The specific influence of changes in laws on elections on the civil society development in the Russian Federation

Anikin A.G. , Balynskaya N.R.

UDK 342.8
BBK 67.400.8

The laws on elections are actively transformed in Russia: abandoning of the majoritarian election system in favour of the proportional one at elections to the State Duma, reinforcing the barriers – this is a list of the principal changes in this field which is far from being full. These innovations are quite controversial to the Russian citizens’ mentality. However, it may be well admitted that changes to the legislation on elections affect positively the development of the civil society in our country contributing to increasing activity of both political parties and common citizens.

Keywords: civil societylaws on electionsmajoritarian system of electionsproportional system of elections.

К народному представительству люди стремились с далекой древности, а доказательства существования основ первобытной демократии содержатся в эпосе шумер, египтян, вавилонян. В Древней Руси подобные тенденции также имели место: народное вече собиралось в Новгороде, Пскове, Москве, Рязани, Киеве, Владимире, чтобы решить жизненно важные проблемы – кого призвать на княжение, собирать ли в поход дружину, увеличивать ли подати. В известной степени продолжением этой формы представительства были Земский собор, Сенат Петра I, Уложенные комиссии Екатерины II. Попытка поставить страну на путь народного представительства была предпринята при Александре I, который планировал создание Государственной Думы по образу и подобию европейских парламентов. Но, в силу исторических особенностей развития нашей страны, активный поиск конкретных форм конституционного устройства был отложен до начала XX века.

В начале XX века в России имелись элементы народного представительства: выборные органы местного самоуправления, общероссийские партии; развивался процесс самоорганизации масс населения. В период с 1905 по 1917 гг. у Государственной Думы был шанс взять в свои руки государственную власть и стать реальным законодательным органом. Такой была ситуация в начале ХХ века. Вновь Государственная Дума как законодательный орган в Российской Федерации был учрежден Конституцией РФ 1993 года, спустя почти восемьдесят лет после роспуска последней Госдумы.

Современная Государственная Дума состоит из 450 депутатов, избирается на 4 года. Лишь Государственная Дума первого созыва (1993–1995 гг.) была избрана на двухлетний срок, что было связано с переходным периодом в жизни страны.

Утверждение принципов демократии в нашей стране потребовало перестройки системы взаимоотношений с властными структурами. Одним из механизмов участия народа в процессе перераспределения власти являются выборы. За последние 15 лет в законодательстве нашей страны о выборах произошли значительные изменения, которые определенным образом повлияли и на развитие гражданского общества в России.

Исследователи утверждают, что «источник демократического устройства политической жизни общества находится не в сфере политики, а вне ее, там, где человек проявляет свои способности и удовлетворяет свои интересы свободно, сообразуясь с их логикой и содержанием. Эту сферу часто называют гражданским обществом» [1, с. 80]. Однако даже такой взгляд на гражданское общество не выводит само это понятие за пределы взаимосвязи, условно обозначенной как «государство – гражданское общество». Политологи утверждают: «Гражданское общество – это сфера жизнедеятельности людей, свободная от непосредственного влияния со стороны государства и его должностных лиц, но вместе с тем организованная, внутренне упорядоченная и взаимодействующая с государством, сфера, где люди реализуют свои частные интересы, объединяются в группы и организации» [2, с. 85]. Таким образом, можно проследить достаточно прозрачную систему взаимосвязей – чем более развито гражданское общество, тем активнее и сознательнее со стороны людей оказывается влияние на властные структуры с целью принятия участия в управлении государством. А один из механизмов, который позволяет это участие реализовать, – механизм выборов.

В Российской Федерации законодательство о выборах реформировалось неоднократно. Первое и, пожалуй, самое главное изменение коснулось избирательной системы. На выборах 1993, 1995, 1999 и 2003 гг. использовалась смешанная избирательная система: одна половина депутатов избиралась по мажоритарной, а другая – по пропорциональной системе. Исключение из избирательной системы мажоритарной разновидности не было лишено смысла.

Индивидуальное выдвижение кандидатов и самостоятельное ведение ими избирательной кампании, с одной стороны, способствовали более тесному контакту кандидатов с избирателями. Это соответствовало стандартам демократического общества, воспитывало личную ответственность как у кандидата (за свои обещания), так и у электората (за свой возможный или реальный выбор). С другой стороны, это располагало к использованию не всегда «чистых» PR-технологий. Дело в том, что кандидат-одномандатник лишь непродолжительное время являлся участником политического процесса в своем округе. А партии существуют долгие годы и действуют в масштабе всей страны. Поэтому, участвуя в выборах в качестве избирательных объединений или в составе избирательных блоков, политические партии не менее активны и в периоды между избирательными кампаниями, что заставляет их постоянно заботиться о своем имидже. Что же касается кандидатов-одномандатников, то для них нередко главным было – пройти в Думу: через четыре года в случае потери доверия избирателей они могли баллотироваться по другому округу или в составе партийного списка.

Депутату, избранному по одномандатному округу, после выборов было легче, чем партии или блоку, отказаться от своей политической программы. И действительно, часто имели место ситуации, когда избранные кандидаты-одномандатники «забывали» о своих предвыборных обещаниях. Более того, отдельным кандидатам, использовавшим административный ресурс, удавалось пройти в парламент, вообще не имея самостоятельной и конструктивной программы. Следствием этого являлось падение доверия населения к политическим программам кандидатов, нежелание участвовать в политическом управлении, апатия.

С учетом изложенного, политическая элита и правящие круги посчитали своевременным и целесообразным переход к комплектованию нижней палаты парламента полностью по пропорциональной избирательной системе. В 2007 году по новому закону о выборах депутаты Государственной Думы избирались по федеральному избирательному округу пропорционально числу голосов, поданных за федеральные списки кандидатов в депутаты Государственной Думы. Однако и переход на пропорциональную систему оказался не лишен недостатков.

Кандидат, выдвигаемый или поддерживаемый политической партией (блоком), не обязательно должен быть ее членом. Это вполне справедливо, ведь не следует лишать партии права быть солидарными с политическими позициями известных и авторитетных общественных деятелей. В то же время в законе не закрепляются обязательства кандидата перед выдвинувшей (поддержавшей) его политической партией, в том числе по реализации ее программы в Государственной Думе. Поэтому кандидат может в Думе присоединиться к другому политическому блоку, изменить свою политическую позицию либо вообще объявить себя «независимым», непартийным депутатом. Отсутствие юридического механизма, который закреплял бы зависимость кандидата от выдвинувшей или поддержавшей его политической партии, способствует девальвации политических идеологий, ударяет по авторитету партий и партийной системы в целом, косвенно способствует развитию электоральной коррупции. Главная же проблема в том, что этим нарушаются избирательные права граждан. Ведь избиратель голосует за определенную идеологию (партийную программу), хотя и с учетом личных и профессиональных качеств кандидата, а получает «кота в мешке». Это не способствует высокой явке на выборы и преодолению так называемой электоральной деструктивности.

Кандидаты, включенные в состав партийного списка и возглавляющие региональные группы кандидатов, вправе в случае своего избрания отказаться от полученного депутатского мандата, который передается следующим по списку кандидатам. Это право активно используется политическими партиями, которые, желая добиться поддержки избирателей в регионах, включают в свои региональные группы кандидатов авторитетных политических деятелей (губернаторов, мэров). После определения результатов выборов эти деятели отказываются от полученных мандатов и депутатами становятся менее влиятельные политики. Учитывая, что в избирательном бюллетене указываются только фамилии первых трех кандидатов, входящих в соответствующую региональную группу, становится очевидным, что данная практика искажает действительное волеизъявление избирателей и нарушает их конституционные права.

Есть и еще одно существенное изменение, которое необходимо отметить. Последние выборы в Парламент показали, что существует тесная связь между парламентскими и президентскими выборами. С 1995 года в России сложилась ситуация, когда парламентские выборы предшествуют выборам Президента. Сложилась даже определенная схема, влияющая на стратегию и тактику кандидатов в Президенты Российской Федерации, особенно партийных. С 1999 года явно прослеживается партийно-политическая связь. Она обозначилась, когда Владимир Путин, еще будучи Председателем Правительства Российской Федерации, высказывался в поддержку «Единства» и «СПС», а на президентских выборах 2000 года эти партии поддержали Владимира Путина. В 2003 году он поддержал «Единую Россию», образовавшуюся после объединения «Единства» и «Отечества».

Но сегодня эта связь стала еще более явной и очевидной. Выборы-2007 впервые прошли по партийным спискам, и «Единая Россия» уже юридически связала себя с действующим президентом, когда он возглавил список партии. Конечно, Российская Федерация остается республикой смешанной, причем с укрепившейся персоналистской властью Президента. Но черты парламентаризма проявились более явно. Да, в парламенте может быть три и больше партий, но партия власти может спокойно формировать партийное правительство (правда, формально-юридически «Единая Россия» должна была дождаться выборов Президента).

Процесс укрупнения, объединения политических партий, упор на связь между деятельностью партий и Президента, выбор в пользу избирательной системы, способствующей развитию и кристаллизации партийной идеологии – все это при дальнейшем развитии способно привести нашу страну к стабильности.

Без сомнения, переход на пропорциональную систему поставил политические партии перед жесткой необходимостью идеологической кристаллизации собственной партийной идеологии, «рекламирования» ее перед электоратом. Прохождение достаточно высокого заградительного барьера в сочетании с вышеизложенными тенденциями – мощный стимул для активизации партийной работы, а именно в этом секторе преимущественно сегодня и проявляется гражданское общество в нашей стране.

С этих позиций, изменения в законодательстве о выборах, проявившиеся тенденции в российской политической жизни можно расценивать, в общем, как позитивные. Однако их закрепление в качестве именно позитивных не в малой степени зависит от действий политической элиты. Поэтому, на наш взгляд, при дальнейшем укреплении проявившихся тенденций в отношении выборов в Госдуму России, остро встанет вопрос о политической культуре российской элиты. Это неизбежно, поскольку Госдума до недавнего времени была излишне политизирована, и ее заседания вызывали не меньший интерес, чем боксерские поединки. Это сильно роднило нынешнюю Госдуму с ее предшественницей.

Для достижения компромисса недостаточно только законодательных инициатив. Необходимо развивать способность политической элиты к конструктивному диалогу, демонстрировать желание осуществлять двустороннюю коммуникацию. Без подобных действий невозможно качественной повысить политическую грамотность российского населения и невозможно рассчитывать на развитие гражданского общества в нашей стране.

Литература

  1. Сморгунов Л.В., Семенов В.А. Политология: учебное пособие / Л.В. Сморгунов, В.А. Семенов. Санкт-Петербург: Литейный проспект, 1996. 127 c.
  2. Пушкарева, Г.В. Политология: конспект лекций /Г.В. Пушкарева; авт. вступ.ст. Г.В. Пушкарева – Изд. 2-е, перераб. и дополн. М.: Айрис-пресс, 2005. 143 c.

Bibliography

  1. SmorgunovL.V., SemenovV.A. Politicalscience: acourse-book/ SmorgunovL.V., SemenovV.A. St.Petersburg: Liteinyi prospect, 1996. 127 p.
  2. Pushkareva, G.V. Politicalscience: Lecture notes/ Pushkareva, G.V.; introduction by Pushkareva, G.V. –2nd publishing, revised and corrected. М.: Airis-press, 2005. 143 p.
  • Development of civil society in Russia: problems and perspectives


Яндекс.Метрика