On the ‘effectiveness’ notion in management process

Duran T.V. , Kostin V.A.

UDK 338.24
BBK 65.050.0

The article provides reasons for emergent nature of efficiency, its types are identified and applicability of the price and institutional types of efficiency in public service are justified.

Keywords: institutional efficiencyfunctional specializationprice efficiencyefficiency.

Социальное управление характеризуется такими тремя важнейшими аспектами как знание, деятельность и отношения между субъектами. Отмеченные аспекты присутствуют во всех видах социального управления: государственном, муниципальном, менеджменте и, безусловно, влияют на их функционирование. Функционирование различных видов управления на эмпирическом уровне оценивается по-разному: хорошо, удовлетворительно, плохо. Но что отражают отмеченные оценки, на каком основании можно их применять?

В теории управления для оценки управления вводится понятие эффективности управления [3, с. 320]. Эффективность может быть 1) высокой, в таком случае управление оценивается как хорошее, 2) отрицательной, тогда управление оценивается негативно 3) приемлемой. Таким образом, понятие эффективности претендует на то, чтобы служить основой объективной оценки управления. Без объективной оценки управления его участники вряд ли способны прийти к какому либо согласию, неизбежны оценочные разногласия, а, стало быть, и конфликты. Особенно это важно в политической сфере. Однако хотя роль понятия «эффективность» значительна, его применение сталкивается с определенными трудностями, поскольку оно трактуется по-разному. Многозначность понятия вызывает необходимость его определения.

На наш взгляд, всеобщим понятием эффективности является то, которое выработано экономической наукой, однако этот статус до сих пор не получил признания. Под эффективностью экономисты понимают соотношение затрат и результатов той или иной деятельности [6, с. 1118] или минимизацию расточительного использования ресурсов [5, с. 71]. Чем же вызвано подобное неприятие? На наш взгляд, отождествлением экономической эффективности с одним из ее видов, в частности с прибылью, а последняя ограничена сферой коммерческих организаций, отсюда делается вывод, что эффективность как соотношение затрат и результатов неприменима в сфере государственного и муниципального управления. В результате появляются попытки создания социологического понятия эффективности, которая связывается с достижением результата.

Поэтому, чтобы оценить возможности понятия эффективность как соотношения затрат и результатов, необходимо рассмотреть его виды. Соотношение затрат и результатов представлено в таких видах, как прибыль, рентабельность, производительность, цена, каждый из этих видов в экономической науке именуется самостоятельным показателем, что тоже не способствует осознанию многообразия видов эффективности, сфер их применения.

Так, прибыль и рентабельность – это виды и показатели финансовой эффективности деятельности коммерческой фирмы, поскольку они показывают финансовые результаты использования капитала. Данное обстоятельство отражено в содержании понятий прибыли и рентабельности. Хорошо известно, что прибыль – это разница между доходами, выраженными в денежной форме, и расходами, представленными опять-таки в денежной форме. Рентабельность определяется через соотношение прибыли и затраченного капитала.

Однако помимо прибыли и рентабельности существуют и такие показатели эффективности, как цена товара (услуги) и производительность, которые также относятся к экономической эффективности, но являются фактически универсальными показателями, они применимы к любым, а не только к коммерческим организациям.

Цена как показатель эффективности представляет наиболее широкий показатель, который включает в себя издержки разнообразных ресурсов, необходимых для производства какого-либо товара или услуги. По существу, цена отражает все необходимые издержки (затраты) в виде денежной суммы, что же касается результатов, то они выражены в натуральном виде (тонны, метры, штуки и др.).

Более узким показателем эффективности выступает производительность труда. В производительности труда, как и в цене, имеют место и затраты и результаты. Различие заключается в том, что затраты связываются только с одним ресурсом – это время. Эффективность, описываемую понятием производительности труда, условно назовем функциональной.

Следует отметить, что цена товара и производительность, несмотря на их различия, могут применяться как на микроуровне (для характеристики отдельного товара), так и на макроуровне (для описания деятельности различных общностей).

Как сказано выше, наиболее широким критерием эффективности является ценовой, поскольку он включает в себя издержки всех ресурсов, применим ко всем видам организаций, на различных уровнях. При анализе этого критерия не всегда учитывается все его составляющие, в частности качество товаров и услуг.

Дело в том, что ценовой критерий показывает не просто соотношение затрат и результатов при производстве какого-либо товара и услуги, но и качество товаров и услуг. В условиях доминирования рынка производителей и стандартной продукции качество товаров не принималось во внимание. Но в условиях маркетингового производства производимые товары и услуги дифференцированы по качеству, то есть набору свойств и их количественным параметрам. Так, если два товара не отличаются по набору свойств, но один их них служит в два раза дольше, то его качество выше и это обстоятельство будет отражаться в цене товара, поскольку и затраты на такой товар больше. Если бы повышение затрат на такой товар не сопровождалось бы повышением качества, то он был бы дороже аналогичных по качеству товаров.

Поэтому ценовой критерий – это не просто цена определенного количества товара (услуги), но цена определенного количества и качества товара. Качество товара тоже подлежит измерению и получает отражение в ценовом критерии.

Рассмотрим применимость ценового критерия к муниципальному управлению, которое связано с организацией общих услуг населению: снабжению такими ресурсами, как вода, газ, электричество, создание и содержание муниципальной инфраструктуры и другие. Оказание таких услуг осуществляется за счет налогов с населения, потребляющих муниципальные услуги. Таким образом, оказывается, что эти услуги имеют свою цену, которая фиксирует определенный уровень их эффективности. Чем дороже та или иная услуга, тем, при прочих равных условиях, ниже эффективность. Аналогичная ситуация имеет место и в отношении услуг, оказываемых государством.

Таким образом, критика, направленная на экономический критерий эффективности, представляется убедительной лишь в том случае, если экономический критерий отождествляется с финансовым критерием (прибылью или рентабельностью). Различение этих критериев показывает, что экономический по происхождению критерий (ценовой) является общим по применению, то есть он охватывает все основные сферы человеческой деятельности.

Рассмотрим в свете сказанного роль такого феномена, как мера достижения цели, именуемой социологической эффективностью. Нам представляется, что мера достижения результата представляет собой не вид эффективности, а фактор эффективности, понимаемой как соотношение затрат и результатов. Как можно аргументировать данное положение?

Дело в том, что степень достижения результата давно зафиксирована в науке с помощью понятия риска. Риск – это и есть вероятность достижения или недостижения результата, поэтому и нет смысла удваивать понятия, риск называть еще и эффективностью. Сказанное не исключает вместе с тем вопроса о том, а как влияет риск на эффективность, существует ли какая-либо связь между этими понятиями? На этот вопрос следует ответить утвердительно.

Связь риска и эффективности заключается в следующем: чем выше риск, тем, при прочих равных условиях, меньше фактический результат при тех же самых затратах, а стало быть и меньше эффективность. Действительно, если при рисковых действиях результат обязательно должен быть достигнут, то это требует дополнительных затрат, направленных на погашение рисков. Иными словами, риск является фактором, который влияет на эффективность. Выявление этой связи и есть вклад в теорию эффективности теми авторами, которые вводят социологический критерий эффективности.

Отметим также и специфику количественного аспекта ценовой эффективности. Величина эффективности требует определенной оценки. Для понимания величины эффективности важно различать внешнюю и внутреннюю ценовую эффективность. Внутренняя эффективность – это ценовая характеристика товаров и услуг для учреждения или фирмы. Так, поставщики воды в муниципальном образовании исходят из определенной цены за пользование единицей объема воды, которая должны покрывать их издержки. Это показатель внутренней эффективности для муниципального учреждения.

Внешняя эффективность связана с потребителями данной услуги. Она представляет собой цену, которую платит потребитель за услугу. Эти виды эффективности не всегда совпадают по величине. Производители услуг склонны повышать цены за свои услуги, снижать их качество, потребители же напротив, заинтересованы в снижении цены, повышении их качества.

Однако снижение цены не может быть ниже определенного предела, связанного с определенным расходом ресурсов, заработной платы тех, кто услуги создает. Таким образом, существует некая величина эффективности для данных условий, которую можно назвать оптимальной. Оптимальная величина эффективности аналогична по своей роли равновесной цене как виду рыночной цены.

Практически значимый вопрос в том, как определять эту оптимальную величину. Для коммерческих организаций этот вопрос решается посредством конкуренции, увеличение предложения означает и снижение цены, но государственные и муниципальные органы являются монополистами, поэтому необходимы внеэкономические методы поддержания оптимальной эффективности.

Таким образом, ценовой критерий эффективности применим для характеристики деятельности государственных и муниципальных учреждений, оказывающих услуги населению [4. с. 729-730]. Однако не все государственные органы заняты оказанием услуг, большая их часть занимается обеспечением законосообразного поведения граждан. Этот вид государственной деятельности не может характеризоваться ценовой эффективностью, поэтому необходимо использовать другой вид эффективности, который можно назвать институциональной эффективностью.

Как отмечалось, всеобщим аспектом (признаком) эффективности является соотношение затрат и результатов той или иной деятельности. Это означает, что эффективность как феномен представляет собой вид отношения, а не свойство или связь, причем отношение количественное, поскольку при сравнении всегда говорят о большей или меньшей эффективности. В то же время эффективность – вид отношений, ибо не всякое отношение является эффективностью. (Например, соотношение длины и ширины объекта).

Институциональная эффективность как определенный вид эффективности характеризуется всеобщими свойствами, но в особой форме. В частности результатом деятельности в институциональной эффективности выступает поведение, соответствующее институциональным решениям, или, другими словами, юридическим нормам. Институциональная эффективность представлена также определенными видами. С точки зрения субъектов, деятельность которых она характеризует, институциональная эффективность может быть гражданской и служебной. Гражданская институциональная эффективность описывает поведение граждан, а служебная – поведение должностных лиц. По видам результатов, которые учитываются в этой эффективности, она может быть конечной и промежуточной. Рассмотрим гражданскую институциональную эффективность.

Государственное управление, в конечном счете, ориентировано на регламентацию поведения граждан или юридических лиц. Эта регламентация достигается либо предписанием посредством норм определенного поведения (которое без таких предписаний может и не иметь места), либо запретом каких-либо действий (которые без них будут осуществляться). Запрет на действия для управляемого субъекта означает воздержание от каких-либо действий, а это можно рассматривать как поступок.

Таким образом, как предписанные, так и запрещаемые действия являются в определенном смысле артефактами, они сознательно и намеренно провоцируются государством. Эти артефакты, как и всякие другие, требуют определенных затрат, складывающихся из расходов на содержание депутатов, служащих, обеспечивающих контроль за их выполнением, на технические средства, содержание аппарата, которые обеспечивает контроль за реализацией норм, работу с нарушителями и так далее. Поскольку действия исполнителей требуют затрат на содержание государственного аппарата, то они характеризуются эффективностью, а действия управляющих влияют на эту эффективность.

Институциональная эффективность является конечной формой эффективности государствен-ного управления, которая вовсе не исключает и другой ее формы – непосредственной институциональной эффективности, представлен-ной множеством видов, выделение которых зависит от роли органов в реализации конечной институциональной эффективности.

Например, парламент издает законы, выступающие результатом деятельности этого органа, и эта деятельность требует определенных затрат. Из факта существования в этой деятельности результатов и затрат можно сделать вывод о возможности применения понятия “эффективность” к парламентской деятельности, поскольку затраты и результаты представлены в определенном соотношении. И согласно этому понятию, эффективность деятельности парламента будет повышаться, если он будет принимать больше решений в установленный отрезок времени.

Контрольные и надзорные органы выявляют факты соответствия или несоответствия фактического поведения граждан или юридических лиц предписанному поведению, в ряде случаев принуждают к исправлению поведения. Для них результатом непосредственной институциональ-ной эффективности является количество раскрытых нарушений.

Как следует из сказанного, конечная институциональная эффективность является общей для множества государственных органов, а непосредственная у каждого специфична.

Внешняя и внутренняя эффективности несопоставимы и относительно автономны. Их количественные соотношения характеризуются следующими ситуациями. Высокая внутренняя (непосредственная) эффективность может сопровождаться высокой внешней эффектив-ностью. Низкая внутренняя институциональная эффективность, в свою очередь, исключает высокую внешнюю. Это следует из того факта, что внешняя эффективность является ведущей, то есть требует и соответствующей внутренней. Можно утверждать, что автоматического соответствия двух форм эффективности не существует, необходимы какие-то механизмы, направленные на поддержание такого соответствия.

Как можно измерить внешнюю эффективность вообще и государственного управления в частности? Это можно сделать с помощью показателя внешней институциональной эффективности, который для государственного управления можно рассчитать по формуле: Эф.= С : (Н-А), где Н – число людей, подвергаемых воздействию со стороны государства; А – число людей, совершивших проступки, тех, кто проигнорировал предписания; С – расходы на содержание органов, обеспечивающих эти действия.

Как и ценовая эффективность, институциональная может быть оптимальной или неоптимальной.

Оптимальная эффективность – это такая величина затрат на ту или иную систему деятельности (включая управленческие и подсистемы), которая приемлема для общества, поскольку не вызывает негативных последствий и в то же время достаточна для обеспечения существующего объема работ по управлению. Неоптимальная величина эффективности – это показатель, отклоняющийся от оптимального, не совпадающий с ней. Оптимальную величину можно понимать в двояком смысле: как среднюю и как совокупную. Средняя оптимальная эффективность – это затраты ресурсов на единицу либо действий, либо другого продукта. Общая оптимальная величина эффективности – это доля ресурсов, затрачиваемых на тот или иной вид действий.

Отметим, что без понятия «оптимальная величина эффективности» знание фактической величины эффективности мало что дает. Действительно, если мы знаем только общую фактическую величину эффективности, то неизвестно, стоит ее уменьшать и насколько, поскольку уменьшение может привести к негативным последствиям.

Вместе с тем введение понятия “оптимальная величина эффективности” требует обоснования ее реальности, в противном случае она будет представляться чем-то вымышленным. Реальность оптимальной величины эффективности проявляется, на наш взгляд, в следующем. Если затраты ресурсов на изменение поведения не обеспечивают запланированного объема изменений, это будет выражаться в росте числа отклоняющихся поступков, числа ненаказуемых отклонений. Действительно, в таком случае органы государства будут испытывать дефицит людей, техники, а их работников будет отличать недостаточная мотивированность. Если же государственные органы будут получать избыточное количество ресурсов, которые будут изыматься у населения, такое изъятие вызовет рост числа случаев отклоняющегося поведения, увеличение числа людей, негативно относящихся к государству.

Как можно выявить значение показателя оптимальной эффективности? Можно предложить оценивать его по сопоставлению динамики изменения затрат и результативности. Динамику затрат можно получить, построив временной ряд затрат исследуемой эффективности. Например, затраты в 2008, 2009, 2010 годах. Сопоставляя величины этих затрат, можно описать их динамику в процентах. Аналогичным образом можно описать и динамику результативности системы управления. Последняя предполагает построение ряда величин, отражающих количество индивидов, которые реализуют предписанное поведение. Например, в 2009 г. это было 200000 человек, в 2009 г. – 201000 человек, в 2010 г. – 201000 человек. На основании этого ряда можно оценить динамику числа людей, следующих предписанным моделям. В нашем примере динамика между 2009 и 2010 годами равна 0.

Если мы сопоставим два вида динамики – расходов и результативности, то сможем сделать выводы об оптимальной величине эффективности. Действительно, если имеет место приращение расходов при отсутствии приращения эффективности (или даже ее уменьшении), то величина эффективности, составляющая отношение этих расходов к не изменившейся результативности, будет ниже оптимальной. В приводимом нами примере, если в 2010 г. расходы увеличились, а результативность нет, то эффективность управления в 2001 г. будет ниже оптимальной, а в 2009 г. – более оптимальной.

Понятно, что эта величина оптимальности имеет силу для данных условий, принятых методов. Нельзя исключать, что изменение методов, условий, правил может изменить величину эффективности.

Хотелось бы обратить внимание на то, что конечная институциональная эффективность работает не только в отношении граждан, но и поведения самих чиновников, государственных служащих. Для Российской Федерации это огромная проблема. Наиболее серьезными проявлениями низкой институциональной эффективности являются коррупция и бюрократизм. Как отмечалось, коррупция – это форма управления управляемых управляющими, смысл которой заключается в обеспечении бездействия должностных лиц в тех ситуациях, где они должны действовать в соответствии с какими-либо законами. Такое бездействие неизбежно приводит к нарушению интересов других граждан, третьей стороны, которая страдает от коррупционного сговора.

Поскольку служебные нормы направлены на достижение непосредственной эффективности различных органов, то их невыполнение или формальное выполнение означает, что гражданская эффективность будет невысокой.

Служебная институциональная эффективность имеет место не только в государственном и муниципальном управлении, но и в бизнесе. В менеджменте также существует целый ряд норм и правил, обращенных к руководителям, которые не всегда выполняются. Например, задержки заработной платы, занижение величины оплаты труда, дискриминация работников по возрасту и другие. Поэтому служебная институциональная эффективность является всеобщей, охватывает все виды профессионального управления.

Таким образом, эффективность, понимаемая как соотношение затрат и результатов, представляет собой абстрактное и общее понятие, которое реально существует в виде конкретных видов эффективности: финансовой, ценовой, институциональной, функциональной. Каждая из них имеет свои сферы применения и в своей совокупности они достаточны для характеристики результативности человеческой деятельности.

Для измерения государственной деятельности применимы два вида эффективности: ценовая и институциональная. Для оценки муниципальной деятельности также два вида: ценовая и функциональная. Ценовая эффективность выступает, по-видимому, в качестве конечного показателя, в то время как институциональная и функциональная представляют собой промежуточные виды. Следует иметь в виду, что хотя ценовая эффективность и применима во всех сферах, тем не менее, она может обеспечить сравнимость ее показателей лишь в масштабе одной отрасли. Сказанное объясняется тем, что в рамках одной отрасли сравнимыми являются не только затраты, но и результаты, которые выражаются одними и теми же качественными показателями. Так, легко сравнить ценовую эффективность двух автомобильных заводов, но вряд ли это возможно сделать, сравнивая автомобильный завод и типографию.

Выявление сущности и видов эффективности позволяет поставить вопрос о роли эффективности для управления. В литературе отношение между эффективностью и управлением трактуется в том смысле, что показатель эффективности представляет собой важнейший непосредственный показатель управления. Утверждается, что соотношение затрат и результатов может быть применимо к управлению для его оценки [2, с. 334-335].

На наш взгляд, отмеченная трактовка связи эффективности и управления представляется неоправданной, она мало что дает в практическом отношении. Необходимо выяснить реальное отношение между эффективностью и управлением. На наш взгляд, данное отношение заключается в том, что раз эффективность выступает одним из аспектов объекта управления, то она, как многие другие показатели, планируется, реализуется, контролируется со стороны системы управления. Выявление эффективности любой организованной системы включает в себя учет издержек на управление, которые составляют часть общих издержек, и учет объема и качества товаров и услуг, часть из которых возможна благодаря управлению. Таким образом, роль управления фиксируется в виде приращения или уменьшения количества и качества товаров и услуг организованной системы. Предполагается, что лучшие управленческие решения приводят к большей производительности труда исполнителей или лучшему качеству товаров и услуг. Напомним, что именно этой идеей руководствовался Ф. Тейлор при создании теории научного управления.

Сказанное означает, что эффективность представляет собой эмерджентное свойство организованных систем, которые включают в себя как управляемую, так и управляющую подсистему, но не свойство отмеченных подсистем. Отсюда следует, что не существует особого показателя эффективности управления. Сказанное позволяет объяснить генезис понятий «эффективность управления» или «эффективное управление». Они возникают на основе умозаключения по аналогии, в которой предполагается, что поскольку деятельность системы характеризуется эффективностью, постольку и деятельность ее частей, в частности управление, тоже характеризуется эффективностью. Вывод на основе аналогии является, как известно, лишь вероятностным.

Отсутствие показателя эффективности не означает вместе с тем, что в управлении отсутствует показатель, позволяющий оценить его функционирование. Таким показателем, на наш взгляд, выступает качество управления. Качество управления напрямую коррелирует с эффективностью организованных систем, чем выше качество управления, тем выше при прочих равных условиях, эффективность функционирования организованных систем. 

Литература

  1. Атаманчук Г.В. Управление в жизнедеятельности людей (очерки проблем). М.: Изд-во РАГС, 2008.
  2. Козбаненко В.А. Государственное управление. Основы теории и организации. М., 2008.
  3. Коробко В.И.Теория управления: учебн. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальностям «государственное и муниципальное управление», « Менеджмент организации». М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.
  4. Кушлин В.И. Эффективное государство. Энциклопедический словарь. Современная рыночная экономика. Государственное регулирование экономических процессов. М.: РАГС, 2004.
  5. Ставерн И. Ван. Этика эффективности //Вопросы экономики. 2009. №12.
  6. Эффективность экономическая. Финансово-кредитный энциклопедический словарь. М.: «Финансы и статистика», 2002.

Bibliography

  1. Atamanchuk G.V. Management in peoples’ living (outline of problems). М.: RAGS Publishing, 2008.
  2. Kozbanenko V.А.  Public administration. Theoretical and organizational basis. М., 2008.
  3. Korobko V.I. The theory of management: a student course-book for university students majoring in ‘public and municipal management’ and ’ company management’ . М.: UNITY-DANA, 2009.
  4. Kushilin V.I..  The effective state.  Encyclopedic dictionary. Modern market economy.  Governmental regulation of economic processes. М.: RAGS, 2004.
  5. Stavern I. Van.  Ethics of efficiency //Economic issues. 2009. №12.
  6. Economic efficiency. Financial-credit encyclopedic dictionary. М.: “Finance and statistics”, 2002. 

 

  • Sociology of management



  • Pages in printed issue: 138 - 143
Яндекс.Метрика