Факторы трансформации российского рынка труда

Гергиев И.Э., Гогичаева К.Е., Железова А.Е., Позмогов А.И.

УДК 30
ББК 66.041

Цель. Изучение причин, тормозящих процесс развития рынка труда России в условиях рыночно-трансформационной экономики.

Методы. Проанализирована динамика становления отечественного рынка труда рынка труда, а именно, численность занятых работников в реальном секторе экономики, уровень заработной платы, в том числе общая доля оплаты труда, доля официальной оплаты труда и доля скрытой оплаты труда. Исследована взаимосвязь между минимальным размером оплаты труда (МРОТ) и прожиточным минимумом (ПМ).

Результаты. Исходя из динамики развития российского рынка труда в условиях рыночно-трансформационной экономики на основе базовых макроэкономических индикаторов, научно обоснованных подходов и экспертных оценок, а также собственных выводов предложены меры эффективного его становления.

Научная новизна. Выявлены факторы, оказывающие влияние на производительность труда в российской трансформационной экономике.

Ключевые слова: минимальный размер оплаты трудапрожиточный минимумрынок трударыночно-трансформационная экономикафинансовые ресурсы.

В России сформировалось модель рынка труда отличающаяся от зарубежных. Экономика нашей страны после 80-х годов претерпела несколько этапов трансформации в своем развитии [1].

В условиях развития рыночных отношений в экономике России стабильная занятость трудоспособного населения зависима от ряда факторов:

Для оценки проблем рынка труда, препятствующих росту конкурентоспособности российской трансформационной экономики международной организацией The Boston Consulting Group (BCG) в конце 2017 года был проведен опрос российских работодателей (около 280 работающих в России компаний) который выявил следующие тенденции [2]:

  1. Из-за автоматизации рутинных процессов оптимизацию рабочих мест планируют только международные и крупные российские «новые» (основанные уже в постсоветское время) частные компании, доля которых на рынке труда в настоящее время невелика.
  2. В крупных отечественных «старых» (возникших на основе советских предприятий) частных компаниях оптимизация численности происходит не за счет внедрения новых технологий и профессий, а за счет сокращения численности персонала.
  3. В органах государственного управления, в компаниях с государственным участием, организациях образования и здравоохранения и других бюджетных организациях, а также предприятиях микро-, малого и среднего бизнеса оптимизация численности персонала главным образом происходит в связи с выходом сотрудников на пенсию.
  4. Большинство работодателей в компаниях с государственным участием не применяют стратегическое планирование найма персонала (планируют только до одного года), но это не мешает государственным корпорациям говорить об интеграции информационно-цифровых систем, автоматизации производственных процессов, роботизации и работе с большими массивами данных.

Необходимо отметить, что в РФ даже во время глубоких экономических спадов занятость оставалась высокой, а уровень безработицы был далек от значений, характерных для зарубежных стран.

Максимальный уровень безработицы, наблюдавшийся в 1998 году, составлял всего 13,3%, а в 2014–2016 годах ни разу не превысил 6% [3]. Вместо увеличения безработицы рос теневой сектор экономики и падали зарплаты реального сектора экономики.

В отдельные месяцы рассматриваемого периода снижение реальных зарплат превышало 10% в годовом выражении, а доля занятых в неформальном секторе достигала 24,3% [4].

На наш взгляд, такую модель нельзя назвать однозначно плохой — она не только способствует снижению социального напряжения в обществе, но и уменьшает глубину и продолжительность экономических кризисов. Главный минус данной модели — отказ от создания новых рабочих мест ради сохранения старых, поддержка неэффективных предприятий и сохранение технологической отсталости [2, с.10].

Кроме того, рынок труда остается непрозрачным — уровень зарплаты на нем зависит не от того, какую профессию человек выбрал и какой квалификацией обладает, а от того, в какую организацию он сумел устроиться.

Исследования BCG показывают, что в развитых странах доля занятых рабочих мест в категории «знание» на конец 2017 года составило в среднем более 25% (например, в Великобритании — 45%).

На Россию при всей образованности нашего населения и преимущественно высокой доли «беловоротничковой» занятости в экономике, можно отнести лишь 17% (таблица 1).

 

https://im8.kommersant.ru/ISSUES.PHOTO/CORP/2017/10/26/Rinok_truda_01%20.jpg

Рис. 1. Распределение рабочих мест по категориям (в %) [5]

 

Начиная с 90-х годов неуклонно сокращается занятость работников на предприятиях крупного, среднего и малого бизнеса, несмотря на то, что общая занятость по стране остается достаточно высокой.

Работники, сокращенные на отечественных предприятиях, стараются трудоустроиться вне корпоративной сферы, поэтому и попадают в теневой сектор экономики, соответственно  безработица в общем по стране остается низкой.

Для снижения неформальной занятости в трансформационной экономике России можно пойти по пути повышения пособий по безработице и упростить  доступ к этим выплатам, но данный механизм может привести к негативным последствиям вследствие значительного роста безработицы в целом [6].

За период с 1997 по 2017 год в общем объеме валового внутреннего продукта (ВВП) в нашей экономике доля оплаты труда снижалась (таблица 2). По прогнозу на 2018 год она должна снизиться на 0,6%, и по сравнению с 2017 годом может составить 45,9% [4].

 

Таблица 2. Доля оплаты труда в общем объеме ВВП в рыночных ценах, % [4]

Годы

1997

2000

2003

2006

2009

2012

2015

2016

2017

2018 (прогноз)

Общая доля оплаты труда, %

51,3

40,2

47,1

44,5

52,6

50,6

47,2

47,0

46,5

45,9

Доля официальной оплаты труда, %

39,8

29,1

35,8

31,7

37,7

36,2

33,8

33,5

32,9

32,5

Доля скрытой оплаты труда

11,5

11,1

11,3

12,8

14,9

14,4

13,4

13,5

13,6

13,7

 

Повышение минимального размера оплаты труда (МРОТ) само по себе не может привести к росту среднего размера оплаты труда, так как заработная плата является частью добавленной стоимости произведенного продукта (услуги). Если реальный сектор экономики ничего не производит, то и оплата труда будет отсутствовать, т.е. оплата труда рабочего будет зависеть не только от МРОТ, но и от производительности труда работника.

Отметим факторы, влияющие на производительность труда [7, с.65]:

сложившаяся структура экономики государства;

уровень конкурентоспособности конкретной бизнес-единицы;

уровень инновационно-технологического развития в реальном секторе экономике;

качество менеджмента и быстрота принятия управленческого решения.

На наш взгляд, наиболее высокая конкуренция в 2019 году будет в следующих профессиональных сферах:

В 2019 году следующие профессиональные области, будут оплачиваются лучше других:

Хуже всего будет оплачиваться труд «синих воротничков» (обеспечение безопасности, обеспечение чистоты, благоустройства, персонал склада), а также персонала, не требующего высокой квалификации (продажи в розничных точках, продажа финансовых и банковских продуктов, сфера гостеприимства). В числе низкооплачиваемых также окажется сфера образования.

Таким образом, в целях дальнейшего развития рынка труда в ходе коренной трансформации отечественной экономики в ближайшей перспективе необходимо осуществление следующих мероприятий:

современные реалии требуют радикальной корректировки трудового законодательства;

механизм расчета пособий по безработице, ПМ и МРОТ на региональном и федеральном уровнях подлежит пересмотру с учетом реальных финансовых возможностей [5, с. 105];

дать возможность регионам самим устанавливать размеры МРОТ, ПМ, социальных выплат и пособий [8].

Литература

  1. Официальный сайт Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации. [электронный ресурс]. URL: http://demo.rosmintrud.ru/ (дата обращения 17.10.2018).
  2. Глобализация и институциональная модернизация экономики России: теория и практика: монография / под общ. ред. В.В. Бондаренко. М.: Прометей, 2018. 656 с.
  3. Гайва Е. Уровень безработицы в России снизился до исторического минимума. / Официальный сайт RG.RU. [электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2018/11/09/uroven-bezraboticy-v-rossii-snizilsia-do-istoricheskogo-minimuma.html (дата обращения 10.11.2018).
  4. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения 19.10.2018).
  5. Позмогов А.И., Гергиев И.Э., Каллагов Б.Р., Бекойты А.Г.  Перспективы развития интегрированных корпоративных бизнес-структур в условиях неустойчивости социально-экономических систем. М.: РУСАЙНС, 2018. 244 с.
  6. Макаров О., Фейнберг А. Теневая экономика в России. / Официальный сайт РБК. [электронный ресурс]. URL: http://www.rbc.ru/newspaper/2017/07/03/595649079a79470e968e7bff (дата обращения 24.10.2018).
  7. Позмогов А.И., Гергиев И.Э. Актуальные проблемы устойчивого экономического роста России. LAPLAMBERT Academic Publishing Omni Scriptum GmbH&Co. KG Bahnhofstrasse 28, 66111 Saarbrücken, Germany, 2017.
  8. Шибутов М. Экономический рейтинг регионов России: кто важнее. / Официальный сайт ИА REGNUM. [электронный ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/economy/2506950.html (дата обращения 01.11.2018).