Problem characteristics of modern business society and the impact on his development in the scientific literature

Kuragin V.S. , Feldman M.A.

UDK 304
BBK 60.022

After the collapse of the Soviet Union the popularity and prestige of vocational schools has been reduced to a minimum. Locksmiths, plumbers, painters and other "run-down" working trades have gone into oblivion. Question: but where is the working class, is there now a working society in modern Russia? Authors of the article are trying to answer these questions.

Keywords: workerswork socialcharacteristics.

Исследование положения рабочих, как социаль­ной группы является злободневным вопросом: во-первых, развитие производственной сферы – одно из стратегически необходимых направлений в России; во-вторых, рабочий социум претерпел качественные изменения – старение рабочих кадров, низкий статус рабочих специальностей, дефицит квалифицирован­ных рабочих. Однако, его развитие не происходит стихийно, а имеет ряд факторов воздействия и, для того чтобы, определить характер данного воздействия необходимо выяснить что такое «рабочий класс» и какова его современная интерпретация.

Широкое распространение термина «рабочий класс» связывают, прежде всего, с распространением марксизма в 19 веке. В работах Маркса и Энгельса, таких как «Немецкая идеология», «Манифест Коммунистической партии» и III томе «Капитала» можно встретить развернутые идеи классового расслоения, где ведущее место в развитии общества отведено именно рабочему классу [1].

Маркс делил классы на основные и неосновные и выделял 2 характеристики, присущие классам:

  • это такие социальные образования, которые предполагают отношения эксплуатации, наличие антагонизма между угнетенными и угнетающими;
  • в своем движении проявляют стремление к поляризации на два основных блока. В основе этих сущностных различий лежит отношение собственности на средства производства и определяемые ими отношения отчуждения и социально-экономической эксплуатации [2, c. 32-34].

По мнению Маркса, только двум полярным классам – наемным рабочим и капиталистам открыта идея и возможность создания нового социального порядка т.е. в этом случае  класс – реальная социальная сила, концентрирующая оппозиционные общественные отношения, действующие и способные менять общество. По мере развития капитализма промежуточные классовые образования постоянно разводятся по полюсам [2, c. 32-33, 77-78]. По определению, данному российским марксистом В.И.Лениным, «классами называются большие группы людей, различающихся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большею частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают» [3, c. 15].

Последующее исследование рабочего класса в советской литературе и в работах социологов проходило в духе марксистской теории. Под «кол­лективным работником» наемного труда понима­лись не только фабрично-заводской пролетариат, но и конторские служащие и сельскохозяйственных рабочие.

Однако, с развитием индустриализации социаль­ная структура общества менялась и становилась более дифференцированной [4].

В середине 60-х годов в советской социологии меняется акцент в отношении классов и рабочего класса, считавшегося основной движущей силой общества (по Марксу), в частности. Ряд исследователей, таких, как М.Н.Руткевич, В.А.Ядов, О.И.Шкаратан, А.Г.Здравомыслов, Ф.Р.Филиппов, Н.А.Аитов, В.О.Рукавишников и др. рассматривая изменения в социальной структуре советского общества, пришли к выводу о недифференци­рованности элементов социальной структуры, включая внутреннюю неоднородность рабочего социума. В исследованиях, посвященных  рабочему классу наметились точки зрения об образовании различных слоев внутри рабочего класса, что было подкреплено конкретными социологическими исследованиями. Наиболее известными работами можно считать труды О.И. Шкаратана [5]  и П.М. Цветкова [6].

О.И.Шкаратаном была разработана теория социальной стратификации населения. Анализ производится с учетом множественности факторов влияния на расслоение в обществе: начиная с уровня образованности, заканчивая степенью участия в управлении. Благодаря такому научному подходу в рабочем классе начали выделять малоквалифици­рованных рабочих и занятых тяжелым физическим трудом, а также слой рабочих-интеллигентов – высококвалифицированных рабочих, занятых наиболее сложными интеллектуализированными элементами физического труда [5, c.112].

Однако у направления на дифференциацию общества были и оппоненты.  Предлагался акцент на социальную однородность социальной структуры, что стало идеологическим ориентиром в первой половине 80-х: стирание границ между классами и усиление социальной однородности советского общества, превращение рабочего класса в социальное ядро общества [7].

К концу 80-х советскими теоретиками были наработаны и развивались следующие тенденции социального развития рабочего класса: расширение сфер его практической деятельности, совершенство­вание профессионально-квалификационной структу­ры, достижение принципиально нового уровня культуры и благосостояния, рост образованности, сближение с интеллигенцией, повышение социаль­ной активности советских рабочих в сфере управления государственными и общественными делами.

Теоретические исследования несли, прежде всего, пропагандистское воздействие на общество. В этой воспитательной работе главным идеологи­ческим стержнем являлось формирование установки, что главная ценность в жизни рабочего « … труд, самоотверженный, с полной самоотдачей, труд дисциплинированный и инициативный. Об этом свидетельствует его всенародное признание, проявлением которого является награждение орденами и медалями СССР многих и многих тысяч рабочих, присвоение лучшим из них почетных званий Героя Социалистического труда, лауреата Государственной премии СССР» [7, c. 229].

Оппоненты О.И. Шкаратана  делали ставку на эффективность в СССР действия «социального лифта» или вертикальной мобильности,  реализацию на практике принципа: «кто был никем, тот станет всем» - рабочие-передовики производства, отмечен­ные государственными премиями и наградами, получали определенные социальные привилегии, демонстрируя своим примером преимущества социалистического образа жизни. Выделением и изучением слоя передовых советских рабочих занимались Э.В.Клопов, В.А.Сауткина и др. [8, 9]

На основе существования в обществе системы наград за особые успехи в трудовой деятельности, а также возможности активно участвовать в управлении, как предприятием, так и отдельными государственными вопросами (состоять в партии, занимать посты в профсоюзах и т.д.) авторами предлагается стратификация населения и социальных слоев в зависимости от степени приближения к власти, т.е. рабочий предприятия, будучи членом ЦК КПСС, имеет сходный набор привилегий, что сотрудник аппарат КПСС не имеющий отношения к производственной деятельности. Таким образом, авторитет и степень вовлеченности в процесс управления играет решающую роль при определении социального статуса того или иного человека, соответственно, такие параметры как уровень образования и квалификация могли не играть никакой роли.

С приходом 90-х в стране происходят значительные социально-экономические преобра­зования, изменяется политических строй. Государст­венная идеология прославления самоотверженного труда рабочих исчезает, что влечет за собой отсутствие каких-либо инициатив поддержки огромной массы трудящихся производств, «социаль­ного ядра», оказавшихся в эпицентре перестройки – неизвестность перспектив в результате смены государственной собственности на частную. Исследователи в этот период времени занимаются поиском путей дальнейшего развития государства, общества. Появляется огромное многообразие научных дискуссий относительно будущего разви­тия, перспективных социальных классифи­каций, ключевых социальных групп. Среди исследователей социальной структуры общества и новых конструкторов социальной стратификации следует выделить Т.Н.Заславскую, Р.В.Рывкину, В.В.Радаева, З.Т.Голенкову и др. [10]

Наиболее значимой в этом направлении является учебник В. В. Радаева, О. И. Шкаратана «Социальная стратификация» [11]. Характеризуя предшествующее развитие социологических знаний в нашей стране автор пишет: «В отечественной литературе при анализе проблем социального неравенства долгие годы применялась своя собственная терминология. … Современному читателю, и студенту в первую очередь, необходимо знать об этом, поскольку, во-первых, терминологическая путаница продолжается, а во-вторых, потому, что в работах прошлых лет за своеобразием терминов и прокоммунистическими клише нередко скрываются и добротный факти­ческий материал, и интересные обобщения, не утратившие своего значения» [11, c. 6]. Далее поэтапно вводится терминологическая база, рас­сматриваются различные модели стратификации, типы стратификационных систем, подходы к определению социального неравенства, мобильности, воспроизводства – анализируется переходное состояние России.

Выход в свет обобщенного научного труда привел к теоретической однородности в термино­логии в отечественной и западной социологии. Глубина исследования факторов влияния, типологий и т.п. в социальной стратификации общества открыла глаза исследователям на множество процессов, завуалированных ранее коммунистической пропа­гандой.

Обширный набор тем исследований привел к значительному ослаблению научного интереса в изучении рабочего класса. Основной акцент в научных работах делается на изменение социального статуса рабочих и снижение его социальной роли (В.А.Борисов, И.М.Козина, И.З.Габидулин). Разве­иваются мифы о ведущей роли рабочего класса в развитии общества, о рабочем как о хозяине производства.

Так, например, И.З.Габидулин отмечает: « … Пожалуй, одно из страшнейших преступлений … перед народом состоит в мифологизации обществен­ного сознания. В течение многих десятилетий усилия огромного отряда ученых-обществоведов были направлены на теоретическое обоснование о ведущей роли рабочего класса в развитии советского обществ, который, благодаря своему положению в системе социалистического производства, политическому опыту, высокой сознательности и организованности, трудовой и политической активности, якобы, сплачивает народ, играет ведущую роль в совершенствовании социализма, коммунистического строительства» [12, c. 17].

Трансформации постсоветского периода-приватизация государственной собственности и реорганизация политической системы привели к рассмотрению в качестве главного ресурса общественного развития не рабочий класс, а группы крупного и среднего бизнеса т.е. предпринима­тельские слои общества. Традиционное для отечественной науки и публицистики внимание к проблемам рабочего класса с конца 80-х годов сменилось их замалчиванием. Из теоретического дискурса ушло само понятие рабочий класс и постепенно было заменено понятием наемные рабочие [13]. Таким образом, постепенно, из «ядра» общества, главной его производительной силы, «класса-гегемона» рабочий класс превратился в «класс-невидимку».

В первом десятилетии 21 века исследователи активизировали интерес к рабочей тематике: об этом говорит выход монографии Б.И. Максимова «Рабо­чие в реформируемой России 1990-е – начало 2000-х годов» [14], публикуются статьи В.Х. Беленького [15], В.В. Трушкова [16] и др. авторов.

Современная трактовка понятия «рабочий класс» значительно уже марксистской интер­притации. Под рабочим классом понимаются не все занятые в экономике по найму, а те, кто занят физическим трудом в сфере материального производства и не владеет средствами производства, а живет продажей своей рабочей силы.

Б.И.Максимов выделяет четыре основных критерия принадлежности к социуму рабочих: характер (содержание) труда (технологический аспект); вид и уровень профессиональной подго­товки, квалификации (образовательный аспект); положение, роль в системе социально-трудовых отношений, в производстве и обществе (социально-экономический аспект); социальную идентификацию, психологию, мировосприятие группы (субъективный аспект). Автором уточняется трактовка «наемности» рабочих: это – рядовые работники, находящиеся на нижней ступеньке производственной иерархии. Они, как правило, не участвуют в подготовке и принятии решений, в управлении предприятием. Невключен­ность в управление (по крайней мере, на уровне выше рабочего места), в дела организации, непричастность к состоянию предприятия – вот одна из наиболее характерных черт положения рабочих [14, c. 2].

По мнению М.Н. Макаровой в начале 21 века существуют основные социальные типы рабочих:

Первый тип – кадровые рабочие. Не планируют расставаться с рабочей профессией и не ориентированы на продолжение образования.

Второй тип – перспективные рабочие. Ориенти­рованы на осуществление рабочей карьеры.

Третий тип – специализирующиеся рабочие. Ориентация на карьерный рост и повышение уровня образования.

Четвертый тип – временные рабочие. Ориенти­рованы в скором времени перейти в непроиз­водственные отрасли [17, c. 61-62].

Хотя о рабочем классе в литературе написано много,- четкой социологической квалификации дан­ного термина до их пор не существует. Обычно, в общественном сознании рабочий представляется этаким «трудягой», сошедшим с советских плакатов.

В.Ильин очерчивает социальное поле рабочего класса, как состоящее из классовых позиций, которые занимаются простой наемной рабочей силой, продаются и покупаются как товар. Ближе всего к идеальному типу стоит неквалифицирован­ный рабочий, работающий в режиме «возьми это – отнеси туда» - таково поле рабочего класса [18, c. 101-102].

Зачастую, рабочего характеризовали именно через физический труд, однако, масштабная модернизация и развитие экономики привело к тому, что многие рабочие профессии утратили характер чисто физического труда. Поэтому, в качестве понимания рабочего часто используется краткое определение, предложенное О.И.Шкаратаном – «работник различной степени квалификации физического и умственного труда» [19, c. 113].

Однако, данное определение дает слишком широкое толкование не проводя различий между социальным положением рабочих разных профессий: во-первых, заработная плата рабочих различной квалификации может отличаться в несколько раз; во-вторых, собственника предприятия, исполняющего обязанности директора, занятого исключительно умственным трудом, никак не воздействующего на предметы труда рабочим уже не назвать, но в термин О.И.Шкаратана он, вполне, входит. Таким образом, такой подход к понятию «рабочий класс» несколько устарел и не соответствует реальным сдвигам, которые произошли в составе рабочего класса. Это определение охватывает многие слои и группы в составе рабочего класса (зачастую сильно дифференцированные), что расширяет его границы.

Рассматривая современное положение рабочего класса В.В. Трушков отмечает:

1) сокращение численности рабочего класса и его доли среди занятого населения; 2) рост безработицы; 3) разрушение рабочего класса и его деградация (рост численности неквалифицированных и сокращение численности квалифицированных рабочих, снижение эффективности и рост интенсив­ности труда); 4) деформация мировидения рабочих; 5) отсутствие классовой солидарности и сознания своих особых классовых интересов; 6) переход рабочих в ряды мелкой буржуазии.

В публикации С.С. и Т.Н. Балабановых картина более конкретна: 1)уменьшение удельного веса рабочих среди занятого населения; 2) собствен­никами средств производства считают себя 4% рабочих (что отражает процесс пролетаризации – В.Б.); 3) рабочий класс отчужден от власти и управления; 4) переход многих рабочих из сферы производства в сферу обслуживания; 5) деградация преобладает над развитием (3/4 рабочих не повышают квалификацию); 6) рабочему классу присуща нисходящая социальная мобильность; 7) 2/3 рабочих живут в страхе потерять работу [20].

Е.А. Кряжев характеризует ухудшение социаль­ной ситуации рабочего класса еще полнее и глубже: 1) рабочий класс превратился в пролетариат; 2) сокращение доли рабочих среди занятых; 3) снижение социального статуса рабочего класса; 4) усиление социальной дифференциации рабочего класса; 5) тенденция к старению рабочего класса; 6) усиливается чувство неудовлетворенностью трудом; 7) резко ухудшилось социальное самочувст­вие рабочих; 8) части рабочих присущи эгоистические настроения, проявления деморализа­ции; 9) снижаются организованность и политическая активность рабочего класса; 10) он размыт, дезориентирован, его нельзя считать единым социальным образованием и т.д. [21]

Подведем черту: сам термин «класс» вряд ли может быть применим к современным российским рабочим, которые в настоящее время не представляют собой единую сплоченную общность. В данном случае уместнее говорить не о классе в смысле социальной категории, а рассматривать рабочий класс как социальную группу, или социально-профессиональную общность. В рамках данной общности промышленному рабочему, с учетом современных реалий О.В.Юрова дает следующее определение:

«Промышленные рабочие – совокупность рабочих, занятых в сфере промышленного произ­водства материальных благ (оказания услуг производственного характера), осуществляющих непосредственное воздействие на предмет труда в условиях автоматизированных и интеллектуалоемких технологий, обладающих на этой основе высоким уровнем умственных знаний и подготовки» [22, c. 11].

Т.е. содержание труда рабочего стало в большей мере невидимым для административного контроля. Рабочий должен оперировать рядом сложно взаимодействующих и непрерывно меняющихся параметров. Если раньше главным фактором производительности и эффективности было средство труда, то сегодня сам рабочий. Не только его квалификация в традиционном смысле слова, и не только всестороннее развитие, которое необходимо для решения творческих задач, выдвигаемых современным производством.

Модернизация промышленного производства упрощает многие виды трудовой деятельности рабочих, что сдерживает их профессиональный рост. В результате на отдельных участках производства образуются изолированные участки малоквалифици­рованного, тяжелого труда, особенно на вспомо­гательных операциях, погрузочно-разгрузочных работах, сдерживает квалификационный рост работающих здесь, тормозит развитие их социального положения, питает консервативное экономическое сознание.

Такое противоречие вытекает из самого производства, где одновременно действует тенденции роста квалификации рабочего в связи с техническим прогрессом и конкурентной борьбой и с другой стороны деквалификация  рабочей силы из-за неравномерности развития производства.

Интеллектуализация труда рабочих ведет к постоянному стиранию граней между рабочим классом и технической интеллигенцией и прежде всего теми ее группами, которые заняты в сфере материального производства. В настоящее время значительная часть ИТР утрачивает свою командную роль в производстве и превращается в квалифицированных исполнителей. Однако включать в состав рабочего класса техническую интелли­генцию мы считаем некорректным, так как между ними и рабочими промышленности есть существенные различия по их месту  в производстве, по содержанию и характеру труда, по их роли в организации труда и производства.

В зарубежной статистике к рабочему классу, относят лишь так называемые «синие воротнички». К ним относят шахтеров и промышленных рабочих, включая квалифицированных и полуквалифици­рованных рабочих, занятых преимущественно физическим трудом. Общей чертой рабочего класса остается отсутствие собственности и зависимость от зарплаты [23, c. 379].

При всем разнообразии определений современного рабочего класса, он сохраняет качественную определенность и отличается от других групп современного общества тем, что занят производительным трудом. Следовательно, рабочий класс остается главной производительной силой, непосредственным участником материального производства. Его ядро составляют индустриальные рабочие – связаны с крупной промышленностью и важнейшими ее отраслями, определяющими научно-технический прогресс: машиностроением, радио­электроникой, приборостроением.

Отметив наличие историографических очерков, посвященных эволюции взглядов на указанное понятие [24], подчеркнем, что неоднородность рабочих промышленности была хорошо известна исследователям.

К 1995 г. О.Е.Шкаратан и В.В.Радаев пришли к заключению, изложенному в  теории социальной стратификации, согласно которой понятие “рабочий класс” правомерно рассматривать как стати­стическую, но не как реальную социальную общность. В советском (этакратическом) обществе само понятие “рабочий класс” также нуждается в уточнении. Поскольку собственность в СССР была национализирована, постольку исчезла и сама база для деления на классы. Классовые признаки становятся вторичными. На первый план в этакратическом обществе выходит этакратический тип стратификации [11, c. 198].

Согласно данному делению общества, дифференциация между социальными группами происходит, прежде всего, по их положению во властно-государственной иерархии. Специфика системы этакратического типа заключается в том, что каркас стратификационной структуры образует сама государственная власть, распространяющаяся на подавляющую часть материальных, трудовых и информационных ресурсов. В этом корневое сходство сословного деления дореволюционного социума и иерархии послереволюционного общества: в России сохранялась слоевая социальная система, основанная на властных отношениях. Поддерживая подобный вывод, заметим, что он имеет важное значение для изучения эволюции рабочих промышленности вне деления на досоветский и советский период.

Признание глубокой неоднородности рабочих промышленности не отрицает и выделение системообразующеих признаков. Объединяющим признаком, на наш взгляд, выступает  понятие «социум», представляющее собой достаточно сложную систему с огромным количеством всевозможных связей: социокультурных, экономи­ческих, информационных и т.д. Они появляются не только внутри социума, но и экстравертно. Социум не является однородным образованием, а включает в себя определенное количество подсистем. Некоторые из подсистем могут выступать как самостоятельные системы, включенные в еще более сложные иерархические [25, c. 115]. Так отдельные слои рабочих могут входить в субсистемы работников информационного труда, умственного труда и т.п.

Используя синергетический метод анализа сложных систем можно осуществлять мониторинг состояния социальных систем, с целью корректи­ровки управляющих воздействий. На основании данных анализа, состояние российского общества можно характеризовать как предкризисное, с низкой упорядоченностью, близкое к состоянию хаоса [25, c. 114]. В едва ли не наибольшей степени, это относится к социуму промышленных рабочих.

В целом, экономические преобразования и постиндустриальная эпоха привели к изменению статуса рабочих: появились группы, работающие на государственных, муниципальных, акционерных предприятиях, в частном бизнесе. Многообразие форм собственности привело к дифференциации заработной платы в зависимости от сектора промышленности, различиям в условиях труда. Появилось много новых, высокооплачиваемых непроизводственных профессий, Все это привело к падению социально-профессионального статуса рабочих, отношения общества к труду.

 Восстановление механизмов и инструментов управления страной предполагает и принятие государственных программ, подготовки и переподготовки современных высокотехнологичных рабочих мест  и соответствующих рабочих кадров. Опыт СССР содержит разработку как отраслевых, так и региональных подобных программ, основанных системе госзаказа. Опыт РКС требует введения специального налога на работодателей и самих работников для  функционирования системы непрерывной учебы промышленных рабочих на принципах социального партнерства.

Задачей федеральных органов власти и общественных организаций, ученых и специалистов при этом выступает выделение приоритетных направлений эволюции рабочего социума; региональных и муниципальных – определение важнейших объектов и примерный расчет необходимого числа работников. Задача бизнеса – составление кратковременных и среднесрочных планов – запросов на подготовку рабочих кадров; участие в постоянном совершенствовании системы технического образования рабочих.

Литература

  1. Маркс К. Немецкая идеология. Сочинения. Т.3 – изд-е 2. С. 18-26, 44-49, 53-54, 62-78; Маркс К. Манифест Коммунистической партии // К.Маркс, Ф.Энгельс / Маркс, Карл, Энгельс, Фридрих. Сочинения. Т.4 – изд-е 2, М. 1988.; Маркс К. Процесс капиталистического производства, взятый в целом / К.Маркс // Капитал. В 3-х т. Т.3 М., Госполитиздат, 1955.
  2. Маркс К. Немецкая идеология. Сочинения. Т.3
  3. Ленин В.И. Полное собрание сочинений, Т.39.
  4. Гидденс Э. Социология. М., 1999.
  5. Шкаратан О.И. Проблемы социальной структуры рабочего класса. М.: Мысль 1970.
  6. Изменение структуры рабочего класса в период построения социализма в СССР. Уч. пос. М. Высшая шк. 1975 г.; «Рабочий класс и НТП: сборник статей» отв. редактор Н.В. Телегин. Л. Издательство ЛГУ, 1975.
  7. Формирование социальной однородности социалистического общества // ред. Ф.Р.Филиппов, Г.А.Слесарев. М.: Наука 1981; Социально-экономические проблемы перехода советского общества к бесклассовой структуре // под ред. В.Г. Венжера. М.: Наука 1982.
  8. Клопов Э.В. Рабочий класс СССР: (тенденции развития: в 60-70-е годы). М.: Мысль, 1985.
  9. Сауткина В.А. Рабочий лидер: кто он? М.: Профиздат, 1991.176 c.
  10. Заславская Т.Н. Стратификация современного российского общества // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. М., 1996. № 1; Экономическая социология и перестройка / Общ. ред. Т.И. Заславской, Р.В. Рывкиной. М.: Прогресс, 1989; Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация // Уч. Пособие для высших учебных заведений М.: Наука, 1995; Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д., Казаринова И.В., Саровский Э.Г. Социальная стратификация городского населения // Социологические исследования. 1995.  № 5. С. 91-102; Социальное расслоение и социальная мобильность // Отв. ред. З.Т. Голенкова. М.: Наука, 1999 и др.
  11. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация // Уч. пособие для высших учебных заведений М.: Наука, 1995.
  12. Габидулин И.З. Рабочий класс и мифы уходящего времени // Социологические исследования. 1991. № 11.
  13. Ткаченко Григорий Юрьевич. Трансформация ценностного сознания рабочего класса современной России. Автореферат на соискание ст. канд. социол. наук Ростов Н/Д, 2004.
  14. Максимов Б.И. Рабочие в реформируемой России, 1990-е - начало 2000-х годов. М.: Наука, 2004.
  15. Беленький В.Х. Рабочий класс как объект социологического анализа // Социологические исследования. 2003. № 1.
  16. Трушков В.В. Современный рабочий класс России в зеркале статистики // Социологические исследования. 2002. № 3.
  17. Макарова М.Н. Стратегии воспроизводства рабочих как отражение их трудовых и образовательных ориентаций // Социологические исследования. 2007. № 8.
  18. Ильин В. Классовая структура. Проблемы методологии анализа // Рубеж. 2000. № 15.
  19. Реальная Россия. Социальная стратификация современного российского общества. М.: Эксперт. 2006.
  20. Балабанов С.С., Балабанова Т.Н. Трансформация рабочего класса в регионе // Социология и общество. Тезисы. С.51-52.
  21. Кряжев Е.А. Изменение социальной структуры рабочих промышленности в процессе перехода российского общества к рынку (на материалах Республики Бурятия) // Автореферат на соискание ст. кандидата наук. Улан-Удэ, 2002.
  22. Юрова О.В. Совершенствование мотивации Российских промышленных рабочих в современных социально-трудовых отношениях // Автореферат … кандидата соц. наук, Волгоград, 2007.
  23. Добреньков В.И., Кравченко А.И. Социология, М. 2000 г. Т. 2.
  24. Волченко А.В., Московский А.С. Очерки историографии рабочего класса Сибири 1917-1937 гг. Новосибирск, 1986. С. 44-52; Мартюшев Л.Н. Промышленные рабочие Урала в 1955-1985 гг. С. 26-43.
  25. Красикова Е.А., Литвинова Н.Н. Само­организация в социальных системах // Социальная политика и социология. 2011. № 4.

Bibliography

  1. Marks K. German ideology. Compositions. T.3 – prod.-e 2. Page 18-26, 44-49, 53-54, 62-78; Marx K. Manifesto of Communist party // K.Marks, F.Engels / Marks, Charles, Engels, Friedrich. Compositions. T.4 – prod.-e 2, M 1988. ; Marks K. The process of capitalist production taken as a whole // The Capital. In 3 t. M. T.3, Gospolitizdat, 1955.
  2. Marks K.  German ideology.  Compositions.  T.3.
  3. Lenin V.I. Complete works, T.39.
  4. Giddens E. Sociologiya. M, 1999.
  5. Shkaratan O.I. Problems of social structure of working class. M.: Thought, 1970.
  6. Change of structure of working class during creation of a socialism in the USSR. Ed. settlement. M.: Vysshaya sch., 1975; Working class and NTP: collection of articles / editor N.V. Telegin. L.: Izdatelstvo LGU, 1975.
  7. Formation of social uniformity of socialist society // edition F.R.Filippov, G.A.Slesarev. M.: Science, 1981; Social and economic problems of transition of the Soviet society to classless structure // under the editorship of V.G. Venzher. M.: Science, 1982.
  8. Klopov E.V. Rabochy's bugs class of the USSR:  (development tendencies:  in the 60-70th years).  M.:  Thought, 1985.
  9. Sautkina V.A. Working leader: who is he? M.: Profizdat, 1991.176 with.
  10. Zaslavsky T.N. Stratifikation of modern Russian society // Economic and social changes: Monitoring of public opinion. M., 1996. № 1; Economic sociology and reorganization / General edition of T.I.Zaslavskoy, R. V. Ryvkina. M.: Progress, 1989; Radayev V.V., Shkaratan O. I. Social stratification // Uch. Grant for higher educational institutions of M.: Science, 1995; Golenkova Z.T. Igitkhanyan E.D. Kazarinov I.V. Sarovsky E.G. Social stratification of urban population // Sociological researches. 1995. № 5. P. 91-102; Social stratification and social mobility // Otv. edition of Z.T.Golenkova. M.: Science, 1999, etc.
  11. Radayev V.V., Shkaratan O.I. Social stratification // Uch. grant for higher educational institutions. M.: Science, 1995.
  12. Gabidulin I.Z. Working class and myths of leaving time // Sociological researches. 1991 . № 11.
  13. Tkachenko G.Yu.  Transformation of valuable consciousness of working class of modern Russia. The abstract on Art. competition the edging.  sociol.  sciences. Rostov, 2004.
  14. Maksimov B.I. Workers in the reformed Russia, the 1990th - the beginning of the 2000th years. M.: Science, 2004.
  15. White Century. X. Working class as object of the sociological analysis // Sociological researches. 2003 . № 1.
  16. Trushkov V.V. Modern working class of Russia in a statistics mirror // Sociological researches. 2002 . № 3.
  17. Makarova M.N.  Strategy of reproduction of workers as reflection of their labor and educational orientations // Sociological researches.  2007.  № 8.
  18. Ilyin V. Class structure. Problems of methodology of the analysis // Boundary. 2000. № 15.
  19. Real Russia. Social stratification of modern Russian society. Mю: Expert. 2006 .
  20. Balabanov S.S., Balabanov T.N. Transformation of working class in the region // Sociology and society. Theses. P. 51-52.
  21. Kryazhev E.A. Change of social structure of workers of the industry in the course of transition of the Russian society to the market (on materials of the Republic of Buryatia) // The abstract on competition of the Art. of the candidate of science. Ulan-Ude, 2002.
  22. Yurova O.V. Improvement of motivation of the Russian industrial workers in the modern social and labor relations // The abstract … the candidate social. sciences, Volgograd, 2007.
  23. Dobrenkov V.I., Kravchenko A.I. Sociology, M., 2000. T. 2 .
  24. Volchenko A.V. Moscovskiy A.S. Ocherki of a historiography of working class of Siberia 1917-1937 Novosibirsk, 1986. P. 44-52; Martyushev L.N. Industrial workers of Ural in 1955-1985. P. 26-43.
  25. Krasikov E.A., Litvinova N.N. Self-organization in social systems // Social policy and sociology. 2011. № 4.
  • Theory and history of sociology


Яндекс.Метрика