The problems of defining customs value of the imported into the rf goods under "DAF" terms of delivery

Chernonozhkin S.V.

UDK 33с
BBK 65.428.3

Keywords: state bordercustoms bordercustoms valueDAF terms of delivery.

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 25 марта 2009 года

В практике осуществления международных железнодорожных перевозок товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации в 2005–2007 гг. из содружества независимых государств (СНГ) возникали проблемы, связанные с определением таможенной стоимости ввозимых на территорию Российской Федерации товаров.

Ситуация касалась ввоза не всех товаров, а только тех, что ввозились по контрактам, где применялись условия поставки «DAF-граница».

Термин «Delivered at Frontier» или «DAF» / «Поставка на границе» в соответствии с правилами Международной торговой палаты (МТП) толкования международных торговых терминов – «ИНКОТЕРМС» (ICC Rules for the Interpretation of Trade Terms – INCOTERMS) является одним из базисных условий поставки товара. А в соответствии с Законом Российской Федерации о торгово-промышленных палатах [1, с. 1], правление ТПП РФ своим постановлением № 117–13 от 28 июня 2001 г. (п. 4) установило, что правила «ИНКОТЕРМС-2000» на территории Российской Федерации являются торговым (деловым) обычаем. Это означает повышение юридического статуса данного документа и признание за ним на основании статьи 5 и пункта 5 статьи 421 ГК РФ значения одного из регуляторов имущественных отношений сторон. Необходимая конкретизация использования принятых в международном обороте терминов предусмотрена пунктом 6 статьи 1211 ГК РФ, согласно которому, если в договоре использованы принятые в международном обороте термины, при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычаев делового оборота, обозначаемых соответствующими торговыми терминами [2, с. 2].

В российском гражданском законодательстве укрепилось понятие «транспортные договоры», под которыми на самом деле понимаются гражданско-правовые договоры, применяемые в сфере транспортной деятельности (как правило, с участием транспортных организаций). Этим понятием охватываются различные типы договорных обязательств: перевозка, транспортная экспедиция, буксировка, аренда (фрахтование на время) транспортных средств, строительного подряда (строительство железнодорожных подъездных путей) и т.п. Принято считать, что центральным звеном системы всех так называемых транспортных договоров, принято считать договор перевозки, под которым подразумевается договор перевозки конкретного груза, т.е. такой договор, по которому перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза оговоренную плату.

Вместе с тем основной целью стандартизации в базисных условиях поставки товара «ИНКОТЕРМС-2000» и четкого изложения отдельных обязанностей продавца и покупателя, является обеспечение понимания и единообразного применения общепризнанных и ясных всем участникам внешней торговли ключевых понятий.

«DAF-граница» (или обычно в контракте указывается выходная/входная приграничная железнодорожная станция, если товар перевозится по железной дороге) означает, что продавец осуществляет поставку товара с момента предоставления его в распоряжение покупателя неразгруженным на прибывшем транспортном средстве, прошедшего таможенную очистку, необходимую для вывоза товара, в отношении которого не произведена таможенная очистка, необходимая для ввоза товара, в согласованном пункте или месте на границе до поступления на таможенную границу соседней страны. Доставка товара покупателю осуществляется чаще всего по железной дороге. Продавец должен заключить за свой счет договор перевозки какого-либо товара на обычных условиях до согласованного пункта в месте поставки на границе. По просьбе покупателя продавец может заключить за счет и на риск покупателя договор перевозки дополнительной доставки товара от согласованного пункта на границе до указанного покупателем конечного пункта в своей стране.

Под термином «граница» понимается любая граница, включая границу страны вывоза. Поэтому в данном условии важно точно определить соответствующую границу путем указания на конкретный пункт или место. Если стороны намерены возложить на продавца ответственность за разгрузку товара с прибывшего перевозочного средства и связанные с этим риски, а также расходы по проведению разгрузочных операций, то это должно быть четко выражено путем добавления соответствующего пункта в договор купли-продажи.

Данный термин «DAF» обозначает комплекс условий, применяющийся при поставке и предназначен для применения главным образом, и, как уже говорилось выше, при перевозке товара по железной дороге либо автомобильным транспортом, но он может быть применен и при любом другом способе перевозки товара, когда передача товара от продавца покупателю (или уполномоченными лицами) осуществляется на сухопутной границе.

Казалось бы, взаимоотношения продавца, покупателя и перевозчика предельно ясны и оговорены в контракте, однако в правоприменительной практике при перемещении товаров с применением базисного условия поставки товара «DAF» по железной дороге возникают проблемы с уплатой таможенных платежей в Российской Федерации, а точнее определение их размера. В чем это выражается?

Как правило, на основании статей 361, 363, 367 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) таможенными органами производится проверка документов и сведений в отношении покупателя ввозимого в Российскую Федерацию товара, связанная с достоверностью заявления в грузовой таможенной декларации (далее – ГТД) таможенной стоимости товаров, ввезенных на территорию Российской Федерации. Проверка достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств может осуществляться таможенными органами в течение одного года со дня утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем. Проще говоря, в рассматриваемом нами случае, товары, находящиеся под таможенным контролем – это иностранные товары, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации, выпущенные для свободного обращения на территории Российской Федерации, а в соответствии с вышеуказанными статьями ТК РФ, подвергшиеся последующему контролю (или иначе называемому – постконтролю) таможенными органами, который они вправе в соответствии со ст. 361 ТК РФ осуществлять до истечения одного года со дня подачи ГТД (или точнее со дня выпуска товара в свободное обращение).

В качестве примера: в ходе проверки документов и сведений таможенные органы устанавливают, что между покупателем и продавцом заключен контракт, по условиям которого продавец обязуется поставить из Республики Казахстан, а покупатель из Российской Федерации принять и оплатить какой-либо товар на условиях поставки по Инкотермс-2000 – «DAF» – казахстанско-российская граница, где пунктом перехода указана, станция Тобол (экспортный), находящаяся на территории Республики Казахстан.

При этом в соответствии с российским законодательством базой для начисления таможенных платежей является таможенная стоимость, которая определяется в соответствии со ст. 13 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» [3, с. 4] Таможенная стоимость определяется и заявляется декларантом на момент ввоза товаров на таможенную территорию Российской Федерации. При определении таможенной стоимости в цену сделки включаются расходы по доставке товара до места ввоза на таможенную территорию Российской Федерации, если они не были ранее включены (подпункт «а» пункта 1 ст. 19 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе») [4, с. 5].

Возникает вопрос, что понимать под «местом ввоза на таможенную территорию Российской Федерации» – место пересечения государственной границы или какой-либо иной территориальный пункт, расположенный в территориальной зоне железной дороги, но отстоящий на каком-то расстоянии от линии государственной границы?

Пунктом 5 статьи 2 ТК РФ установлено, что таможенная граница совпадает с государственной границей с учетом определенных исключений, касающихся искусственных островов, установок и сооружений, находящихся в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации, а также включает в себя создаваемые в соответствии с федеральными законами особые экономические зоны, являющиеся частью таможенной территории Российской Федерации. Таким образом, названные в этой статье исключения позволяют сказать, что пространства, ограниченные государственной и таможенной границами, территориально почти всегда совпадают.

В соответствии со ст. 9 Закона Российской Федерации «О государственной границе» (далее – Закон о границе) [5, с. 5], пересечение государственной границы на суше лицами и транспортными средствами осуществляется на путях международного железнодорожного, автомобильного сообщения либо в иных местах, определяемых международными договорами Российской Федерации или решениями Правительства Российской Федерации. Этими актами может определяться время пересечения государственной границы, устанавливается порядок следования от государственной границы до пунктов пропуска через Государственную границу и в обратном направлении.

Пунктом пропуска через государственную границу в соответствии с абз. 2 этой же статьи, является территория (акватория) в пределах железнодорожной, автомобильной станции или вокзала, морского (торгового, рыбного, специализированного), речного (озерного) порта, аэропорта, военного аэродрома, открытых для международных сообщений (международных полетов), а также иной специально выделенный в непосредственной близости от государственной границы участок местности, где в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляется пропуск через государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных.

Идентичны ли понятия «место ввоза на таможенную территорию Российской Федерации» и «пункт пропуска через государственную границу Российской Федерации»?

Во-первых, нужно определиться территориально. Пунктом 3 статьи 93 Земельного Кодекса Российской Федерации [6, с. 6] установлено, что в целях обеспечения защиты и охраны государственной границы Российской Федерации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, отводятся в постоянное (бессрочное) пользование земельные полосы или участки для обустройства и содержания инженерно-технических сооружений и заграждений, пограничных знаков, пограничных просек, коммуникаций, пунктов пропуска через государственную границу Российской Федерации и других объектов. При этом нормы отвода земельных полос, размеры земельных участков, необходимых для обеспечения защиты и охраны государственной границы Российской Федерации, порядок их использования, включая особенности хозяйственной, промысловой и иной деятельности, определяются законодательством Российской Федерации.

Далее, порядок и места перемещения через государственную границу грузов, товаров и животных производится по нескольким правовым основаниям: в соответствии с установленными международными договорами Российской Федерации, законодательством Российской Федерации или решениями Правительства Российской Федерации.

Порядок пропуска лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных через государственную границу, установлен в ст. 11 Закона о границе, а в соответствии со ст. 12 закона пункты пропуска через государственную границу устанавливаются международными договорами Российской Федерации или Правительством Российской Федерации по представлениям федеральных органов исполнительной власти, субъектов Российской Федерации, согласованным с пограничными органами и другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, с учетом интересов сопредельных и других иностранных государств.

Действующее в настоящее время положение о пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации [7, с. 7] определяет организационные, финансово-экономические и другие основы установления, открытия, функционирования и закрытия пунктов пропуска через государственную границу Российской Федерации, но не устанавливает Перечня таких пунктов пропуска, на которые можно было бы ссылаться как на места ввоза либо вывоза транспортных средств, грузов, товаров и животных.

По мнению Д.Н. Бахраха, понятие государственной границы включает в себя три критерия: фактический, юридический, технический.

Прежде всего это линия и проходящая по ней вертикальная поверхность, определяющая пределы государственной территории России, т.е. пространственный предел действия ее государственного суверенитета.

Юридическая граница России закрепляется международными договорами, законодательными актами Российской Федерации и бывшего СССР. Закон Российской Федерации «О государственной границе Российской Федерации» был принят 1 апреля 1993 года. В пункте 2 постановления о порядке введения этого закона в действие установлено: до заключения договоров о прохождении государственной границы Российской Федерации с сопредельными государствами – бывшими союзными республиками СССР – придать границе с этими государствами статус государственной границы.

Технический критерий – это обозначение соответствующей линии на местности, обустройство границы, организация ее охраны [8, с. 8].

Приведенное мнение,подтверждает вышесказанное, но вместе с тем следует также отметить, что в соответствии со ст. 71 Конституции РФ на территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Таким образом, при определении понятия места ввоза (вывоза) существует «правовой пробел».

Во-вторых, поскольку целью данной статьи являются проблемы с уплатой таможенных платежей в Российской Федерации, понятие «места ввоза на таможенную территорию Российской Федерации» остается актуальным.

Так как в правоприменительной практике при межгосударственном перемещении товаров по железной дороге с применением базисного условия поставки товара «DAF-граница» возникают проблемы с начислением таможенных платежей, необходимо прежде всего руководствоваться принципами и нормами международного права или правилами международного договора.

Так, например, как следует из ст. 3 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан об особенностях правового регулирования деятельности предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта от 18.10.1996 г. ратифицированного Федеральным законом от 13.04.1999 г. № 74-ФЗ «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан об особенностях правового регулирования деятельности предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта», земли на территории Республики Казахстан, отведенные под железнодорожные пути и станции, строения и иные объекты предприятий, учреждений и организаций железных дорог, принадлежащих Российской Федерации, находятся в пользовании этих предприятий, учреждений и организаций. При этом из текста соглашения не следует, что эти земли являются таможенной территорией Российской Федерации.

Поэтому некоторые сотрудники таможенных органов считают, что в таможенную стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации перевозчиком – ОАО «Российские железные дороги» (либо каким-либо иным железнодорожным перевозчиком или собственником перевозимых товаров), должна быть включена вся стоимость перевозки до места ввоза на таможенную территорию Российской Федерации.

Вот здесь опять возникает вопрос, как все-таки правильно определить место ввоза товаров на таможенную территорию Российской Федерации?

Например, по мнению сотрудников одной из таможен Уральского региона (должностные лица которой в 2006–2007 г. возбудили в отношении многих участников ВЭД большое количество однородных дел об административных правонарушениях, связанных с данным вопросом), при определении таможенной стоимости товаров, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации (условия поставки которых определены по условиям контракта: DAF – ст. Тобол), в цену сделки должны быть включены транспортные расходы от ст. Тобол (республика Казахстан) до фактического места пересечения таможенной границы Российской Федерации, однако при этом считают таким местом остановочный пункт Чегалок, находящийся на территории Российской Федерации на расстоянии более чем в 10 километрах от государственной границы. Общее расстояние между станцией Тобол и остановочным пунктом Чегалок, находящимся на территории Российской Федерации (линия Тобол – Карталы) составляет 116 км, таким образом, участникам ВЭД (или лицам декларирующим их товар), вменяется в вину административный проступок – неуплата таможенных платежей именно за этот участок железной дороги.

Однако вышестоящий таможенный орган – Уральское таможенное управление в своих решениях по многочисленным жалобам участников внешнеэкономической деятельности (далее – участников ВЭД) на действия и решения таможни считает по иному, а именно: в цену сделки должны быть включены транспортные расходы от ст. Тобол (республика Казахстан) до станции Карталы Южно-Уральской железной дороги (Российская Федерация) как до фактического места пересечения таможенной границы Российской Федерации. При этом станция Карталы расположена еще дальше от государственной (и таможенной) границы вглубь Российской Федерации.

Кто же из должностных лиц таможенных органов прав, определить трудно.

Поэтому позволим себе не согласиться с данными мнениями, поскольку неясность правовых норм, содержащихся в нормативных правовых актах по таможенному делу, не допускает привлечения к ответственности за нарушение таможенных правил (п. 5 ст. 6 ТК РФ). Действует принцип: все сомнения толкуются в пользу лица, выступающего субъектом таможенных правоотношений. Презумпция невиновности субъекта таможенных правоотношений в случае, когда неясности в нормативных правовых актах по таможенному делу неустранимы, соответствует принципу справедливости и служит эффективной гарантией защиты прав участников таможенных правоотношений [9, с. 10].

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 15) составной частью правовой системы Российской Федерации являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации и если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены российским законодательством, в том числе и таможенным, применяются правила международного договора Российской Федерации.

В соответствии с этими принципами, к примеру, соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан об особенностях правового регулирования деятельности предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта от 18.10.1996 г. [10, с. 11], установлен Порядок применения железнодорожных тарифов при перевозках пассажиров и грузов по участкам железных дорог, относящихся к сфере действия настоящего соглашения [11, с. 11] …при перевозке пассажиров и грузов в международном сообщении применяются тарифы, установленные в соответствии с действующими международными соглашениями.

В соответствии с разъяснением, приведенным в письме Минфина России [12, с. 11], при продаже товаров на условии поставки DAF-граница сторонами согласовывается конкретный пункт, в котором товар поступает в распоряжение покупателя, и расходы по перевозке (транспортировке) до него несет продавец. Спецификой данного базиса поставки товаров железнодорожным транспортом является то обстоятельство, что в качестве такого пункта может рассматриваться либо пункт пропуска через государственную границу Российской Федерации (далее – пункт пропуска Российской Федерации), либо пункт пропуска через государственную границу сопредельного государства, то есть страны вывоза или транзита (далее – пункт пропуска сопредельного государства). Из-за того, что пункты пропуска находятся на некотором расстоянии от государственной границы, при определении таможенной стоимости ввозимых товаров возникают вопросы по учету расходов по их транспортировке на указанное расстояние.

В случае, когда согласованным пунктом поставки товаров сторонами договора купли-продажи определен пункт пропуска сопредельного государства, возникает вопрос, каким образом должны учитываться в таможенной стоимости ввозимых товаров расходы по перевозке товаров от пункта пропуска сопредельного государства до пункта пропуска Российской Федерации.

Если договором установлено, что товар переходит в распоряжение покупателя в пункте пропуска сопредельного государства, то в этом случае в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате, включены расходы по перевозке (транспортировке) товаров от указанного пункта пропуска до государственной границы сопредельного государства. Это связано с тем, что в соответствии с международными правилами железнодорожных перевозок грузов в оплату перевозки товаров, несмотря на то, что в тарифах и накладных указывается пункт пропуска сопредельного государства, включается расстояние до государственной границы этого сопредельного государства. В Российской Федерации аналогичная норма установлена Постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации (ФЭК России) [13, с. 12] от 17.06.2003 № 47-т/5 «Об утверждении Прейскуранта № 10–1 «Тарифы на перевозки грузов и услуги инфраструктуры, выполняемые российскими железными дорогами» для перевозок товаров, выполняемых российскими железными дорогами.

Транспортные расходы по перевозке товаров от государственной границы Российской Федерации до пункта пропуска Российской Федерации также не подлежат доначислению к цене, фактически уплаченной или подлежащей оплате.

Данное положение также действовало и до вступления в силу Федерального закона от 8 ноября 2005 года № 144-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О таможенном тарифе» (т.е. до 01 июля 2006 года). Согласно разъяснению министерства экономического развития и торговли РФ [14, с. 12], в соответствии с поручением Минфина России и в целях единообразного применения таможенными органами таможенного законодательства, а также исходя из совокупности положений статей Таможенного кодекса Российской Федерации, определяющих понятия таможенной территории, государственной и таможенной границы Российской Федерации, в случаях, если место нахождения пункта пропуска через государственную границу Российской Федерации фактически не совпадает с таможенной границей Российской Федерации, затраты по доставке товаров от места фактического пересечения таможенной границы до пункта пропуска не подлежат включению в таможенную стоимость ввозимых товаров.

Поэтому попробуем рассмотреть данную ситуацию на конкретном наиболее удачном примере и наиболее справедливом, по нашему мнению, судебном решении.

В 2007 году Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи Д. рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «С» (таможенного брокера) к таможне об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении.

Заявитель просил признать незаконным и отменить постановление таможни от по делу об административном правонарушении о привлечении Общества к административной ответственности по части
2 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях с наложением административного штрафа в размере однократной стоимости неуплаченных таможенных пошлин.

Как указывалось в постановлении по делу, … таможенным брокером заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товара, а именно при определении таможенной стоимости товара, ввезенного по ГТД, в графе 17а ДТС-1 (декларации таможенной стоимости) не были заявлены расходы по транспортировке до места пересечения таможенной границы Российской Федерации – станции Чегалок, – то есть не была учтена провозная плата в сумме
79 590 руб. 73 коп., что повлекло занижение суммы таможенных платежей на 7968 руб. 62 коп.

В обоснование заявленных требований заявитель ссылался на отсутствие в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку таможенная стоимость товара, ввезенного на территорию Российской Федерации, исчислена правильно.

Кроме того, заявитель ссылался на решение вышестоящего таможенного органа – Уральского таможенного управления по жалобе собственника товара (покупателя) фирмы «N», по договору с которым таможенный брокер – ООО «С» – декларировало товар, явившийся предметом спора. В соответствии со статьей 124 ТК РФ, декларирование товаров производится декларантом либо таможенным брокером по выбору декларанта.

В соответствии с данным решением Уральского таможенного управления, решение таможни о корректировке таможенной стоимости товара, ввезенного собственником товара на таможенную территорию Российской Федерации по конкретно указанной ГТД (грузовой таможенной декларации), признано вышестоящим таможенным органом неправомерным и отменено. Вместе с тем указанная корректировка та­мо­женной стоимости послужила основанием для возбуждения дела об административном правонарушении в отношении таможенного брокера – ООО «С», – декларирующего товар, принадлежащий фирме «N».

Таможня в судебном заседании заявленные требования не признала, ссылаясь на наличие в действиях заявителя состава правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 2 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения, поскольку транспортные расходы на перевозку груза от станции Тобол (по контракту условия поставки «DAF – станция Тобол») до границы Российской Федерации, которой, по мнению таможни, является станция Чегалок, в таможенную стоимость груза не включены, что повлекло занижение таможенных платежей. По мнению таможни, вышеуказанное решение Уральского таможенного управления об отмене решения о корректировке таможенной стоимости не является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления, так как жалоба подавалась не самим заявителем, а покупателем товара и поэтому не имеет отношения к рассматриваемому в суде делу. Вместе с тем именно по просьбе (договорные отношения) покупателя брокер производил таможенное оформление товара, владельцем которого являлся покупатель, он же и автор вышеуказанной жалобы в вышестоящий таможенный орган – УТУ. Следовательно, решение по данной жалобе имеет самое прямое отношение к рассматриваемому предмету.

При таких условиях необходимо учитывать даже такой факт, что от суммы заниженных таможенных платежей зависит сумма штрафа, т.к. санкция части 2 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях напрямую указывает, что наложение административного штрафа кратно: от 1/2 до двукратной стоимости неуплаченных таможенных пошлин. Соответственно, если учитывать и точку зрения Уральского таможенного управления о включении в таможенную стоимость товаров, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации, расходов по доставке товаров от сопредельного пункта пропуска – Тобол (Казахстан) – до места нахождения пункта пропуска на таможенной границе России – пункта пропуска Карталы (а не до остановочного пункта – Чегалок), – то таким образом в конечном итоге и сумма штрафа будет посчитана некорректно, так как в данном случае административный штраф как денежное взыскание выражается в величине, кратной сумме неуплаченных и подлежащих уплате на момент окончания или пресечения административного правонарушения налогов, сборов или таможенных пошлин.

Исследовав доказательства по материалам административного дела, судом были сделаны следующие выводы:

В силу пункта 1 статьи 6 Таможенного кодекса Российской Федерации положения актов таможенного законодательства, нормативных правовых актов в области таможенного дела должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждое лицо точно знало, какие у него есть права и обязанности, а также какие действия, когда и в каком порядке следует совершать при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу.

Положения актов таможенного законодательства должны быть четко сформулированы и не должны допускать разночтений, неясностей, затрудняющих однозначное толкование воли законодателя.

Из материалов дела следует, что у таможенных органов разные позиции толкования порядка исчисления таможенной стоимости товара при применении одного и того же законодательства. Согласно позиции таможни в таможенную стоимость товаров, подлежали включению транспортные расходы от станции «Тобол-экспортный» до места ввоза на территорию России – остановочного пункта «Чегалок», – находящегося на границе Российской Федерации, расстояние между которыми составляет 116 км.

В соответствии с позицией Уральского таможенного управления включению в таможенную стоимость товаров, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации, подлежат расходы по доставке товаров от сопредельного пункта пропуска – станции «Тобол-казахский» – до места нахождения пункта пропуска на таможенной границе России – пункта пропуска станция «Карталы», – а не до остановочного пункта – «Чегалок».

При этом Уральское таможенное управление ссылалось на пункт 1.8 Положения о порядке и условиях заявления таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации, утвержденного Приказом ГТК России от 05.01.1994 г. № 1 «О таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации», в силу которого для целей определения таможенной стоимости под местом ввоза понимается для железнодорожных перевозок место нахождения пункта пропуска на таможенной границе Российской Федерации на пути следования товара [15, с. 16].

Заявитель считает местом ввоза товара на таможенную территорию России остановочный пункт «36 км», указанный в атласе железных дорог и тарифном руководстве № 4 «Тарифные расстояния между станциями на участках железных дорог», а также полагает, что в стоимость транспортировки груза до станции «Тобол-экспортный» фактически включена стоимость транспортировки до границы России согласно разъяснению Министерства финансов Российской Федерации от 30 ноября 2006 года № 03–10–05/161, что также подтверждается расчетами, представленными заявителем в заседании суда, в соответствии с которыми провозная плата грузов до станции «Тобол-экспортный» значительно дороже, чем до станции «Тобол-казахский».

В соответствии с пунктом 5 статьи 6 Таможенного кодекса Российской Федерации никто не может быть привлечен к ответственности за нарушение таможенных правил, если это нарушение вызвано неясностью правовых норм, содержащихся в нормативных правовых актах в области таможенного дела.

Как указано выше, по одному и тоже же вопросу применения таможенного законодательства имеются три разных толкования.

Решением Уральского таможенного управления, решение о корректировке таможенной стоимости товара ввезенного фирмой «N» на таможенную территорию Российской Федерации, принятое таможней, признано неправомерным и отменено.

Судом также сделан вывод, что поскольку решение о корректировке таможенной стоимости, явившееся основанием для вынесения оспариваемого постановления о привлечении заявителя к административной ответственности по части 2 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и определения размера ответственности, отменено решением Уральского таможенного управления, оспариваемое постановление также является незаконным и подлежит отмене.

На основании изложенного требования заявителя о признании незаконным и отмене постановления таможни по делу об административном правонарушении о привлечении ООО «С» к административной ответственности по части 2 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подлежат удовлетворению.

Печально, но не все суды, рассматривающие споры по аналогичным делам, сделали подобные выводы, при этом они также ссылались на все те же нормативные акты, а также и на пункт 1.8 Положения о порядке и условиях заявления таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации, утвержденного Приказом ГТК России от 05.01.1994 г. № 1 «О таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации», в силу которого для целей определения таможенной стоимости под местом ввоза понимается для железнодорожных перевозок место нахождения пункта пропуска на таможенной границе Российской Федерации на пути следования товара, т.е. истолковали данные нормы совсем по другому. Кроме того, суды зачастую ссылались на пункт 161 приложения к распоряжению ГТК России от 04.10.2001 № 961-р [16, с. 18], которым был установлен постоянный железнодорожный пункт пропуска на российско-казахстанском участке государственной границы «Карталы» (Карталинский таможенный пост), сопредельный пункт пропуска «Тобол» (Тобыл, Кустанайская область, Республика Казахстан).

Согласно данному распоряжению в качестве нормативно-правового акта об установлении (открытии) пункта пропуска на российско-казахстанском участке государственной границы указан Протокол рабочей встречи делегаций Государственного таможенного комитета Российской Федерации и Главного таможенного управления Министерства финансов Республики Казахстан от 12.03.1993 г.

Но, как уже указывалось выше, в соответствии со ст. 12 Закона о границе, пункты пропуска через Государственную границу устанавливаются международными договорами Российской Федерации или Правительством Российской Федерации по представлениям федеральных органов исполнительной власти, субъектов Российской Федерации, согласованным с пограничными органами и другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, с учетом интересов сопредельных и других иностранных государств.

Таким образом, судами зачастую принимались решения основанные на нормативных документах, не подлежащих применению.

Выводы судов, нарушающие единообразие в толковании и применении норм права, зачастую нарушают права и свободы человека и гражданина, права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы, основанные на неправильном применении норм материального права (ст. 270, ст. 288 АПК РФ), являются безусловным основанием для отмены таких решений.

Литература

  1. «Российская газета». – 12 августа 1993. № 154.
  2. Вилкова Н. «Применение ИНКОТЕРМС в практике МКАС при ТПП РФ» // «Международный коммерческий арбитраж». 2004. № 1.
  3. Закон РФ «О таможенном тарифе» от 21.05.1993 № 5003–1 (ред. от 20.12.2005) // «Российская газета». – 05 июня 1993. – № 107. Изменения, внесенные Федеральным законом от 08.11.2005 № 144-ФЗ, вступили в силу с 1 июля 2006 года.
  4. В редакции Закона действовавшей до 1 июля 2006 года.
  5. Ведомости СНД и ВС РФ, 29.04.1993, № 17, ст. 594.
  6. СЗ РФ, 29.10.2001, № 44, ст. 4147.
  7. «Положение о пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации» Постановление Правительства от 19 января 1998 г. № 60 // «Собрание законодательства РФ». 26.01.1998. № 4, ст. 485.
  8. Бахрах Д.Н. Административное право России: учебник. М.: Эксмо, 2007. С. 346.
  9. Постатейный комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации» / Под ред. А.Н. Ко­зырина. М.: Изд-во «Проспект», 2004.
  10. Соглашение ратифицировано Федеральным законом от 13.04.1999 г. № 74-ФЗ «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан об особенностях правового регулирования деятельности предприятий, учреждений и организаций железнодорожного транспорта».
  11. См. Приложение № 2 Соглашения.
  12. Письмо Минфина РФ от 30.11.2006 № 03–10–05/161 // СПС «КонсультантПлюс».
  13. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 09.03.2004 № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» Федеральная энергетическая комиссия Российской Федерации преобразована в Федеральную службу по тарифам.
  14. Письмо ФТС России «О таможенной стоимости» от 16 января 2006 г. № 01–06/562 // СПС «КонсультантПлюс».
  15. Документ утратил силу с 1 января 2007 года в связи с изданием Приказа ФТС РФ от 01.09.2006 № 829 // «Российская газета». – 03 октября 2006. – № 220.
  16. Данное распоряжение в соответствии с Приказом ФТС РФ от 02.05.2006 № 405 утратило силу, однако применялось к спорным правоотношениям, поскольку они возникли до его издания (товары ввозились до 02.05.2006 г.) // Таможенные ведомости. 2006. № 6.

Bibliography

  1. «Rossiiskaya gazeta». 12.08.1993. № 154.
  2. Vilkova N. «INCOTERMS application at ICAC at the CCI of the RF». «International commercial arbitration»№, 2004. № 1.
  3. The RF Law «On customs tariff» of 21.05.1993. № 5003–1 (edited 20.12.2005) // «Rossiiskaya gazeta», 05.06.1993. № 107. Amendments introduced by FL 08.11.2005 № 144-FL, came to force from 1.07.2006.
  4. Law edition valid up to 1.07.2006.
  5. The RF VS and SND journal. 29.04.1993, № 17, art. 594
  6. The RF SZ. 29.10.2001, № 44, art. 4147.
  7. «Regulation on the RF checkpoints on the state border» Government regulation of 19.01.1998. № 60 // «A collection of the RF laws», 26.01.1998. № 4, art. 485.
  8. Bakhrakh D.N. Administrative Law of Russia: a course book. М.: Eksmo, 2007, p. 346.
  9. «Article by article comments to the RF Customs Code»: edited by A.N. Kozyrin). М.: «Prospect» Publ., 2004.
  10. The agreement was ratified by the FL of 13.04.1999 г. № 74. FL «On ratification of the Agreement between the RF Government and the Republic of Kazakhstan Government on specific features of legal regulation of enterprises, institutions and organizations of the railroad transport».
  11. See Appendix № 2 of the Agreement.
  12. A letter of the RF Finance Ministry of 30.11.2006 № 03–10–05/161 // RLS «ConsultantPlus».
  13. By the RF President’s Order № 314 of 09.03.2004 «On the system and structure of the Federal executive bodies» the Federal Energy Commission was reorganized into the Federal Tariff Agency.
  14. The RF FTA letter «On customs value» № 01–06/562 of 16.01.2006 // RLS «ConsultantPlus».
  15. The document ceased to be in force from 01.01.2007 due to issuing the RF FTA Order № 829 on 01.09.2006 // «Rossiiskaya gazeta», 03.10.2006. № 220.
  16. The regulation ceased to be in force due to the RF FTA Order № 405 of 02.05.2006, but was applied to controversial legal relations since they occurred before it had been issued (goods imported before 02.05.2006). Customs journal. 2006. № 6.
  • Economics and management


Яндекс.Метрика