From experience of Russian and Kazakh democratization in conditions of political modernization

Zhumasultanova G.A. , Mamirova K.T.

UDK 321.7
BBK 66.033.11

The article is devoted to identifying main tasks and characteristics of favorable and unfavorable factors of democratization processes in conditions of political modernization of Russia and Kazakhstan.  The authors pays their attention to comparative analysis of democratic reforms in Russia and Kazakhstan today and identifying common and specific features of modernizing models of RF and RK.

Keywords: “governed democracy”democratizationdemocratic transitliberalizationpolitical modernization.

Политическая модернизация, как один из видов политического процесса, сегодня привлекает все большее внимание как со стороны западных, так и отечественных исследователей. Это связано с тем, что последние десятилетия характеризуются падением авторитарных, тоталитарных режимов и попыткой утверждения демократических институтов во многих государствах мира.

Известный американский исследователь С.Хантингтон характеризует этот процесс, как третью волну демократизации, охватившую большую группу стран. Характеризуя этот процесс, как мировую демократическую революцию, он отмечает, что к началу 90-х годов, «демократия рассматривается как единственная легитимная и жизнеспособная альтернатива авторитарному режиму любого типа». По его мнению, начало первой волны связано с распространением демократических принципов в США в Х1Хв. Эта волна продолжалась до окончания первой мировой войны (1828-1926 гг.). За подъемом демократизации, как правило, следует ее откат. Первый спад датируется 1922-1942 гг. Вторая волна демократизации наступает с победой над национал-социализмом и становлением демократии, прежде всего в Западной Германии, Италии, Японии. Эта волна продолжается до середины 60-ых годов (1943-1962 гг.). Второй спад захватывает временной интервал между 1958 г. и 1975 гг. 1974 г. становится началом демократической волны, с момента падения салазаровской диктатуры. Она охватила такие государства как Испания, Греция, затем распространяется на ряд стран Азии, Центральной и Восточной Европы и СССР [1, с. 49].

Что же представляет собой демократизация? Среди политологов нет единства в определении этого термина. Чаще всего одни исследователи рассматривают демократизацию как переход от авторитарных форм правления к демократическим. Другие же предлагают использовать понятие «демократический транзит», которое вовсе не предполагает обязательного перехода к демократии, а указывает на тот факт, что демократизация представляет собой процесс с неопределенными результатами. Современная демократия по своей природе, считают они, это всегда незавершенный процесс. Поэтому эти исследователи представляют демократизацию только как процесс появления демократических институтов и ценностей. При этом, процесс перехода или транзита к демократии они представляют как развитие трех стадий: либерализацию, демократизацию и консолидацию.   

Либерализация, по их мнению, это процесс закрепления некоторых гражданских свобод без преобразования аппарата власти. Несмотря на определенную свободу, сама система пока еще не меняется и сохраняет недемократические характеристики. Авторитарный режим ослабляет свой контроль, уменьшает репрессии, позволяет самоорганизацию оппозиции, становится более терпимым к инакомыслию. Иногда инициативу проявляет сам режим (либерализация сверху), а порой либерализация происходит вследствие давления масс снизу. Она приводит к тому, что возникают несовпадающие мнения относительно дальнейшего развития государства и общества, различные интересы сталкиваются. С этого начинается стадия демократизации, главным содержанием которой является институционализация, т.е. внедрение новых политических институтов. Главным смыслом является проведение основополагающих выборов соревновательных и представительных. После них можно говорить о вступлении демократизации в ее завершающую фазу - консолидацию, которая предполагает сближение и умеренных представителей реформ и консерваторов.

Рассматривая причины, условия и предпосылки, способствующие демократизации, следует иметь в виду, что современные исследователи выделяют ряд научных подходов. Условно их разделяют на структурный и процедурный.

Представителями структурного подхода являются Д.Растоу, С.Липсет, Г.Алмонд, С.Верба, Р.Инглхарт, Л.Пай. Они пытаются выявить зависимость между социально-экономическими и культурными факторами.

В качестве основных выделяются 3 типа структурных предпосылок демократии:

  • обретение национального единства и соответствующей идентичности;
  • достижение достаточно высокого уровня экономического развития;
  • массовое распространение таких культурных норм и ценностей, которые предполагают признание демократических принципов, доверие к основным политическим институтам, межличностное доверие, чувство гражданственности.

По мнению Д.Растоу к первому предварительному условию перехода к демократии относится наличие национального единства, которое означает то, что «значительное большинство граждан потенциальной демократии не должно иметь сомнений или делать мысленные оговорки относительно того, к какому политическому сообществу они принадлежат» [2, с.659].

К экономическим предпосылкам демократизации, по мнению С.Липсета, следует отнести:

  • продвинутую индустриализацию;
  • распространенную урбанизацию;
  • высокую грамотность;
  • определенное благосостояние.

Чем зажиточнее государство, тем больше у него шансов сохранить демократию, рассуждает С.Липсет. Данную позицию он аргументирует следующим образом: капиталистическое, экономическое развитие приводит к социальной дифференциации, а это, в свою очередь, приводит к плюралистической конкуренции, которая является основой создания гражданского общества [3, с. 13].

Характеризуя наличие необходимых культурных ценностей, как условие для возникновения демократии, важно подчеркнуть, что они скорее создают благоприятный климат для формирования стабильной, устойчивой демократии. Так, в свое время Ф.А.Хайек отмечал, что «если в обществе возобладают коллективистские настроения, демократии неизбежно приходит конец, или же она никогда не возникнет». К основным предпосылкам Ф.А.Хайек относит прежде всего, распространенность ценностей и установок, преодолевающих коллективистский и патриархальный типы политического мышления, ориентированных на индивидуализм, рационализм и демифологизированное мировосприятие [4, с. 421].

Из перечисленных выше условий демократизации у современных исследователей не вызывает сомнения только одно - национальное единство и идентичность, предшествующие демократизации. В отношении других высказываются критические замечания. Так, например, строгая зависимость между уровнем социально-экономического развития общества и демократией сегодня опровергается обширным фактическим материалом. Известно, что в настоящее время существуют государства с высоким уровнем экономического развития и имеют при этом недемократический режим (Сингапур). Можно выделить также государства с вполне сформировавшимся демократическим типом отношений между политическими институтами и акторами, где при этом отмечается высокий уровень бедности и существование традиционных социальных структур и практик (Индия).

Если структурный подход ориентируется на наличие объективных социальных, экономических, культурных и других факторов, влияющих на благополучный или неблагополучный исход демократических преобразований, то процедурный (представители Г.О.Доннелл, Ф.Шмиттер, Д. Палма, Х.Линц, Т.Кари) в качестве необходимого основания демократизации выделяет ряд факторов являющихся результатом определенных преобразований:

  1. формирование гражданского общества путем обеспечения взаимодействия  государства с независимыми общественными группами и объединениями;
  2. развитие демократических процедур и институтов;
  3. развитие правового государства [5, с.69].

Между структурными и процедурными подходами непреодолимого противоречия не существует. Наоборот, они скорее друг друга дополняют.

Таким образом, анализ различных подходов показывает, что демократизация представляет собой сложное, многогранное понятие, которое является предметом спора многих исследователей.

Наличие большого количества этих теоретических моделей объясняется не только методологическими разногласиями авторов, но и также многовариантностью процесса демократизации на практике.

Все недавние переходы от недемократических форм правления в странах Восточной Европы, Латинской Америке, Азии, бывшего СССР показывают, что они очень разнообразны.

Авторы данной статьи предпочли рассмотреть особенности процессов демократизации на примерах России и Казахстана.

Характеризуя процесс демократизации в России, следует особо подчеркнуть, что существует большое количество исследований по этой проблеме. Однако авторы считают необходимым рассмотреть лишь три из них. Это:

  1. модель «воронки причинности» А.Ю.Мельвиля;
  2. модель «ленинского наследия» К.Джовита;
  3. модель «трансформации политических режимов» В.Я. Гельмана.

  Описание сущности процесса демократизации в России можно представить в следующей таблице:

 

Таблица 1- Исследовательские модели процесса демократизации в России

Авторы

Название модели демократизации

Характеристика основных условий процесса демократизации

А.Ю.Мельвиль

«Воронка причинности»

1.Отсутствие гарантированной государственной целостности и национальной идентичности;

2.Неблагоприятный фактор экономического развития;

3.Отсутствие адекватной демократии социальной базы.

К.Джовит

«Ленинское наследие»

1.Вертикальные связи: сохранение кадрового состава прежнего аппрата власти (авторитарная олигархия);

2.Горизонтальные связи не институализированы и взаимодействие развито слабо.

В.Я.Гельман

«Трансформации политических режимов»

1.Характер проведения выборов-свободный, но не справедливый (неравенство условий)

2.Представительные институты носят декоративный характер.

 

Анализируя процесс модернизации в России в историко - политической ретроспективе на основе исследований как западных, так и российских политологов, авторы пришли к следующим выводам:

  1. В истории России неоднократно предпринимались попытки обеспечить ускоренное развитие страны по «европейской модели». При этом каждый из инициаторов реформ не учитывал степень готовности к ним общественного сознания. У каждой новой попытки реформирования отсутствовала преемственность и связь с предшествующими преобразованиями, практически каждый реформаторский рывок заканчивался частичным, либо полным «откатом назад».
  2. Модернизация в России, как правило, имела запаздывающий и догоняющий характер, так как Россия уступала по уровню социально-экономического развития ведущим странам Европы.
  3. Модернизация имела частичный и потребительский характер, так как она заимствовала технические, научные и военные достижения у наиболее развитых стран Запада.
  4. Практически каждая попытка осуществления модернизации порождала в российском обществе, так называемый, социокультурный раскол – то есть из за насильственного внедрения и чужеродного характера нововведений возникали многочисленные антиреформаторски настроенные группы и слои, порождая острые социальные конфликты и кризисы.

Что же касается современной российской модернизации, то следует заметить, что большинство российских авторов (А.Ю.Мельвиль, В.Я.Гельман, В.Елизаров) обращают больше внимания на характеристику ряда факторов, неблагоприятно влияющих на этот процесс. К важнейшим из них они относят:

  1. Отсутствие гарантированной государственной целостности и национальной идентичности;
  2. Осуществление процесса демократизации в условиях невысокого уровня экономического развития, а также административного способа осуществления реформ;
  3. Отсутствие адекватной демократии социальной базы;
  4. Социокультурная среда и менталитет общества явно не способствуют осуществлению радикальных рыночных преобразований (инфантильно-патерналистские комплексы, патриархально-коллективистские ориентации общественного сознания, социальная апатия) [6].

К числу положительно влияющих факторов на процесс демократизации в России, известный политолог А.Ю.Мельвиль, относит геополитический и военно-стратегический [7, с.337].

Что же касается Казахстана, то с распадом СССР в его современной летописи открылся новый переходный период, главным содержанием которого стала постсоциалистическая модернизация, призванная обеспечить окончательное расставание с советским тоталитаризмом, завершить переход Казахстана от традиционного общества к современному социуму, преодолеть черты недостроенной индустриальной системы и перейти к постиндустриальной фазе. В связи с этим Казахстан оказался вовлеченным в глобальный процесс демократизации, в ее «третью волну». О том, что выбор сделан окончательно, еще в середине 90-х годов заявлял  Президент РК Н.А.Назарбаев. «Наш выбор уже определен, цель обозначена. Однако перед нами стоит проблема выбора модели демократического развития» -  писал он в одном из своих работ [8, с.150].

Изучая работы казахстанских политологов, обращает на себя внимание тот факт, что в них в определенной степени дана дозированная критика экономических и политических реформ. Наблюдается слабая разработанность прикладных проблем политической модернизации переходного периода в Казахстане, как, впрочем, и в России. Практически отсутствуют комплексные научные исследования  в области сравнительной политической модернизации. Также отсутствуют исследования основных параметров и критериев политической модернизации, по которым можно провести сравнительно-сопоставимые характеристики.

Прежде чем рассматривать особенности демократических преобразований в Казахстане, следует обратить внимание на то, что по мнению казахстанского исследователя А.Ш.Мусырмана, модернизацию можно было бы разделить на 2 периода:

  1. 1991-1995 г.г. - период преодоления влияния процессов распада советской системы(так называемый переходный период).
  2. 1996-2012 – период создания прочной базы модернизации на основе собственной идентичности. [9, с.170].

Характеристика первого этапа (1991-1995г.г.) модернизационного процесса в РК сводится к следующему:

страна на протяжении 1991-1995 годов должна была обрести свою государственность, свою демократическую Конституцию, свою внешнюю и внутреннюю политику, создать свою экономику.

  • становление независимости РК делало крайне важным определение основных параметров государственной внешней политики. Руководство Казахстана в основу своего курса внешней политики заложило следующие принципы: отказ от психологии блокового противостояния и поиск политики взаимного доверия; использование выгод его геополитического положения ; повышение роли страны в делах мирового сообщества.
  • прочным фундаментом геополитических разработок стала идея евразийства, по сценарию, предложенному Н.Назарбаевым в проекте «Евразийский союз». Евразийство, с одной стороны, подтверждало, что страна нашла свое место в мире демократических ценностей, стала решать задачи модернизации с учетом духовных начал казахской цивилизации, а с другой стороны, отражала понимание того, что казахи и русские волею судеб «обречены» на взаимодействие.И уже на базе такого видения строить свой курс внешней и внутренней политики.
  • внутренняя же политика определялась потребностями в решении целого комплекса проблем, а именно: проблем формирования национальной государственности, проблем взаимосвязи  реформ и демократии; проблем решения социо-культурной трансформации казахстанского общества; а также проблем поиска национальной идеи в ракурсе новой политической идеологии, основу которой отражает следующий тезис: «Казахстан есть, с одной стороны, этнический центр казахов, с другой, он общее Отечество всех граждан республики независимо от их национальной принадлежности»;
  • руководство страны в переходный период особое внимание уделяло проблеме диалога «власть-общество». В этой связи, следует подчеркнуть, что одним из главных результатов первого периода было то, что в Республике не было ни мощных демонстраций, ни каких-нибудь крупных забастовок протеста. Это, в свою очередь, свидетельствовало о том, что модернизационные процессы в РК осуществлялись в обстановке стабильности и порядка.

Таким образом, новое государство в переходный период успешно решило две взаимосвязанных задачи:

  • преодолело влияние процессов распада  советской системы;
  • ушло от крайне опасного противостояния власти и общества.

Характеристика второго этапа (1996-2012г.г.) модернизационного процесса в Казахстане показывает, что это было время развития страны на прочной базе собственной идентичности. К основным задачам этого периода относятся:

  • обоснование стратегии и тактики модернизации;
  • утверждение либеральной демократии как формы развития и прогресса;
  • создание рынка, как инструмента решения проблем развития отечественной экономики;
  • возрождение мира ценностей казахской цивилизации, учет особенностей многонациональной структуры общества современного Казахстана, утверждение мира и согласия в нем.

Исходя из этих задач, для Казахстана важно было избрать ту модель, которая бы с наибольшей полнотой воплощала бы возможности устойчивого развития, сохраняла бы стабильность политической системы, рост производства, снижала бы риски неопределенности. Поэтому, вполне естественно, что для успешного осуществления этих задач необходимо было сформировать сильную президентскую власть, позволяющую проводить избранный курс развития. Этот фактор, на наш взгляд, является определяющим в модернизационных преобразованиях казахстанского общества.

Подтверждением этого тезиса является инициация Президентом страны Стратегии 2030, которая была направлена на кардинальную модернизацию экономики, государственного управления и социальной политики РК. Следует заметить, что она явилась одной из первых программ на постсоветском пространстве, предусматривающих реализацию долгосрочных приоритетов развития,  среди которых важнейшими являются: национальная безопасность, внутриполитическая стабильность и консолидация общества, экономический рост, базирующийся на открытой рыночной экономике с высоким уровнем иностранных инвестиций и внутренних сбережений, благополучие граждан Казахстана.

Сегодня очевидно, что именно наличие четкой стратегии, и ее последовательная реализация позволили нашему государству стать лидером по многим социально-экономическим показателям на всем постсоветском пространстве.

Было бы неверно полагать, что модернизация это «триумфальное шествие» идей Стратегии 2030. Существуют также и неблагоприятные факторы, которые можно свести к следующим:

  • слабость демократических институтов, таких как управляемый Парламент, контролируемая партийная система;
  • административный способ осуществления экономических и политических реформ;
  • сохранение влияния авторитарных настроений в обществе;
  • отсутствие конструктивной, харизматической оппозиции.

Сопоставление опыта демократических преобразований в РК и РФ дает нам возможность сделать следующие умозаключения:

  1. Оба государства находятся на своеобразном «перекрестке» политических, экономических, культурных, конфессиональных влияний, которые являются отражением общности судеб народов России и Казахстана.
  2. Переход от тотолитаризма к демократии лежит через авторитаризм, или так называемую «управляемую демократию». Обоснованием является то, что на первое место выдвигается стабильность, которая является залогом решения комплекса политических, экономических, социальных задач.
  3. Для обоих постсоветских государств характерна слабость демократических институтов: управляемый парламент, контролируемая партийная система, харизматические главы государств.
  4. Основным творцом российской и казахстанской модернизации является государство, а гражданские общества в них фрагментарны и аморфны.
  5. Доминирующей тенденцией модернизации в РК и РФ явилась разрушение структур и связей прежней системы во всех сферах жизнедеятельности общества, однако поиск новых моделей  развития выдвинул на первый план идею центристских установок в проведении социально ориентированных реформ. 

Таким образом, авторы сочли необходимым особо подчеркнуть, что:

1) Анализ различных подходов к понятию «демократизация» показывает, что это сложное многогранное явление, которое является предметом спора многих исследователей. Единственное, что не вызывает сомнений у многих авторов, это то, что главным условием демократизации является национальное единство и идентичность и, что эти процессы носят долговременный характер.

2) Характерными чертами российской демократизации, как основного показателя современной политической модернизации общества являются:

  • отсутствие гарантированной государственной целостности;
  • сохранение неблагоприятного уровня экономического развития;
  • наличие патриархально-коллективистских ориентациий общественного сознания.

3) Характерными чертами казахстанской политической модернизации в условиях демократического перехода являются:

  • государственная целостность, которая является прочным фундаментом демократических преобразований;
  • наличие более или менее благоприятной экономической ситуации в республике;
  • проведение модернизации на основе собственной идентичности (возрождение мира ценностей казахской цивилизации,  многонациональной структуры современного казахстанского общества).

4) Сравнивая опыт демократических преобразований в России и Казахстане, следует особо подчеркнуть:

  • существует слабость демократических институтов, например управляемый Парламент, контролируемые партии;
  • основным творцом российской и казахстанской модернизации является государство, гражданские же общества фрагментарны и аморфны;
  • переход от тоталитаризма к демократии лежит через авторитаризм, так называемую «управляемую демократию».

Литература

  1. Хантингтон С. Третья волна: Демократизация в конце ХХ века. М.:РОССПЭН, 2003. 368 с.
  2. Растоу Д.А. Переходы к демократии: политика динамической модели // Политология: хрестоматия / Сост. проф. М.А.Василик, доц. М.С. Вершинин. М.: Гардарики, 1999. С.656-672.
  3. Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты. Теоретико-методологические и прикладные аспекты. М.: Московский общественный научный фонд, 1999. 105с.
  4. Хайек Ф.А. Дорога к рабству // Антология мировой политической мысли. В 5т. Т. II. Зарубежная политическая мысль ХХ в. / Руководитель проекта Г.Ю. Семигин и др. М.: Мысль, 1997. С.416-428.
  5. Машан М.С. Политическая модернизация на постсоветском пространстве: предварительные итоги // Саясат. 2000. №2. С. 64-69.
  6. Теория политической модернизации / Политология: Учебное пособие.  Ставрополь. 2006 [электронный ресурс]. URL: // http://all-politologija.ru/knigi/politologiya-uchebnoe-posobie/ (дата обращения 12.06.2013)
  7. Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты, транзитологические теории и посткоммунистическая Россия // Политическая наука в России: интеллектуальный поиск и реальность: Хрестоматия / Отв. ред.-сост. А.Д. Воскресенский. М.: Московский общественный научный фонд,  2000. 683 с.
  8. Назарбаев Н.А. На пороге XXI в. Алматы:Өнер, 1996. 288 с.
  9. Мусырман А.Ш. Казахстан в условиях модернизации. ХХ – начало ХХІ веков. Петропавловск: АО «Полиграфия», 2007. 270 с.

Bibliography

  1. Khantington S. The third wave: Democratization at the end of XX century. М.:ROSSPEN, 2003. 368 p.
  2. Rastou D.A. Transition to democracy: policy of a democratic model // Polytology: reader / Comp. by proff. M.A. Vasilik, assistant proff. M.S. Vershinin. M.: Gardariki, 1999. P.656-672.
  3. Melvil A.Yu. Democratic transits. Theoretical-methodological and applied aspects. М.: Moscow public research foundation, 1999. 105p.
  4. Haiyek F.A. The road to slavery // Anthology of the world political idea. In 5 v. V. II. Foreign political idea of XX c. / Head of the project G.Yu. Semigin and others. М.: Мisl, 1997. P.416-428.
  5. Mashan M.S. Political modernization on the post-Soviet territory: preliminary results // Sayasat. 2000. №2. P. 64-69.
  6. Theory of political modernization / Politology: Study book. Stavropol. 2006  [e-resource]. URL: http://all-politologija.ru/knigi/politologiya-uchebnoe-posobie/ (date of access 12.06.2013)
  7. Melvil A.Yu. Democratic transits, transitological theories and post-Communist Russia // Political science in Russia: intellectual search and reality: Reader / Editor-in-chief A.D. Voskresenskiy. М.: Moscow public research foundation,  2000. 683 p.
  8. Nazarbayev N.A. On the verge of XXI c. Almaty: Өнер, 1996. 288 p.
  9. Musyrman A.Sh. Kazakhstan in conditions of modernization. XX – beginning of XXI centuries. Petropavlovsk: AO “Poligrafiya”, 2007. 270 p.
  • State social and economic policy of CIS countries


Яндекс.Метрика