The problems of using the demographic and labour potential of population of municipal entities in staropromyshlennyi region (exampifies by Municipal area of Kizelovskyi coal basin)

Kuritseva Yu.E. , Turgel I.D.

UDK 33с5
BBK 65.049 (2Р

The article analyzes demographic and labour potential of the municipalities of Kiselovskyi coal basin, where in the period from the late 80-s to the year 2000 the industrial structure has been considerably changed because of the coal extracting industry breakup. The author estimates the level of economic growth of the municipalities under consideration in the period of 2000–2007. In the conclusion the author gives ideas on improving the current situation for the population of the Kiselovskyi coal basin municipal areas basing on the accumulation of the inner potential of the territories.

Keywords: demographic and labour potentialKiselovskyi coal basinmunicipal areasstaropromyslennyi regionstrategy of development.

Распад СССР и формирование нового геополитического и экономического пространства, демонтаж административно-плановой экономики и переход к экономике рыночного типа с нестабильным государственным регулированием, открытие национальной экономики для внешнего рынка, длительный экономический кризис, изменение государственного устройства, в том числе политических и экономических отношений центра и регионов [1, 259], потребовали от субъектов РФ пересмотра стратегической ориентации в сторону воссоздания и активизации способностей к саморазвитию на базе имеющихся ресурсов и возможностей. Особое влияние перечисленные переходные процессы оказали на регионы с высокой концентрацией предприятий, ставших нерентабельными при переходе от плановых к рыночным ценам, потерявших потребительский спрос на свою продукциию, в которых произошла, следовательно, ликвидация профильной отрасли промышленности. Старопромышленным районам в период становления местного самоуправления необходимо изменение стратегии развития, составление программы действий по выходу на качественно новый уровень функционирования, преодоление кризисного положения населенных пунктов, входящих в состав районов, оживление их экономики, начальным этапом данных преобразований должно стать изучение особенностей имеющегося потенциала территорий и оценка всех возможных вариантов его использования, а также подробное описание проблем, которые нужно будет устранить для достижения максимального результата.

Для исследования выбраны 3 муниципальных района Пермского края, входящих в так называемый Горнозаводской Урал, а именно: Кизеловский, Губахинский и Гремячинский, формирующие Кизеловский угольный бассейн (далее: КУБ). Выбор данных муниципальных образований обусловлен тем, что в них отмечалась достаточно высокая концентрация предприятий угольной промышленности, осваивающих местные угольные месторождения, при этом согласно показателям работы промышленного сектора периода 40–80-х гг. XX века муниципальные районы КУБа являлись моноспециализированными. В период формирования структуры экономики населенных пунктов Кизеловского, Губахинского и Гремячинского муниципальных районов диверсификация отраслевой структуры производства и занятости проводилась на чрезвычайно низком уровне, таким образом, существование муниципальных районов КУБа обеспечивает ограниченное число предприятий, реализующих внешние функции муниципального образования, при условии, что остальные предприятия ориентированы на обслуживание внутренних потребностей. То есть от финансово-экономического состояния предприятий основной отрасли производства зависят темпы, направления работы, а также этап жизненного цикла района [2, с. 13].

Процесс ликвидации угольной промышленности в муниципальных образованиях КУБа начал происходить с конца 80-х гг. XX века, например, в г. Гре­мя­чинске в январе 1989 года была закрыта старейшая в городе шахта «Гремячинская».

Для анализа в статье выбран период 2000–2007 гг., так как:

  1. К началу данного этапа были ликвидированы шахты КУБа;
  2. В течение 90-х гг. были сформированы и вступили в силу законодательная база и правовое обеспечение реструктуризации угольной отрасли Рос­сии, в том числе и Постановление Правительства Российской Федерации от 16 мая 1998 г. № 451 «О мерах по стабилизации социально-экономической обстановки в угледобывающих регионах» [3];
  3. В 2000 году была прекращена адресная помощь из средств Федерального бюджета высвобождаемым работникам угольной промышленности КУБа (23 марта 2000 г. на заседании Правительства Российской Федерации был рассмотрен вопрос о ходе проведения эксперимента по предоставлению государственных жилищных сертификатов высвобожденным работникам ликвидируемых организаций угольной промышленности городов Кизел, Губаха, Гремячинск и Чусовой (Пермская область) и 11 апреля 2000 г. принято соответствующее Постановление Правительства № 323 о его завершении в 2000 году [4]).
  4. В данный период начал формироваться блок законодательных документов регионального и муниципального значения, касающихся стратегического управления и планирования социально-эконо­мичес­кого развития Пермского края и входящих в него муниципальных образований, а именно:
    – целевая работа по подходам к стратегическому планированию в Пермском регионе началась в октябре – ноябре 1998 г., когда одной из обсуждаемых тем серии межрайонных семинаров с депутатским корпусом представительных органов стала «Комплексная программа социально-экономического развития муниципального образования» [5, с. 3–17];
    – активизация работы муниципалитетов Пермской области по разработке комплексных программ развития территорий началась с Распоряжения губернатора Пермской области от 20.03.2001 г. № 151-р «О разработке плана действий администрации области по приоритетным направлениям на 2001 год и стратегии социально-экономического развития области до 2005 года» [6, с. 174];
  5. В обозначенный период муниципальные образования КУБа приобрели статус муниципальных районов (согласно 131-ФЗ), так же были официально утверждены границы и административно-террито­риальное деление данных районов;
  6. С начала 2000 года муниципальными районами КУБа были реализованы «Программы комплексного социально-экономического развития районов на 2001–2005 гг.», а также подготовлена и реализуется в настоящий момент «Программа комплексного социально-экономического развития района на 2006–2010 гг.» (в Губахинском и Кизеловском муниципальных районах на 2008–2010 гг.), следовательно, были получены определенные результаты деятельности Органов управления и субъектов социально-экономического сектора муниципальных образований КУБа, а так же сформированы стратегическая цель и приоритетные направления деятельности на перспективу.

Демографический потенциал муниципальных районов КУБа

Согласно административно-территориальному делению муниципальных районов КУБа в общей численности населения велика доля сельского населения [7, с. 11]:

Динамика изменения численности населения муниципальных районов КУБа в период с 2000 по 2008 гг. свидетельствует о постоянном его снижении, средний процент ежегодного снижения численности к показателю предшествующего года равен 5,05 % [7, с. 23]:

 

На территории КУБа наряду с влиянием общероссийских демографических тенденций и тенденций Пермского края (низкий уровень рождаемости, высокий уровень смертности, депопуляция населения) решающую роль в резком сокращении численности населения сыграли региональные особенности развития (ликвидация градообразующих предприятий уголь­ной отрасли, эмиграция, нарушение возрастной структуры). В целом исследованный период (2000–2007 гг.) изменения численности населения муниципальных образований КУБа можно разделить на три этапа:

Первый этап: 2000–2002 гг. В относительно короткий период население на территории КУБа сократилось на 6,13 % в Кизеле, 4,5 % в Губахе и на 9,4 % в Гремячинске. Снижение численности населения в данный период обусловлено, с одной стороны, сложной социально-экономической ситуацией в регионе, с другой стороны – это результат проведения в 1998 г. эксперимента по предоставлению жилищных сертификатов высвобожденным работникам ликвидируемых организаций.

Второй этап: 2002–2003 гг. В данный период за 1,5 года произошло значительное снижение численности населения муниципальных районов КУБа, так как в соответствии с принятым 11 июля 2002 г. Приказом «О содействии переселению высвобожденных работников за счет средств государственной поддержки, направленных на реализацию программ местного развития», население в Кизеле и Гремячинске в течение года сократилось на 24,7 % и 19,72 % соответственно. В Губахе, напротив, отмечалось увеличение населения на 1,3 %, вероятно, за счет прибытия жителей из соседних Гремячинска и Кизела.

Третий этап: 2003–2007 гг. Снижение численности населения в данный период происходило менее интенсивно, чем в предыдущие годы. За счет существенной деформации возрастной структуры в 2000–2003 гг. население муниципальных образований (далее: МО) КУБа продолжало сокращаться, но темпы сокращения были относительно невысокими. В г. Кизел население сократилось на 9,7 %, в г. Губа­ха – на 10,4 % а в г. Гремячинск – на 15,7 %.

К 2005 г. на территории гг. Кизел, Губаха, Гремячинск сформировалась такая возрастная структура населения, в которой чрезвычайно высока доля лиц старших возрастных категорий и крайне низка доля детей. Отметим, что на формирование подобной ситуации огромное влияние оказала региональная особенность – экономический фактор в виде ликвидации углепромышленных предприятий. Деформация возрастной структуры увеличила демографическую нагрузку (в особенности старшими людьми) на трудоспособное население [8, с. 13–15].

Как и в целом по стране, уровень рождаемости в Пермском крае очень низкий. В период 2000–2005 гг. общий коэффициент рождаемости в крае не превысил 11,4 %. На фоне Пермского края рождаемость на территории муниципальных образований КУБа в 2000–2005 гг. значительно ниже, но отличительной чертой анализируемого периода является неравномерность развития: до 2005 года наблюдается постепенный рост, а в 2005 году показатели падают. С 2006 года отмечается значительный рост показателей, в 2007 г. уровень рождаемости Гремячинского муниципального района вырос к значению 2006 г. на 11 %, Губахинского – на 6 %, а Кизеловского муниципального района – на 20 % и превысил краевой, несмотря на положительную динамику, МО КУБа занимают низкие места в крае по уровню рождаемости. Причинами низких показателей являются: отток трудоспособного населения из муниципальных образований КУБа (в связи с ликвидацией угольной промышленности), старение возрастной структуры, ухудшение общего благосостояния населения (потеря работы, уменьшение заработной платы, снижение уровня доходов и так далее). Существенное отставание муниципальных образований в формировании социальной инфраструктуры, отсутствие выбора в сфере приложения труда, напряженная экологическая обстановка привели к изменению репродуктивного поведения населения [8, с. 15–16].

Отметим, что причинами увеличения общего коэффициента рождаемости с 2006 г. являются, с одной стороны, вступление в фертильный возраст значительного числа женщин, рожденных в конце 70-х начале 80-х годов, с другой стороны – проведение со стороны государства интенсивной демогра­фи­ческой политики.

Характерными чертами смертности являются: превышение средневозрастного уровня, крайне высокие показатели (особенно в отношении младенцев); неравномерность тенденций по годам и возрастам.

На протяжении 2000–2007 гг. смертность в муниципальных образованиях КУБа находилась на уровне не ниже 20 %, что в 1,5–2 раза выше, чем в среднем по краю. Наиболее низкие показатели смертности были зарегистрированы в 2000, 2001 го­дах. Наихудшие позиции по показателям смертности занимают Кизеловский и Гремячинский муниципальные районы [7, с. 16–20]:

На протяжении 2000–2007 гг. на территории КУБа в результате стабильного превышения уровня смертности над уровнем рождаемости наблюдается депопуляция населения. К отличительным характеристикам воспроизводства населения муниципальных образований КУБа относятся:

  1. Низкие (от – 10 % до – 23,6 %) показатели убы­ли населения.
  2. Неравномерность развития коэффициента естественной убыли населения по годам;
  3. Значительное отставание региона в процессе воспроизводства от более крупных административных образований (край, федеральный округ).

Высокие показатели убыли населения КУБа обусловлены:

  1. Крайне низкой рождаемостью, недостаточной для простого замещения поколений.
  2. Крайне высокой смертностью населения (в 2–3 раза превышающей рождаемость).
  3. Деформированной возрастной структурой.

На протяжении всего периода с 2000 по 2007 гг. в КУБе преобладает эмиграция населения, при этом ее показатели крайне высоки и развитее коэффициента миграционного прироста неравномерно во всех трех муниципальных образованиях. Муниципальные районы покидает главным образом трудоспособное население и молодежь, причинами данного процесса являются: сложное социально-экономическое положение, отсутствие рабочих мест, отсутствие у молодого населения возможности получать качественное высшее и среднее специальное образование дома, реализация государственных Программ по переселению шахтерских семей: Постановление Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. № 1068 «О проведении эксперимента по предоставлению государственных жилищных сертификатов высвобожденным работникам ликвидируемых организаций угольной промышленности городов Кизел, Губаха, Гремячинск и Чусовой (Пермская область)» и Приказ Минэнерго России от 11 июля 2002 г. № 214 «Об утверждении Положения «О содействии переселению высвобожденных работников ликвидируемых организаций угольной отрасли гг. Кизел, Губаха, Гремячинск и Чусовой (Пермская область) за счет средств государственной поддержки угольной отрасли, направленных на реализацию программ местного развития», незначительное влияние оказало возвращение потомков немецких военнопленных в Германию для проживания (характерно для г. Гремя­чинска) [8, с. 20–25]:

 

 

МО КУБа присуще наличие внутрирайонной эмиграции: происходит перемещение в районные центры населения из сельских поселений, что в долгосрочной перспективе создает реальную угрозу их исчезновения.

Трудовой потенциал муниципальных районов КУБа

В связи с ликвидацией угольной промышленности в муниципальных районах Кизеловского угольного бассейна произошли значительные сдвиги в структуре занятости населения, только в Гремячинском муниципальном районе было высвобождено порядка трех тысяч человек, отметим также, что и напряженное социально-экономическое положение Горнозаводского Урала в целом повлияло на снижение показателей занятости [7, с. 40]:

При этом показатели численности безработных, зарегистрированных в органах государственной занятости, имеют тенденцию к сокращению, причинами являются: скрытая безработица, сокращение общей численности населения и движение по возрастной структуре в сторону пожилого населения [7, с. 41]:

 

При этом показатели уровня зарегистрированной безработицы превышают общекраевые, худшие показатели отмечены в Гремячинском муниципальном районе, производственный сектор которого находится в сложной ситуации [7, с. 42]:

Решение проблем занятости КУБа осложняется отсутствием у значительного числа безработных стремления получить работу. Согласно докладу администрации Кизеловского муниципального района, предыдущий опыт работы по переподготовке и профессиональному обучению, квотированию рабочих мест для особо нуждающихся в трудоустройстве социально незащищенных категорий населения, проводившейся в рамках реструктуризации угольной отрасли, показал недостаточную эффективность из-за отсутствия мотивации к постоянной занятости и завышенных ожиданий потенциальных работников в части заработной платы. Значительное влияние на снижение мотивации к труду оказала реализация программы переселения из малоперспективных шахтерских городов и поселков [9, с. 23].

Динамика уровня заработной платы населения района оценивается как положительная, наблюдается постоянный рост номинальной начисленной заработной платы, показатель 2007 г. превышает показатель 2006 г. на 19,2 % в Гремячинском муниципальном районе, на 17,9 % в Губахинском муниципальном районе, на 28,6 % в Кизеловском муниципальном районе. Уровень начисленной заработной платы во всех муниципальных образованиях КУБа превышает прожиточный минимум [6, с. 49]:

В целом муниципальные районы КУБа имеют тенденцию к улучшению уровня и качества жизни населения, лидером здесь является Губахинский муниципальный район. При этом существуют острые проблемы: отсутствие достаточного количества рабочих мест, высокая дифференциация доходов населения, недостаточное социальное обеспечение, неполное соответствие жилищного фонда принятым нормам, низкие доходы населения в сельских поселениях.

Оценка сфер приложения труда, производственный сектор муниципальных районов КУБа

Отраслевая структура экономического сектора муниципальных районов Кизеловского угольного бассейна претерпела значительные изменения после ликвидации угольной промышленности и является слабо диверсифицированной.

Общий показатель прибыли промышленного комплекса Кизеловского МР имеет отрицательную величину с 2006 г., при этом сальдированный финансовый результат деятельности крупных и средних предприятий района (далее: СФРД крупных и средних предприятий) (в текущих ценах, млн. руб.) имеет следующую тенденцию: в 2005 г. – - 30.6, в 2006 г. –
- 109.8, в 2007 г. – - 15.1. Причиной отрицательного уровня СФРД является реформирование ООО ЗУКЗ. В настоящее время идет развитие производства завода: растет отгрузка готовой продукции, но отмечаются проблемы с финансированием и выходом на безубыточный уровень работы.

По результатам работы промышленных предприятий Губахинского МР за первое полугодие 2009 г. отмечено сохранение темпов промышленного производства по отношению к концу прошлого года. СФРД крупных и средних предприятий района (в текущих ценах, млн. руб.) имеет следующую тенденцию: в 2005 г. – + 1 415.2, в 2006 г. – + 1 532.1, в 2007 г. – + 2 276.7, рост данного показателя по району в 2007 г. (в % к 2006 г. в разах) превышает общий показатель края и составил 148,6, по краю – 125,9. Район получает мощный толчок за счет развития OAO «Метафракс».

По итогам работы в 2008 г. крупными и средними предприятиями Гремячинского МР в промышленности, транспорте и ЖКХ получено 29 % от общей прибыли всех учитываемых предприятий Гремячинска (аналогичный показатель в 2007 году – 62 %), данное изменение в структуре прибыли произошло за счет реализации программ поддержки малого бизнеса (например: расширены цеха ООО «Пищепром» и ИП Дорожко А.В.). СФРД крупных и средних предприятий района (в текущих ценах, млн. руб.) имеет следующую тенденцию: в 2005 г. – - 9.9, в 2006 г. – - 5.6, в 2007 г. – + 1.1 млн. руб. [7, с. 156].

По итогам 2007 г. в районах отмечается снижение показателя удельного веса убыточных организаций (в % от общего числа организаций): Гремячинский МР – 52.4 (в 2006 г. – 57.1), Губахинский МР – 40.0 (в 2006 г. – 55.6), Кизеловский МР – 12.5
(в 2006 г. – 60.5).

Оценка уровня инвестиции в основной капитал на душу населения (в фактически действовавших ценах; руб.) в 2006 г. показала тяжелое положение Гремячинского МР – 44 место (из 47) и Кизеловского МР – 46 место, развитие Губахинского МР – 12 место.

В целом, муниципальные районы КУБа занимают малые доли в краевых социально-экономических показателях, доходная часть бюджета в основном складывается из поступлений от налогообложения физических лиц, бюджет носит дотационный характер. [7, с. 20–21]

Оценка объема отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг показала критически низкое значение показателя Гремячинского и Кизеловского муниципальных районов, при этом Губахинский муниципальный район наряду с Чусовским (в г.Чусовом работает «Чусовской металлургический завод») занимают лидирующие позиции среди МО Горнозаводского Урала [7, с. 19] (табл. 14).

Оценка показателей развития малого бизнеса в исследуемых МО КУБа показала незначительную долю данных предприятий в социально-экономических показателях районов и небольшой рост числа частных предпринимателей.

Выводы

Таким образом, Кизеловский и Гремячинский муниципальные районы находятся в кризисном положении: производственный сектор не развивается, велика доля предприятий со сложным финансовым положением, в том числе и с высоким уровнем кредиторской задолженности; Губахинский муниципальный район имеет более выгодное положение за счет наличия в его производственной структуре предприятий – лидеров химической и металлургической промышленности Пермского края, но при этом для всех исследуемых МО присуща проблема – ограниченность возможностей использования трудового и демографического потенциала. Плюсом для развития районов является наличие богатого природного ресурсного потенциала территории, обнаружены месторождения: глины, известняка, серы, торфа, кварца, железа; большие запасы водных ресурсов, есть возможность дальнейшего освоения и развития лесных ресурсов, возделывания земли, использования сенокосных полей.

Направления мероприятий, осуществляемых в исследуемых районах за счет средств федерального бюджета в целях снижения социальной напряженности и ликвидации последствий реструктуризации угольной промышленности КУБа:

1)     В рамках реализации Программ местного развития, главным образом, осуществлялось долевое финансирование проектов по созданию новых рабочих мест и переселение высвобожденных работников угольной отрасли путем предоставления безвозмездных жилищных субсидий;

2)     Мероприятия по реконструкции и замене объектов социальной инфраструктуры и переселению граждан из ветхого жилья, ставшего непригодным для проживания в результате ведения горных работ.

Органам управления муниципальных образований КУБа необходимо продолжение проведения Программ по улучшению демографического положения вверенных территорий:

·   Стимулирование рождаемости;

·   Снижение социального напряжения (за счет помощи инвалидам и пенсионерам, предоставления услуг населению по ремонту жилого фонда, коммунальных сетей и прочее);

·   Улучшение качества предоставляемых медицинских услуг;

·   Организация досуга и активного отдыха населения, особенно молодежи и детей (отметим, что культурные учреждения муниципальных образований КУБа требуют капитального ремонта, библиотечный фонд – пополнения);

·   Привлечение в регион филиалов ВУЗов, техникумов, открытие новых современных специальностей на базе имеющихся учебных заведений.

В целом, необходимо предоставить населению возможности для работы, развития, достойного существования, для этого необходимо создавать рабочие места, проводить мониторинг уровня заработных плат с целью недопущения преднамеренного его снижения работодателями, обновлять жилой фонд (что осуществляется только в Губахинском муниципальном районе) и прочее.

Для оживления муниципальных районов КУБа и нормализации экономики необходима активная политика местных органов управления в направлениях:

– Привлечения инвестиционного капитала для развития имеющихся производств (для перевооружения и модернизации), для открытия новых предприятий, в том числе и для освоения имеющегося природного ресурсного потенциала территорий, для воплощения проектов по обновлению жилого фонда.

– Развития малого и среднего бизнеса, в том числе в сфере услуг и торговли, так же посредством возможного предоставления налоговых льгот, гибких арендных ставок на муниципальные площади.

– Развития сельского хозяйства (отметим, что предприятия сельского хозяйства (совхозы) на территории муниципальных образований до ликвидации шахт работали достаточно продуктивно, имелись свиноводческие фермы, фермы по выращиванию крупного мясного и молочного рогатого скота, тепличные хозяйства, выращивались и овощные культуры);

– Внедрения на существующих деревообрабатывающих предприятиях технологий переработки древесины до продукции верхних переделов, использования отходов производства.

Литература

  1. Гранберг А.Г. Основы региональной экономики [Текст]: учебник для вузов / А.Г. Гранберг; Гос. Ун-т – Высшая школа экономики. – 5-е изд. [стер.]. – М.: Изд.дом ГУ ВШЭ, 2006. – 495, [1] с. – Предм.указ.: с. 477 – 493. – 2000 экз.;
  2. Тургель И.Д. Моноспециализированный город: теория и практика стратегического управления социально-экономическим развитием – Екатеринбург: Уральская государственная горно-геологи­ческая академия; Издательство АМБ, 2001. – 259 с.;
  3. Законодательная база и правовое обеспечение реструктуризации угольной отрасли России [Электронный ресурс]. Режим доступа: Сайт ГУ «Соцуголь» URL: http://www.sotsugol.ru/conversion/laws.php (проверено 29.05.2009 г.);
  4. Реструктуризация угольной промышленности – как это было [Электронный ресурс]. Режим доступа: Сайт ГУ «Соцуголь» URL: http://www.sots­ugol.ru/conversion/chronicle.php (проверено 29.05.2009 г.);
  5. Материалы межрайонных семинаров депутатов представительных органов местного самоуправления муниципальных образований Пермской области 1998 г. (обобщение практики работы и методические рекомендации). Пермь, 2000. 67 с.;
  6. Анимица Е.Г., Медведева И.А., Сухих В.А. Малые и средние города региона: тенденции и стратегия социально-экономического развития: Мо­но­графия / Урал. Гос. Эконом. Ун-т. – Екатерин­бург, 2004. – 208 с. + Прил. (38 с.);
  7. Муниципальные образования Пермского края. Социально-экономические показатели: Статистический ежегодник / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Пермскому краю. Пермь, 2008. 178 с.
  8. Бюллетень «Кизеловский угольный бассейн» за 2006 год. Приложение к информационному вестнику ГУ «Соцуголь» «Социальные проблемы и программы местного развития углепромышленных регионов России» / Институт экономики. – Екатеринбург, 2007. – 128 с.
  9. Программа социально-экономического развития Кизеловского муниципального района Пермского Края на 2008–2010 гг. принята Решением Земского собрания Кизеловского муниципального района от 22 февраля 2008 г. № 10. – 77 с.

Bibliography

  1. Granberg A.G. The basics of regional economy [Text]: university course-book / Granberg A.G.; State University – Higher School of Economics. – 5th edition – M.: SU HSE Publ. House, 2006. – 495, [1] p. – Index: p. 477 – 493. – 2000 iss.;
  2. Turgel I.D. Monospecialised city: theory and practice of strategic management of social economic growth – Ekaterinburg: Ural State Mining Academy; AMB Publishing, 2001. – 259 p.;
  3. Legislation and legal support for restructuring coal industry of Russia [E-resource].: the official “Socugol” website URL: http://www.sotsugol.ru/
    conversion/laws.php (verifies 29.05.2009);
  4. Restructuring of the coal industry – as it was [E-resource]: the official “Socugol website” URL: http://www.sots­ugol.ru/conversion/chronicle.php (verified 29.05.2009.);
  5. Papaers of the inter-regional seminars of the Deputies of the Perm region municipalities local government representative bodies in 1998 (common practices and recommended methods) Perm, 2000. 67 p.;
  6. Animitsa E.G., Medvedeva I.A., Sukhikh V.A. Minor and middle-sized cities of the region: trends and strategies of social economic development: Monograph / USEC. – Ekaterinburg, 2004. – 208 p. + Annex.
    (38 p.);
  7. Municipal areas of the Perm region. Social economic indices: Statistic annuary / The local boby of the Federal state statistics agency in Perm region. Perm, 2008. 178 p.
  8. Bulletin “Kiselovskyi coal basin” 2006. Supplement to “Socugol” information bulletin «Social prob­lems and programs of the coal industry local development in Russia.” / Institute of Economics. – Eka­terinburg, 2007. – 128 p.
  9. The program of social economic development Kiselovskyi municipal area of the Perm region for 2008–2010 approved by the Resolution of the Local Assembly of the Kiselovskyi municipal area, February 22, 2008. № 10. – 77 p.
  • Demography and population


Яндекс.Метрика