Extremism and tolerance in socio-cultural worldview: place and role in social relations

Andronov I.S. , Egorov M.I.

UDK 316.42
BBK 60.542.251

The article deals with pressing question of a modern society – an extremism problem. At creation of the given material it has been given particular attention to processes and social determinants of extremism emergence, mechanisms of its functioning in general and to religious extremism in particular, it has been undertaken an attempt at generalization of the major factors influencing formation of extreme views, including the emphasis on the religious factor as one of actively used ideological bases.

Keywords: Islamic fundamentalismmarginalitypolarizationterrorismtoleranceextremism.

В настоящее время, в первое десятилетие XXI в., не имеется оснований для констатации того, что в России обозначился необыкновенный размах экстремизма – здесь, как и во многих других государствах, он существовал практически всегда. Еще до Великой Октябрьской социалистической революции по Российской империи прокатилась волна террора, создателями которой были представители революционной народнической организации «Народная воля», партии социалистов-революционеров, социал-демократической рабочей партии и т.д. После переворота, Гражданская война 1917-1922/1923 гг. – как цепь вооруженных конфликтов между различными политическими, этническими и социальными группами на территории бывшей Империи тоже экстремистская ситуация, время терроризма и убийств. Ленинские и особенно сталинские массовые репрессии, голод, коллективизация, Великая Отечественная война со всеми ее последствиями да и жизнь в условиях тотального коммунистического режима в общем и пр. – положение гиперэкстремизма.

На наш взгляд, нельзя сказать, что экстремизм исчез в перестроечный, с его глубокими, неоднозначными переменами во всех сферах жизни советского общества, и постперестроечный периоды. Напротив, особенно последний обнажил острые проблемы и противоречия, о которых общество не подозревало или не полагало, что они могут столь негативно отразиться на нем (в первую очередь стоит отметить национальные конфликты, войны и инциденты).

Сегодня экстремизм привлекает всеобщее внимание, средства массовой информации постоянно затрагивают различные аспекты данной проблемы, значительно раздвинуты рамки уголовного закона на экстремистское поведение, принят специальный закон об экстремизме. Однако стоит подчеркнуть, многие вопросы по-прежнему остаются не до конца определенными: например, каковы причины и природа этого явления, а отсюда – как, какими средствами и мерами бороться с ним и т.п. И нет никакого сомнения в том, что это явление относится к ряду наиболее опасных, тем более что мы живем в полинациональной и многоконфессиональной стране. [1, c. 8]

В настоящее время такие понятия, как  «толерантность» и «экстремизм», приобретают все большую актуальность среди научных работников, политических и общественных деятелей, чаще упоминаются в СМИ и на просторах сети Интернет.

Вопрос межэтнических и межрелигиозных (взаимо)отношений в окружающем индивида или группы индивидов современном мире является довольно болезненной социальной – а зачастую и социокультурной – проблемой, не имеющей на данный момент определенных однозначных способов разрешения.

Попытки противостояния негативному социальному процессу, такому как рост экстремистских настроений, преимущественно сводятся к мерам налаживания правового механизма, или даже ограничиваются лишь только ими. Безусловно, это имеет немаловажное значение, но не решает проблему как таковую и не включает в себя всю мыслимую широту и многовариантность деятельности, которую можно и необходимо предпринимать и развивать в оном направлении.

Проблема экстремизма в России в последние годы пуще прежнего приобретает остроту и уместность. Ученые, политики, общественные деятели, журналисты в ходе многочисленных дискуссий предлагают коренным образом разнящиеся методические и методологические подходы к вопросу противодействия экстремизму. Едва ли не в первую очередь это касается молодежной среды, где проявления экстремизма непредсказуемы, молниеносны и особенно опасны. Сегодня уже  не секрет, что молодежная среда является благодатной почвой для потенциальных и реальных экстремистских угроз, чему в полной мере способствуют социально-возрастные, социально-психологические и социокультурные особенности молодежи. [2, с. 56]

Молодежь как социально-демографическая группа является, несомненно, гетерогенной по своему составу, но формирующие ее элементы обладают некоторым общим набором специфических, характерных черт. Во-первых, нестабильность социального положения молодежи, неопределенность и отсутствие вектора в общественно-полезной деятельности. Сюда же можно отнести и ряд ограничивающих факторов социальной мобильности: недостаточный образовательный и/или профессиональный уровни, вследствие чего – невысокая степень доходов, невозможность удовлетворения своих потребностей различного характера, а также незначительное представительство молодежи в государственном аппарате.

Во-вторых, комплексы «социальных обид» и «социальной неполноценности», как следствие из них – специфическое и порой превратное восприятие себя и происходящих вокруг процессов, мира в целом, осознание себя как лишнего, лишенного перспектив в будущем, несправедливо ущемленного при распределении общественных благ. Все вышеизложенное в двух данных абзацах приводит к юношескому нигилизму, циничному отношению к другим, вспышкам агрессии и т.д.

В-третьих, психологические и психофизиоло­гические проблемы становления личности, связанные с регулированием и контролем собственных чувств, эмоций, мыслей, а также управлением ими.

В итоге, для большинства молодых людей способом самооправдания и наиболее простого ухода от толкования существующих проблем становится принцип переложения вины на «других». Выстраивание противопоставления «мы – они» приводит к формированию враждебных, иногда антагонистических противостояний. Причем в роли «другого» может выступать не только человек иной национальности или вероисповедания, что гораздо чаще привлекает к себе внимание общественности и имеет больший резонанс, но и приверженцы/представители прочих молодежных субкультур, возрастных или профессиональных групп и т.д.

Резюмируя написанное выше, можно сказать, проблемы экстремизма и борьбы с ним, с одной стороны, и толерантности и ее воспитания, с другой стороны, являются неоднозначными и – на сегодняшний момент – в недостаточной степени подкрепленными теоретико-методологической базой. Это подтверждается в т.ч. тем, что нет единого подхода в определении двух понятий, имеющих ключевое значение в рамках данной статьи, – «экстремизм» и «толерантность».

Экстремизм есть приверженность отдельных лиц, групп, организаций к крайним взглядам, позициям и мерам в общественной деятельности.  В политике экстремизм проявляется в стремлении подорвать стабильность существующих общественных структур и политических институтов. Это делается с помощью демагогии, призывов к насилию, террористических актов и приемов партизанской войны. Для него характерны бескомпромиссность, действия по принципу «все или ничего». Идеологической и теоретической основой являются радикальные идеологические концепции, религиозный фундаментализм. Лидеры экстремистов требуют от своих сторонников полного повиновения и беспрекословного выполнения любых приказов. При этом они часто апеллируют не к разуму, но к примитивным инстинктам толпы и чувствам, верованиям и предрассудкам людей. Экстремизм тесно связан с радикализмом, поэтому оба термина часто употребляются в качестве синонимов. Так же как и радикализм, экстремизм подразделяют на «левый», «правый», «религиозный», «националисти­ческий» и т.д. [3]

Экстремизм распространяется как на сферу общественного сознания, общественной психологии, морали, идеологии, так и на отношения между социальными группами (социальный экстремизм), этносами (этнический или национальный экстре­мизм), общественными объединениями, поли­тическими партиями, государствами (политический экстремизм), конфессиями (религиозный экстре­мизм). [4]

В связи с все большим распространением экстремистских идей одним из наиболее употребляемых слов, применительно к воспитанию молодежи и развитию общества, стало «толерантность» (от лат. tolerantia), что в переводе с латыни – терпение. Данное понятие пришло в общественные и гуманитарные науки из медицины, где оно обозначало или неспособность синтезировать антитела в ответ на введение определенного антигена (иммунологическая толерантность) или снижение реакции на повторяющееся введение вещества, привыкание организма и, в итоге, способность организма без потерь переносить негативные влияния внешней среды (например, толерантность к психоактивным веществам) и т.п. [5] Но чаще всего в современном мире под лексическим значением толерантности понимается терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям и способность относиться к ним без раздражения.

В статье 1 Декларации принципов терпимости (толерантности), принятой резолюцией 5.61 Генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 г., дается несколько определений толерант­ности:

  • толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуаль­ности; это гармония в многообразии; добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира;
  • толерантность не уступка, снисхождение или потворство, а прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека;
  • толерантность – это обязанность способство­вать утверждению прав человека, плюрализма (в том числе и культурного плюрализма), демократии и правопорядка; это понятие, означающие отказ от догматизма, абсолютизации истины и утверждающее нормы, установленных в международных актах в области прав человека. [6]

Как видно, эти дефиниции, по сути, являются лишь характерными признаками толерантности как мировоззренческой и гражданской позиции человека.

Согласно В.И. Самохваловой, толерантность – обозначение типа отношения, которое не предполагает взаимодействия и основано на сохранении и признании идентичности обеих сторон. Такое отношение не есть взаимодействие, т.к. оно принципиально не предполагает обмена, а предполагает лишь взаимное параллельное существование. Толерантность – это допущение существования другого без всяких оценок, суждений, эмоций. [7]  В тоже время, выше приведенная выдержка из Декларации говорит о том, что толерантность подразумевает активное отношение.

В практике противодействия экстремизму предполагается, что толерантность является тем необходимым инструментом, наличие которого позволяет осуществлять профилактику, создавать своего рода «иммунитет» против экстремистских идей, их распространения. Но на основе эмпирических данных – например, программа гармонизации межэтнических и межкультурных отношений («Толерантность») в Санкт-Петербурге – становится очевидным, что непосредственно методик, технологий, приемов воспитания толерантности нет, соответственно, в полной мере противостоять возникновению и распространению экстремистских взглядов должным образом не имеется возможности. Во-первых, это обусловлено тем, что теоретический уровень разработки данных программ незначителен.

Во-вторых, в вопросах противодействия экстремизму более целесообразно использовать экологическую модель, т.е. по максимуму задействовать все факторы, которые прямо или косвенно воздействуют на ситуацию зарождения и разрастания экстремизма и к которым относятся экономические (уровень благосостояния граждан, безработица, распределение материальных и духовных благ и др.), политические (политический плюрализм, наличие институтов гражданского общества, существование обратной связи между обществом и государством и пр.), духовные (участие религиозных институтов, образование, культура и искусство) факторы.

Актуальность проблемы воспитания толерантности в России остается достаточно острой и сложной. Это обусловлено многонациональным и мультикультурным составом нашей страны, а также региональным различием – одни регионы динамично развивающиеся, другие отстающие и являющиеся дотационными, что усиливает внутренние миграционные процессы.

Не стоит также забывать о психологических и социально-психологических детерминантах. В современной психологии, в изучении проблемы агрессии выделяются три аспекта – поведенческий, мотивационный и эмоциональный. Чаще всего, агрессивное поведение рассматривается как форма реагирования человека на физические и психические раздражители, вызывающие стресс, фрустрацию и др. Дж. Берифут рассматривал враждебность как антагонистическое отношение к людям, включающее в себя когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты. Аффективный элемент содержит в себе взаимосвязанные эмоции: гнев, обида, раздражение, отвращение и пр.; когнитивный представлен негативным отношением к человеческой природе в целом (цинизм), убеждением в недоброжелательном отношении других людей к самому субъекту (недоверие, подозрительность); поведенческий объединяет в себе формы проявления враждебности в поведении вообще. [8, с. 43] Но и здесь нет четкого ответа на вопрос, что же приводит к формированию экстремистских идей и воплощению их в жизнь.

Некоторые специалисты выделяют несколько уровней здоровья: физиологический, психофи­зиологический, психический, психологический, социально-психологический, социальный, духовный и мировоззренческий. Сталкиваясь с проявлениями экстремизма и ксенофобии, смело стоит говорить о слабом здоровье общества. Толерантность же есть та инструментальная ценность, которая обязана воздействовать на мировоззрение и духовную жизнь данного общества, формирование позитивных, конструктивных установок.

Экстремизм – явление как противоправное (подразумевает нарушение юридических норм), так и антиобщественное (имеет в предмете своем отступление от норм морали, поведения и сложившихся социальных правил). Деструктивность его говорит о том, что необходимо противодействовать этому явлению, и методы должны быть как правовые (через органы охраны правопорядка, государственные институты), так и через общественное воздействие, выраженное в воспитании, неприятии насилия и агрессии, формировании культуры диалога.

Большинство ученых склонны связывать явление экстремизма с социальным неблагопо­лучием, нестабильной социально-экономической и политической обстановкой в отдельных регионах, незавершенными историческими процессами, которые приводят к консервации культурно-исторических, социальных и религиозных противоречий. Это, безусловно, так, но, по мнению авторов статьи, на проблему экстремизма стоит смотреть сквозь призму маргинальности определенных этнорелигиозных, социальных и политических групп. В данном контексте речь идет о явлении социальной исключенности, возникающей в результате неспособности обозначенных групп приспособиться к изменяющимся условиям, воздействию внешних факторов, которые более обостряются с ускорением процессов глобализации. Становится очевидным, что данные группы не могут занять свое место в структуре современного мира и, как правило, оказываются на «обочине», а зачастую и эксплуатируются через навязывание им другой системы социальных и нравственных ценностей. Особенно важно отметить тот момент, что попытка «вписать» некоторые этнорелигиозные, полити­ческие и социальные группы в контекст ценностей, принятых в рамках постепенного формирования мирового сообщества как единого целого, носит революционный, но не эволюционный характер.

Стоит признать, что на сегодняшний день, нет концепции интеграции всех самобытных культурных проявлений в единую общечеловеческую систему ценностей, что в частности обусловлено и процессами поляризации современного мира, роста населения, кризиса системы производства и распределения материальных и духовных благ. Это является предметом философского дискурса о социальной справедливости.

Сегодня вопрос быть экстремизму или объединяющей идее толерантности остается открытым и требует поиска новых подходов.

Литература

  1. Экстремизм и его причины / под ред. Ю.М. Антоняна. М.: Логос, 2010. 288 с.
  2. Кубякин Е. О. К вопросу определения сущности экстремистских установок молодежи // Власть. 2010. №9. С. 56-59.
  3. Баева Л. В. Экстремизм: природа и формы проявления [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://www.aspu.ru/images/File/ilil/Bayeva_extremizm.pdf (дата обращения 19.11.2011)
  4. Вопросы профилактики экстремизма и терроризма [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://www.minjust56.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=102:2009-04-23-03-35-01&catid=39:regnecomorg&Itemid=76 (дата обращения 01.12.2011)
  5. Что такое толерантность [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://www.chtotakoe.info/articles/tolerantnost_49.html (дата обращения 03.12.2011)
  6. Декларация принципов терпимости [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/toleranc.shtml (дата обращения 01.12.2011)
  7. Самохвалова В. И. О содержании понятия «толерантность» в современном культурном контексте [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://www.intelros.ru/readroom/fg/fg_1/5392-o-soderzhanii-ponyatiya-tolerantnost-v-sovremennom-kulturnom-kontekste.html#_ftn1 (дата обращения 26.11.2011)
  8. Ениколопов С. Н. Актуальные проблемы исследования агрессивного поведения // Прикладная юридическая психология. 2010. №2. С. 37-47.

Bibliography

  1. Extremism and its reasons  / edited by Yu.M. Antonyan. М.: Logos, 2010. 288 p.
  2. Кubyakin Е. О. On the issue of identifying the subject matter of extremist attitude of the youth // Vlast. 2010. №9. P. 56-59.
  3. Baeva L.V. Extremism: nature and form of manifestation [e-resource] // Access mode: URL: http://www.aspu.ru/images/File/ilil/Bayeva_extremizm.pdf (access date 19.11.2011)
  4. Issues of extremism and terrorism prevention [e-resource] // Access mode: URL: http://www.minjust56.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=102:2009-04-23-03-35-01&catid=39:regnecomorg&Itemid=76 (access date 01.12.2011)
  5. What is tolerance [e-resource] // Access mode: URL: http://www.chtotakoe.info/articles/tolerantnost_49.html (access date 03.12.2011)
  6. Declaration of tolerance principles [e-resource] // Access mode: URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/toleranc.shtml (access date 01.12.2011)
  7. Samokhvalova V.I. On the «tolerance» concept contents in the modern cultural context [e-resource] // Access mode: URL: http://www.intelros.ru/readroom/fg/fg_1/5392-o-soderzhanii-ponyatiya-tolerantnost-v-sovremennom-kulturnom-kontekste.html#_ftn1 (access date 26.11.2011)
  8. Еnikolopov S.N. Topical problems of researching aggressive behaviour // Applied legal psychology. 2010. №2. P. 37-47.
  • Power and society


Яндекс.Метрика