Для повышения эффективности хозяйствования было принято решение об организации «особых экономических зон» (ОЭЗ), понимаемых как часть территории страны, в рамках которой поддерживается законодательно установленный специальный порядок ведения различных форм бизнеса [24, Ст. 2–4]. Предполагалось, что создание промышленно-производ­ст­венных, технико-внедренческих, туристско-рекреационных, портовых и других типов ОЭЗ будет способствовать интенсификации развития хозяйства в рамках определенных территорий. Основанием для этого стала практика предоставления различных льгот по уплате налогов, таможенных и других платежей, создание привлекательных условий для бизнеса и инвестирования.

В результате эволюционных преобразований территориального управления к началу 2000-х годов накопились прогрессивные изменения, вследствие которых «экономика российских регионов все более обретает черты функционально ориентированных профилей хозяйственной специализации мезоэкономических единиц как органических модулей ее экономики, которые выполняют в национально-хозяйственном воспроизводственном процессе функции специализированных органов единого макроэкономического организма страны, а на уровне мезоэкономики – миссию репродуктивно функционирующей территориально-производственной системы регионального хозяйства» [25, с. 168]. Именно в этом и состоит сложность изучения региональной экономики, структурно относящейся к мезоэкономике и представляющей собой особое хозяйственное образование, специфика которого проявляется в множественности организационных форм деятельности.

В концептуальной работе академика А. И. Татаркина и профессора Е. Г. Анимицы региональная экономика исследуется в контексте формирования парадигмальной теории. В результате продолжительного эволюционирования теоретико-методологиче­ских основ региональная экономика сложилась как научная дисциплина с весьма специфической структурой. Ее предмет составляют «теории размещения произ­водства, закономерности и особенности развития различных территориальных социально-экономи­чес­ких систем в контексте современных теорий регионального развития, пространство России как объект осмысления, переосмысления и обустройства, совокупность взаимосвязанных разнокачественных экономических, социальных, демографических, природных и иных факторов, процессов, явлений, объектов, локализованных в определенных пространственных границах городов, муниципальных образований и регионов, чаще всего установленных федеральными и региональными органами власти и представляющих собой составные части единого экономического пространства страны» [ 26, с. 19].

Таким образом, региональная экономика как научная дисциплина имеет весьма сложное методологическое построение, захватывает широкий круг организационных, экономических и социальных вопросов, и позиционируется как раздел экономической науки «о территориальной организации хозяйства на межрегиональном, собственно региональном и внутрирегиональном уровнях» [26, с. 19].

В данной научной конструкции спектр изучаемых вопросов весьма разнообразен и предполагает учет интересов всех экономических субъектов: органов публичной власти (федеральной и региональной) и местного самоуправления, финансовых и нефинансовых коммерческих и некоммерческих организаций, домохозяйств и индивидуальных предпринимателей. Таким образом, объектом изучения региональной экономики, наряду с исконно присущими ему элементами, становятся корпорации, рыночные структуры, инфраструктурные объекты, рабочая сила, городские и сельские поселения.

Ключевое место в современных экономических исследованиях отводится анализу совокупного экономического потенциала и его составных компонентов в территориальном разрезе: природно-ресурсному, производственному, трудовому, научному, внешнеэкономическому [27]. Например, «природно-ресурсный потенциал можно представить, во-первых, как способность природных систем без ущерба для себя (а следовательно, и для людей) обеспечивать удовлетворение потребностей человечества в продукции или осуществление полезной для него работы в рамках хозяйства данного типа; во-вторых, как доступную при данных технологиях и социально-экономических отношениях совокупность природных ресурсов» [27, с. 33]. Производственный потенциал в экономической литературе рассматривается с двух сторон: «1) реальный объем продукции, который возможно произвести при полном использовании имеющихся ресурсов; 2) имеющиеся и потенциальные возможности производства, наличие факторов производства, обеспеченность его определяющими видами ресурсов [28, с. 267]. Трудовой потенциал – это обобщающая характеристика меры и качества совокупных способностей к труду трудоспособного населения, к участию его в общественно-полезной деятельности. Актуальность изучения названных потенциалов применительно к региональному уровню управления определяется их взаимосвязанностью с размещением производительных сил, влиянием на динамику макроэкономических показателей и темпы экономического роста.

Новации в подходах к управлению региональным развитием

Система экономического районирования претерпевает определенные изменения. «Современное экономическое районирование России включает три основных звена (таксономические единицы): высшее звено – федеральных округа; районы среднего звена – края, области, республики; низовые районы – административно-хозяйственные районы, городские и сельские районы. Каждый вид экономического районирования отвечает определенным задачам территориального развития» [29, с. 300]. Основной таксономической единицей административно-территори­аль­ного деления страны является регион. Таксономические единицы в экономической географии – систематические категории, относящиеся к территориально выраженным соподчинённым группам экономико-географических объектов исследования.

  Категорию «регион» можно сформулировать как основную административно-территориальную единицу (субъект Российской Федерации), наделенную властными полномочиями, экономическими и социальными обязательствами, имеющую соответствующие органы управления и состоящую, в свою очередь, из муниципальных образований, обладающих функциями местного самоуправления.

По поводу верхнего звена учеными рассматриваются различные таксономические единицы, вследствие чего сохраняется поле для дискуссий. В качестве ведущего звена могут быть приняты федеральные округа, образованные как административные единицы [30]:Центральный (Москва), Северо-Западный (Санкт-Петербург), Южный (Ростов-на-Дону), Приволжский (Нижний Новгород), Уральский (Екатеринбург), Сибир-ский (Новосибирск), Дальневосточный (Хабаровск), Северо-Кавказский (Пятигорск). Одной из целей создания института полномочных представителей Президента страны в федеральных округах была апробация возможных вариантов новых механизмов государственного регулирования и прогрессивных форм территориального управления на федеральном уровне. В качестве целей создания федеральных округов предусматривалось повышение эффективности государственного управления, правового и финансового контроля, укрепления исполнительской дисциплины в территориальном разрезе. Образование федеральных округов не повлияло на сложившееся административно-территориальное устройство России: конституционные права и территориальные границы субъектов Федерации были полностью сохранены [31, с. 72].

Более перспективным направлением формирования высшего звена экономического районирования, на наш взгляд, представляется выделение макрорегионов как территориальных единиц, которые, в случае создания организационных структур и придания им соответствующих полномочий, могли бы выполнять определенные функции в системе управления пространственным развитием. Терминологическое понятие «макрорегион» имеет нормативное правовое закрепление и определяется как «часть территории Российской Федерации, включающая в себя территории двух и более субъектов Российской Федерации, социально-экономические условия в пределах которой требуют выделения отдельных направлений, приоритетов, целей и задач социально-экономического развития при разработке и реализации документов стратегического планирования» [4].

В Стратегии пространственного развития территория страны разделена между 14 макрорегионами (с входящими в них субъектами) [4, с. 111–112]: Центральный (13); Центрально-Черноземный (5); Северо-Западный (7); Северный (4); Южный (8); Северо-Кавказский (7); Волго-Камский (8); Волго-Уральский (6); Уральский (3); Западно-Сибирский (3); Южно-Сибирский (6); Енисейский (3); Байкальский (3); Дальневосточный (9). Основными принципами выделения макрорегионов названы [4, с. 40]: территориальная общность соседствующих субъектов РФ; потенциал межрегионального взаимодействия и кооперации в рамках реализации эффективных экономических специализаций входящих субъек-тов; наличие крупнейших и (или) крупных центров экономического роста; возможность создания объектов различных видов инфраструктуры, обеспечивающих связан-ность субъектов и выход к международным рынкам или транспортным коридорам; наличие объектов отраслей социальной сферы федерального значения, способствующих повышению транспортной доступности оказания услуг в пределах макрорегиона.

Детальное рассмотрение представленного варианта приводит к выводу о его приемлемости для целей управления пространственным развитием, а именно: разработки и реализации системы документов стратегического планирования, прежде всего прогнозов, финансовых планов, государственных и ведомственных программ различной продолжительности и уровня разработки.

Анализ публикаций по региональной проблематике выявляет наметившуюся в начале 2010-х годов тенденцию укрупнения регионов путем объединения соседствующих субъектов Российской Федерации. Поэтапное продолжение данного процесса может стать основой для повышения эффективности и результативности управления региональным развитием. Присоединение относительно слабых в экономическом отношении субъектов Российской Федерации к более сильным, при соответствующем ресурсном обеспечении, постепенно нивелирует инфраструктурные несоответствия, снижает уровень пространственных различий социально-экономического характера [32]. Проведение комплекса экономических мер в сочетании со сбалансированной финансовой политикой (в составе всех ее основных компонентов – бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной) приведет к выравниванию условий хозяйствования близлежащих регионов и, в конечном счете, к созданию благоприятных условий жизнедеятельности населения на всей подведомственной территории согласно установленным социальным нормам и стандартам.

Изучение результатов развития российской экономики в 1990–2010 годах [3, с. 4–13] приводит к выводу о необходимости решения ряда накопившихся проблем пространственного развития, сохранение которых до настоящего времени обусловлено определенными недостатками правового и организационного регулирования некоторых аспектов экономической деятельности. Необходимо обновление теоретической базы для эффективного управления развитием экономики в установленных пространственных границах, т.е. в территориальном разрезе. На наш взгляд, данный аспект является ключевым в связи с наметившейся тенденцией полицентризма (полицентризм — принцип и основная структурная особенность геополитического устройства современного мира. Многополярная структура мира формируется под воздействием множества геополитических факторов, в числе которых видная роль принадлежит экономике) : она проявляется в увеличении количества центров экономического роста (центр экономического роста – территория одного или нескольких муниципальных образований, которые вносят значительный вклад в экономический рост Российской Федерации и (или) субъекта РФ [3]), функционирование которых ориентировано на развитие многовекторных хозяйственных связей, формирование конкурентоспособной экономики, поддержание связанности этих центров между собой, а также с территориями сопредельных государств в целях выхода и закрепления на международных рынках.

Обращает на себя внимание медленно протекающий процесс формирования центров экономического роста и их неравномерное распределение по территории России. Как представляется, сложившееся положение обусловлено действием ряда объективных причин.

Во-первых, политикой индустриализации страны в 1920–1940 годы, необходимостью создания развитой материально-технической базы и расширяющимся вводом в действие промышленных предприятий в 1950–1980 годы, перестройкой экономического механизма и строительством объектов инфраструктуры в крупнейших городах и городах-миллионерах в 1990–2000 годах. В результате реализации этих рассредоточенных во времени процессов сложилась высокая концентрация производства продукции и услуг в 14 крупнейших и 6 крупных городских агломерациях. Формирование 4 минерально-сырьевых центров стало следствием многократно возросшей потребности в продукции ключевых добывающих отраслей и проведения экспортоориентированной внешнеэкономической политики.

Во-вторых, происходящим в течение нескольких десятилетий (с 1960-х годов и по настоящее время) оттоком населения из малых и средних городов, сельских поселений в региональные центры и крупные мегаполисы, результатом которого стало снижение численности населения, стагнирование производства в отдаленных районах и, как следствие, – ограничение социально-экономиче­ского развития целого ряда населенных мест и отдельных территорий.

В-третьих, наблюдающимся несбалансированным развитием центров экономического роста, а именно – крупных и крупнейших городских агломераций, на которое повлиял комплекс объективных причин, в конечном результате обусловивший существенный рост их влияния на пространственные процессы. Результатом стало кардинальное повышение роли городских агломераций в регулировании и управлении социально-экономическим развитием территорий.

Названные социально-экономичес­кие трансформации протекают при поддержании некоторых малопроизводительных и низко технологичных отраслей в структуре экономики ряда субъектов Российской Федерации ввиду их высокой важности для обеспечения жизнедеятельности населения. Это инициирует сохранение высокой инерционности пространственной организации первичного и вторичного секторов национального хозяйства при отсутствии ярко выраженной экономической специализации регионов.

Согласно экспертному заключению, представленная в проекте Стратегии пространственного развития «эффективная экономическая специализация» в разрезе субъектов Российской Федерации (приложение 1 к тексту Стратегии) [3, с. 48–105] достаточно обширна, «власти лучше рынка знают, какие отрасли нужно развивать в регионах.... Основной риск в том, что реализуемые в регионе проекты или создаваемые на его территории преференциальные режимы должны соответствовать прописанной... экономической специализации. Это будет учитываться при выделении отраслевой финансовой поддержки из федерального бюджета, а также при оценке эффективности налоговых льгот, которые предоставляют регионы» [33, с. 143].

В качестве примера можно назвать Владимирскую область, в которой отраслями перспективной эффективной экономической специализации установлены: растениеводство и животноводство, предоставление соответствующих услуг в этих областях; производство пищевых продуктов; производство резиновых и пластмассовых изделий; производство прочей неметаллической минеральной продукции; производство металлургическое; производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования; производство компьютеров, электронных и оптических изделий; производство электрического оборудования; производство машин и оборудования, не включенных в другие группировки; производство мебели; туризм: деятельность гостиниц и предприятий общественного питания; деятельность административная и сопутствующие дополнительные услуги (деятельность туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма); производство автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов (кроме производства автотранспортных средств); производство прочих транспортных средств и оборудования; производство прочих готовых изделий; лесоводство и лесозаготовки (лесозаготовки); производство напитков; производство одежды [3, с. 52–53]. Обращает на себя внимание обширный перечень специализаций. На наш взгляд, такой подход, включающий не только реально и потенциально перспективные, но практически все существующие в регионе отрасли экономики, нельзя признать сбалансированным и эффективным. Как показывает практика, более приемлем принцип выделения нескольких стратегически ориентированных «ведущих звеньев», опираясь на которые, при достаточном финансировании из государственных и частных источников, реализуя программу повышения производительности труда, можно (при учете временного лага) добиться коренных изменений в темпах роста валового регионального продукта и уровне располагаемых доходов населения.

Заключение. Особенностью современной пространственной организации хозяйства является полицентрическое развитие. Динамичное движение России в данном направлении совпадает с общемировыми тенденциями. Экономические результаты функционирования национальной хозяйственной системы определяются рядом факторов, в числе которых – размер территории, протяженность государственных границ, сотрудничество с приграничными государствами; особенности пространственного развития и различия в уровне социально-экономичес­кого положения регионов. Наряду с этим, сохраняется значение факторов, обусловливающих территориальную неравномерность расселения населения и размещения производительных сил , высокую степень износа объектов энергетической и инженерной инфраструктуры, недостаточное обеспечение ими некоторых административно-территориальных образований, а также сравнительно низкий уровень экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации.

Обусловленное объективными причинами возрастание роли региональной науки проявляется в необходимости укрепления теоретической базы экономического районирования, всего комплекса региональных исследований и должно основываться на системном подходе, сопровождаться расширением применения научного инструментария, учитывать историческую специфику расселения в определенных пространственных границах. Необходимо углубленное изучение проблемных вопросов функционирования городских и сельских поселений, анализ влияния географических, природно-климатических, демографических и социокультурных особенностей на возможности максимального задействования располагаемых факторов производства, а также экологической составляющей на условия жизнедеятельности населения.

Задачи региональной экономики как отрасли научных знаний состоят в выявлении особенностей и разного рода проблем (экономического, социального, демографического, культурного, экологического характера) в современном пространственном развитии, изучении разнонаправленных тенденций в функционировании народнохозяйственного комплекса в территориальном разрезе, систематизации полученных знаний, подготовке научных и практических рекомендаций по достижению устойчивого функционирования национальной экономики России.

Литература

  1. О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года [электронный ресурс]: Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2018 года. СПС КонсультантПлюс. URL:  http://www.consultant.ru/.
  2. О стратегическом планировании в Российской Федерации [электронный ресурс]: Федеральный закон от 28 июня 2014 года № 172–ФЗ. СПС КонсультантПлюс. URL:  http://www.consultant.ru/.
  3. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года (Проект). Минэкономразвития, 2018. [электронный ресурс]. URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/planning/sd/201817081 (дата обращения 20.03.2019). 
  4. Основы государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года [электронный ресурс]: Указ Президента Российской Федерации от 16 января 2017 года №13. СПС КонсультантПлюс. URL:  http://www.consultant.ru/. 
  5. Кузнецова О. В. Проблемы выбора приоритетов пространственного развития // Вопросы экономики. №2. С. 146–157.
  6. Исаченко А. Г. Развитие географических идей. М.: Мысль, 1971.
  7. Вебер А. Теория размещения промышленности. Л.-М.: Книга, 1926.
  8. Лёш А. Географическое размещение хозяйства. М.: Изд-во иностр. литературы, 1959.
  9. Isard W. Location and Space-economy. New York, 1956.
  10. Die zentralen Orte in Süddeutschland. Eine ökonomisch-geographische Untersuchung über die Gesetzmäßigkeit der Verbreitung und Entwicklung der Siedlungen mit städtischer Funktion. Wissenschaftliche Buchgesellschaft, Darmstadt 1980, (Repr. d. Ausg. Jena 1933).
  11. Колосовский Н. Н. Теория экономического районирования. М.: Мысль, 1969.
  12. Хрущев А. Т. География промышленности СССР. М.: Высшая школа, 1990.
  13. Методологические проблемы предплановых исследований размещения производительных сил в условиях интенсификации производства: сб. науч. трудов. М.: СОПС, 1988.
  14. Закономерности и факторы развития экономических районов СССР. М.: Наука, 1965.
  15. Некрасов Н. Н. Региональная экономика. Теория, проблемы, методы: монография. М.: Экономика, 1978.
  16. Шнипер Р. И. Региональные предплановые исследования. Новосибирск, 1978.
  17. Гранберг А. Г. Основы региональной экономики: монография. М.: ГУ ВШЭ, 2000.
  18. Пчелинцев О. С.Региональная экономика в системе устойчивого развития. М.: Наука, 2004.
  19. Лексин В. Н., Швецов А. Н. Реформы и регионы: системный анализ процессов реформирования региональной экономики, становления федерализма и местного самоуправления. М.: Ленанд, 2012.
  20. Размещение производительных сил / под ред. В. В. Кистанова, Н. В. Копылова. М.: Экономика, 1994.
  21. Комплексное исследование социально-экономического пространства регионов России на основе институционального анализа. Монография. СПб.: ИПРЭ РАН, 2017.
  22. Маршалова А. С., Новоселов А. С. Основы теории регионального воспроизводства: монография. М.: Экономика, 1998.
  23. Об общих принципах организации и деятельности ассоциаций экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации [электронный ресурс]: Федеральный закон от 17 декабря 1999 года № 211–ФЗ. СПС КонсультантПлюс. URL:  http://www.consultant.ru/.
  24. Об особых экономических зонах в Российской Федерации [электронный ресурс]:  Федеральный закон от 22 июля 2005 года № 116–ФЗ.  СПС КонсультантПлюс. URL:  http://www.consultant.ru/.
  25. Овчинников В. Н., Колесников Ю. С.Силуэты региональной экономической политики на Юге России. Ростов-На-Дону: ЮФУ, 2008.
  26. Татаркин А. И., Анимица Е. Г. Формирование парадигмальной теории региональной экономики // Экономика региона. 2012. №3. С. 11–21.
  27. Национальная экономика. Система потенциалов. /  под ред. Н. Г. Кузнецова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2017.
  28. Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. Современный экономический словарь. М.: ИНФРА-М, 1999.
  29. Региональная экономика: учебн. / под ред. Т. Г. Морозовой. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008.
  30. О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе [электронный ресурс]: Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 года № 849. СПС КонсультантПлюс. URL:  http://www.consultant.ru/.
  31. Молчанова Н. П., Молчанов И. Н. Федеральный округ как ведущее звено в системе государственного управления региональным развитием // Экономика. Налоги. Право. 2011. №6. С. 72–80.
  32. Молчанова Н. П. Стратегические ориентиры государственного регулирования социально-экономического развития макрорегиона // Региональная экономика: теория и практика. 2011. №11 (194). С. 9–17.
  33. Зубаревич Н. В. Стратегия пространственного развития: приоритеты и инструменты // Вопросы экономики. 2019. №1. С. 135–145.

Bibliography

  1. On national goals and strategic objectives of the development of the Russian Federation for the period up to 2024 [e-resource]: Decree of the President of the Russian Federation of 13 May 2018. ATP ConsultantPlus. URL: http://www.consultant.ru/ [O nacional'nyh celjah i strategicheskih zadachah razvitija Rossijskoj Federacii na period do 2024 goda [jelektronnyj resurs]: Ukaz Prezidenta Rossijskoj Federacii ot 13 maja 2018 goda. SPS Konsul'tantPljus. URL:  http://www.consultant.ru/] – (In Rus.)
  2. On strategic planning in the Russian Federation [e-resource]: Federal Law of 28 June 2014 № 172–FL. ATP ConsultantPlus. URL: http://www.consultant.ru/ [O strategicheskom planirovanii v Rossijskoj Federacii [jelektronnyj resurs]: Federal'nyj zakon ot 28 ijunja 2014 goda № 172–FZ. SPS Konsul'tantPljus. URL:  http://www.consultant.ru/] – (In Rus.)
  3. Spatial development strategy of the Russian Federation for the period up to 2025 (Project). Ministry of Economic Development, 2018. 114 p. [e- resource]. URL: URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/planning/sd/201817081 (access date: 03/20/2019) [Strategija prostranstvennogo razvitija Rossijskoj Federacii na period do 2025 goda (Proekt). Minjekonomrazvitija, 2018. 114 s. [jelektronnyj resurs]. URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/planning/sd/201817081 (data obrashhenija 20.03.2019)] – (In Rus.)
  4. Basics of the state policy of regional development of the Russian Federation for the period until 2025 [e-resource]: Decree of the President of the Russian Federation of January 16, 2017 № 13. ATP ConsultantPlus. URL: http://www.consultant.ru/ [Osnovy gosudarstvennoj politiki regional'nogo razvitija Rossijskoj Federacii na period do 2025 goda [jelektronnyj resurs]: Ukaz Prezidenta Rossijskoj Federacii ot 16 janvarja 2017 goda №13. SPS Konsul'tantPljus. URL: http://www.consultant.ru/] – (In Rus.)
  5. Kuznetsova O. V. Problems of choosing priorities of spatial development // Questions of economy. №2. P. 146–157. [Kuznecova O. V. Problemy vybora prioritetov prostranstvennogo razvitija // Voprosy jekonomiki. №2. S. 146–157.] – (In Rus.)
  6. Isachenko A. G. Development of geographical ideas. M.: Thought, 1971. 416 p. [Isachenko A.G. Razvitie geograficheskih idej. M.: Mysl', 1971. 416 s.] – (In Rus.)
  7. Weber A. Theory of industry placement. L.-M.: Book, 1926. 119 p. [Veber A. Teorija razmeshhenija promyshlennosti. L.-M.: Kniga, 1926. 119 s.] – (In Rus.)
  8. Lesh A. Geographic location of the economy. M.: Publishing House of Foreign Literature, 1959. [Ljosh A. Geograficheskoe razmeshhenie hozjajstva. M.: Izd-vo inostrannoj literatury, 1959.] – (In Rus.)
  9. Isard W. Location and Space-economy. New York, 1956. – (In Eng.)
  10. Die zentralen Orte in Süddeutschland. Eine ökonomisch-geographische Untersuchung über die Getszmäßigkeit der Verbreitung und Entwicklung der Siedlungen mit städtischer Funktion. Wissenschaftliche Buchgesellschaft, Darmstadt 1980, ISBN 3-534-04466-5 (Repr. D. Ausg. Jena 1933) – (In Germ.)
  11. Kolosovsky N. N. The theory of economic zoning. M.: Thought, 1969. [Kolosovskij N. N. Teorija jekonomicheskogo rajonirovanija. M.: Mysl', 1969.] – (In Rus.)
  12. Khrushchev A. T. Geography of industry of the USSR. M.: Higher School, 1990. [Hrushhev A. T. Geografija promyshlennosti SSSR. M.: Vysshaja shkola, 1990.] – (In Rus.)
  13. Methodological problems of preplanned studies of the distribution of productive forces in conditions of intensification of production: Sat. scientific works. M.: SOPS, 1988. [Metodologicheskie problemy predplanovyh issledovanij razmeshhenija proizvoditel'nyh sil v uslovijah intensifikacii proizvodstva: sb. nauch. trudov. M.: SOPS, 1988.] – (In Rus.)
  14. Patterns and factors of development of economic regions of the USSR. M.: Science, 1965. [Zakonomernosti i faktory razvitija jekonomicheskih rajonov SSSR. M.: Nauka, 1965.] – (In Rus.)
  15. Nekrasov N. N. Regional economy. Theory, problems, methods: monograph. M.: Economics, 1978. 344 p. [Nekrasov N. N. Regional'naja jekonomika. Teorija, problemy, metody: monografija. M.: Jekonomika, 1978. 344 s.] – (In Rus.)
  16. Shniper R. I. Regional preplanned studies. Novosibirsk, 1978. [Shniper R. I. Regional'nye predplanovye issledovanija. Novosibirsk, 1978.] – (In Rus.)
  17. Granberg A. G. Basics of the regional economy: monograph. M.: State University Higher School of Economics, 2000. 495 p. [Granberg A. G. Osnovy regional'noj jekonomiki: monografija. M.: GU VShJe, 2000. 495 s.] – (In Rus.)
  18. Pchelintsev O. S. Regional economy in the system of sustainable development. M.: Science, 2004. 258 p. [Pchelincev O. S. Regional'naja jekonomika v sisteme ustojchivogo razvitija. M.: Nauka, 2004. 258 s.] – (In Rus.)
  19. Leksin V. N., Shvetsov A. N. Reforms and regions: system analysis of the processes of reforming the regional economy, the formation of federalism and local self-government. M.: Lenand, 2012. [Leksin V. N., Shvecov A. N. Reformy i regiony: sistemnyj analiz processov reformirovanija regional'noj jekonomiki, stanovlenija federalizma i mestnogo samoupravlenija. M.: Lenand, 2012.] – (In Rus.)
  20. Placement of productive forces / ed. V. V. Kistanova, N. V. Kopylova. M.: Economy, 1994. [Razmeshhenie proizvoditel'nyh sil / pod red. V. V. Kistanova, N. V. Kopylova. M.: Jekonomika, 1994.] – (In Rus.)
  21. Comprehensive study of the socio-economic space of the regions of Russia on the basis of institutional analysis. Monograph. SPb.: IPRE RAS, 2017. [Kompleksnoe issledovanie social'no-jekonomicheskogo prostranstva regionov Rossii na osnove institucional'nogo analiza. Monografija. SPb.: IPRJe RAN, 2017.] – (In Rus.)
  22. Marshalova A. S., Novoselov A. S. Fundamentals of the theory of regional reproduction: monograph. M.: Economics, 1998. 192 p. [Marshalova A. S., Novoselov A. S. Osnovy teorii regional'nogo vosproizvodstva: monografija. M.: Jekonomika, 1998. 192 s.] – (In Rus.)
  23. On general principles of organization and activity of associations of economic interaction of subjects of the Russian Federation [e-resource]: Federal Law of 17 December 1999 № 211–FL. ATP ConsultantPlus. URL: http://www.consultant.ru/ [Ob obshhih principah organizacii i dejatel'nosti associacij jekonomicheskogo vzaimodejstvija sub#ektov Rossijskoj Federacii [jelektronnyj resurs]: Federal'nyj zakon ot 17 dekabrja 1999 goda № 211–FZ. SPS Konsul'tantPljus. URL:  http://www.consultant.ru/.] – (In Rus.)
  24. On special economic zones in the Russian Federation [e-resource]: Federal Law of 22 July 2005 № 116–FL. ATP ConsultantPlus. URL: http://www.consultant.ru/ [Ob osobyh jekonomicheskih zonah v Rossijskoj Federacii [jelektronnyj resurs]:  Federal'nyj zakon ot 22 ijulja 2005 goda № 116–FZ SPS Konsul'tantPljus. URL:  http://www.consultant.ru/] – (In Rus.)
  25. Ovchinnikov V. N., Kolesnikov Yu. S. Silhouettes of regional economic policy in the south of Russia. Rostov-on-Don: SFU, 2008. 176 p. [Ovchinnikov V. N., Kolesnikov Ju. S. Silujety regional'noj jekonomicheskoj politiki na Juge Rossii. Rostov-Na-Donu: JuFU, 2008. 176 s.] – (In Rus.)
  26. Tatarkin A. I., Animits E. G. Formation of the paradigm theory of the regional economy // Economy of the region. 2012. №3. P. 11–21. [Tatarkin A. I., Animica E. G. Formirovanie paradigmal'noj teorii regional'noj jekonomiki // Jekonomika regiona. 2012. №3. S. 11–21.] – (In Rus.)
  27. National economy. System of potentials. / ed. N. G. Kuznetsova. M.: UNITY-DANA, 2017. 367 p. [Nacional'naja jekonomika. Sistema potencialov. /  pod red. N. G. Kuznecova. M.: JuNITI-DANA, 2017. 367 s.] – (In Rus.)
  28. Raizberg B. A., Lozovsky L.Sh., Starodubtseva Ye. B. Modern economic dictionary. M.: INFRA-M, 1999. 479 p. [Rajzberg B. A., Lozovskij L. Sh., Starodubceva E. B. Sovremennyj jekonomicheskij slovar'. M.: INFRA-M, 1999. 479 s.] – (In Rus.)
  29. Regional economy: textbook / ed. T.G. Morozova. M.: UNITY-DANA, 2008. 527 p. [Regional'naja jekonomika: uchebnik / pod red. T.G. Morozovoj. M.: JuNITI-DANA, 2008. 527 s.] – (In Rus.)
  30. On the plenipotentiary of the President of the Russian Federation in the federal district [e-resource]: Decree of the President of the Russian Federation on 13 May 2000 № 849. ATP ConsultantPlus. URL: http://www.consultant.ru/ [O polnomochnom predstavitele Prezidenta Rossijskoj Federacii v federal'nom okruge [jelektronnyj resurs]: Ukaz Prezidenta Rossijskoj Federacii ot 13 maja 2000 goda № 849. SPS Konsul'tantPljus. URL:  http://www.consultant.ru/.] – (In Rus.)
  31. Molchanova N. P., Molchanov I. N. The Federal District as the leading link in the system of state management of regional development // Economy. Taxes Right. 2011. № 6. P. 72–80. [Molchanova N. P., Molchanov I. N. Federal'nyj okrug kak vedushhee zveno v sisteme gosudarstvennogo upravlenija regional'nym razvitiem // Jekonomika. Nalogi. Pravo. 2011. №6. S. 72–80.] – (In Rus.)
  32. Molchanova N. P. Strategic guidelines for state regulation of the socio-economic development of the macro-region // Regional economy: theory and practice. 2011. №11 (194). P. 9–17. [Molchanova N. P. Strategicheskie orientiry gosudarstvennogo regulirovanija social'no-jekonomicheskogo razvitija makroregiona // Regional'naja jekonomika: teorija i praktika. 2011. №11 (194). S. 9–17.] – (In Rus.)
  33. Zubarevich N. V. Spatial Development Strategy: Priorities and Tools // Economic issues. 2019. №1. P. 135–145 [Zubarevich N. V. Strategija prostranstvennogo razvitija: prioritety i instrumenty // Voprosy jekonomiki. 2019. №1. S. 135–145.] – (In Rus.)
  • Economics and management


Яндекс.Метрика