A problem of poverty in depressive areas and the ways of its solution

Karimov A.G.

UDK 33 с
BBK 65.9(2Рос)

In the article the author considers the problem of poverty in depressive areas. The main factors determining poverty appearance in depressive areas are analyzed. The author also identifies the main directions of poverty and social tension reduction.

Keywords: povertydepressive areaprogram target approachsocial securityeconomic sub areas.

Бедность как комплексное социальное явление, сопутствующее всем экономическим системам, существовала во все времена. В современный период, характеризующийся потрясающими достижениями мировой цивилизации, проблема бедности не только не потеряла свою остроту, но более того, приобрела новые черты и проявления в глобальном масштабе.

В России, так же как и во многих развитых странах, бедность была всегда, но особую актуальность она приобрела с начала реформ 90-х годов. Стоит согласиться с мнением Н.Е. Тихоновой, что именно в это время начался процесс формирования «особого слоя не просто бедных, а «отверженных», социально исключенных, лишенных тех основных возможностей реализации своих прав и жизненных интересов, которые имеет большинство россиян» [1]. Причем формируется этот многомиллионный слой отнюдь не из представителей социального дна, а из вполне добропорядочных, в большинстве своем работающих, российских граждан. На наш взгляд, несмотря на отдельный интерес к этому явлению со стороны государственной власти и общества, масштабы и значимость этого принципиально нового элемента социальной структуры современной России осознаются не вполне адекватно.

Исследование бедности как социального феномена на сегодняшний день является весьма актуальным. Глубинные трансформационные процессы привели к коренным изменениям в социальной структуре российского общества, вызвав как следствие невиданную социальную поляризацию и обострение проблемы бедности. Исследование обозначенного явления в разрезе внутрирегионального социально-экономического развития позволяет глубже изучить структуру бедности, понять причины его возникновения. Депрессивная территория как социальное пространство привлекает к себе особое внимание. Именно в депрессивных территориях бедность принимает наиболее острые формы, в них ярче всего выражены процессы социальной дифференциации, духовной и психологической отчужденности, профессиональной деградации.

Из 8 депрессивных в своем развитии 4 города Республики Башкортостан и 17 районов из 27 депрессивных приходятся на его уральский, северный и северно-восточный регионы.

Данная группа городов и районов остро нуждается в государственной поддержке. Эти города и районы отнесены к категории депрессивных (т.е. городов и районов с критической социально-экономической ситуацией). В эту группу объединены: города Агидель, Баймак, Белорецк, Бирск, Благовещенск, Давлеканово, Сибай, Учалы; районы Абзелиловский, Архангельский, Аскинский, Баймакский, Балтачевский, Белокатайский, Белорецкий, Бижбулякский, Бирский, Благовещенский, Буздякский, Бураевский, Бурзянский, Гафурийский, Давлекановский, Дуванский, Зианчуринский, Зилаирский, Иглинский, Калтасинский, Караидельский, Кигинский, Краснокамский, Кугарчинский, Мечетлинский, Мишкинский, Нуримановский, Салаватский, Стерлибашевский, Татышлинский, Учалинский, Федоровский, Хайбуллинский [2]. В этих территориях проблема бедности проявляется наиболее остро. Анализ таких показателей, как оплата труда, выявил, что в этих муниципальных образованиях зафиксирована наименее низкая оплата труда. Так, среднемесячная заработная плата в Бурзянском и Гафурийском районах составила чуть более четырех тысяч рублей, и это при том, что по республике среднемесячная заработная плата составляет 8632 рублей [3] (см. табл 1.).

Данные цифры свидетельствует о менее благоприятном социальном развитии в сельской местности по сравнению с городской. Межотраслевые отличия оплаты труда особенно актуальны для сельского населения: уровень заработной платы работников сельского хозяйства, представляющих преобла­дающую категорию занятых на селе, существенно уступает практически всем отраслям экономики и составляет менее 40 % от среднереспубликанского уровня заработной платы.

Динамика интегрального показателя бедности по депрессивным территориям за последние пять свидетельствует о том, что сложившаяся хозяйст­венная организация большинства из них пока не в полной мере обеспечивает сокращение уровня бедности. Так, за 2006 год в 10 из 16 депрессивных муниципальных образований уровень бедности значительно увеличился. В 8 депрессивных муници­пальных образованиях зарегистрирован относи­тель­но высокий уровень бедности. Основной причиной этого является низкая эффективность их агропро­мышленных комплексов, сложившаяся струк­тура которых не адаптирована к современным условиям хозяйствования и не обеспечивает необхо­димый уровень социальных показателей [3]. Только в двух депрессивных муниципальных образованиях (города Сибай и Белорецк) зафиксирован относительно низкий уровень бедности, что, видимо, объясняется наличием в них действующих промышленных предприятий.

Основными факторами, детерминирующими возникновение бедности в депрессивных регионах, являются:

– падение производства и резкое сокращение количества работающих производственных предприятий, сосредоточенных в депрессивных регионах;

– трудности социально-экономической, политической трансформации, продиктованные беспрецедентностью перехода от нерыночной к рыночной системе хозяйствования при практическом отсутствии управленческого воздействия государства на эти процессы;

– низкая оплата труда значительной части работающего населения депрессивных регионах;

– отсутствие оптимальных условий для развития малого и среднего бизнеса;

– коммерциализация системы медицинских, образовательных услуг, экстраполирующая бедность на новое поколение бедных слоев населения (детская бедность).

Проблемы сокращения бедности в депрессивных регионах напрямую связаны с необходимостью совершенствования теоретико-методологических основ социальной защиты в условиях депрессивного состояния социально-экономического развития региона. Это предопределяет формирование цели и принципов социальной защиты.

Целью социальной защиты населения в условиях депрессивного состояния экономики должно являться создание материальной основы существования граждан в случае утраты возможностей (временной или постоянной) иметь трудовой доход. Для эффективной реализации данной цели политика социальной защиты населения депрессивных регионов должна основываться на следующих принципах:

– социальные программы должны способствовать активным преобразованиям в агропромышленной сфере, а не препятствовать им;

– принцип направленности мер социальной защиты;

– принцип социальной справедливости;

– принцип солидарности всех субъектов социальной защиты;

– принцип ответственности общества и индивида за соблюдение рыночных норм поведения.

Одной из типовых моделей локального социального кризиса, порождающей социальную напряженность в депрессивных территориях, явилось закрытие градообразующих предприятий. Несмотря на то, что при их закрытии источника доходов лишается лишь часть жителей, снижение покупательской способности населения детерминирует кризис в других сферах, как то: сфера обслуживания, местного транспорта, строительства и ремонта, автосервиса, малый и средний бизнес. Снижаются зарплаты работников муниципальной сферы. Неизбежным элементом социального кризиса становятся проблемы в системе ЖКХ. Все это в совокупности ведет к падению уровня жизни населения, при этом в состоянии бедности оказываются не только пенсионеры, многодетные семьи и инвалиды, но и работающее население.

Основными направлениями сокращения бедности и снижения социальной напряженности в депрессивных регионах явятся:

1. Активная государственная политика по мониторингу и управлению неравномерностью внутрирегионального социально-экономического развития и конкуренции.

2. Поддержка перерабатывающих отраслей и агропромышленного комплекса, расширение социальных гарантий и стимулирование покупательской способности населения депрессивных регионов.

В депрессивном регионе, наиболее эффективным способом управления социальными процессами будет являться программно-целевой метод, который разрабатывается с учетом социально-экономических возможностей региона или данного территориального самоуправления. Метод основывается на системном подходе к организации управления и предусматривает такие организационные механизмы управления и подходы к решению возникающих проблем, при которых в единстве и взаимосвязи используются трудовые, материальные, природные, финансовые и информационные ресурсы [4]. Реализацию программно-целевого подхода к снижению бедности следует начать с анализа дифференциации среднедушевых номинальных и реальных денежных доходов населения в разрезе депрессивных муниципаль­ных образований, с выявления причин такой дифференциации, которая может быть вызвана и неравномерностью размещения производительных сил по тер­ритории республики, и различиями в профессиональном квалификационном составе работников предприятий и учреждений. Кроме того, доходы населе­ния по депрессивным муниципальным образованиям могут дифференцироваться вследствие различий в половозрастной структуре населения (в первую очередь речь идет о долях численности детей и пенсионеров в общей численности населения), исторически сложившейся обеспеченности населения регионов землей и дру­гими природными ресурсами, а также движимым имуществом. Важную роль в определении доходов населения играет структура производства, в том числе доли аграрного, индустриального и информационного секторов экономики в общем объеме производства ВРП [5].

Высокая безработица и низкая загруженность производственных мощнос­тей препятствуют осуществлению новых инвестиций на технологически про­грессивной основе, низкая производительность труда, убогое качество мно­гих изделий промышленности, высокая затратность являются сильнейшими замедлителями роста благосостояния народных масс. При формулировании задач социально-экономи­ческой политики необходимо учитывать наличие та­кой связи. Другими словами, для создания в депрессивных муниципальных образованиях условий для повы­шения доходов населения необходимо обес­печить некоторый приемлемый уровень этих доходов. И для этого требуются не только межбюджетные трансферты, обеспечивающие предоставление ми­нимальных социальных гарантий гражданам, но и специальные программы территориального развития, финансируемые из федерального, региональ­ного, муниципального бюджетов, а также другие меры государственной под­держки граждан и предприятий в депрессивных муниципальных образова­ниях. Важной задачей экономической политики является противодействие эффекту углубления бедности в регионах с неблагоприятными условиями для получения населением доходов от занятости. Необходим постоянный мо­ниторинг территориальной дифференциации доходов населения и тенденций ее изменения.

Рост среднедушевых доходов населения должен снижать индекс беднос­ти и позволять муниципальным властям обеспечивать нормальный уровень доходов населения, разорвать замкнутый круг воспроизводства беднейших слоев населения.

Администрациям каждого муниципального образования важно понять не только причины бедности населения, проживающего на их территории, но и выявить все резервы территории, используя которые можно повысить социально-экономический уровень ее развития, находить уникальные пред­ложения, позволяющие инвесторам увидеть потенциальные ниши развития бизнеса, а следовательно, обеспечить и повышение уровня жизни населения. Администрациям депрессивных муниципальных образований необходимо в полной мере освоить маркетинг территорий, позволяющий продвигать ресурсы муни­ципального образования на рынок инвестиций с целью их привлечения на территорию. Имея отдельные предложения, программы от муниципалитетов, можно бу­дет выстроить и крупные межмуниципальные проекты развития (возможно, кластеры).

В каждом депрессивном муниципальном образовании необходимо разрабатывать и реализовывать программу борьбы с бедностью или программу повышения уровня жизни населения. Главными индикаторами данной программы могут быть: прирост рабочих мест в муниципальном образовании, средняя зарпла­та, число людей, проживающих ниже уровня среднего дохода в муниципаль­ном образовании, соотношение среднего душевого дохода муниципального образования со средним душевым доходом в Башкортостане и России. При этом численность новых рабочих мест, созданных за время службы на постах руководителей администраций территориальных образований, должна быть самым главным индикатором профессиональности чиновника, как это, на­пример, принято в западных странах. Там главы государств в первую очередь называют численность рабочих мест, созданных за очередной срок их службы народу, а потом уже суммы налогов, собранных с этого народа.

Основой мер для снижения уровня бедности в депрессивных муниципальных образо­ваниях должно стать создание моральных, материальных условий для полу­чения молодежью качественного общего и профессионального образования, самореализации в хорошо оплачиваемой работе.

Сложность решения проблемы бедности в депрессивных регионах заключается не только в нехватке инвестиционных ресурсов, но и в необходимости определения степени нуждаемости того или иного депрессивного региона в социальной помощи из средств государственного бюджета. Основной целью оказания финансовой помощи регионам является формирование нормальной экономической среды, ликвидация бедности, а в конечном счете – создание условий для эффективного использования специфических природно-географических социально-экономических особенностей территории, что обеспечит качественный рост как депрессивных регионов, так и республики в целом.

В республиканских программах необходимо отражение особенностей жизни людей, связанных со спецификой региона, в частности, условия проживания населения. Так территория Республики Башкортостан разделена на 7 экономических подрайонов [6]:

Поэтому необходимо обеспечить зональное распределение средств на социальную защиту, отдавая приоритет уральскому, северному и северо-восточ­ному подрайонам республики, в которых сосредоточено большинство отсталых и депрессивных территорий. Восстановление социальной справедливости, а именно: выравнивание сложившейся социально-экономической диспропорции, обусловленной тем, что в республике государственные капитальные вложения в течение многих десятилетий направлялись на развитие ее отдельных подрайонов, должно стать приоритетом региональной политики.

Отсюда следует необходимость определения в качестве одной из функций региональных властей разработки местных социальных подпрограмм с учетом особенностей нашей республики. Эта функция тесно переплетается с необходимостью усиления социальной защиты тех категорий населения, которые оказались в наиболее тяжелом положении. Поскольку в ближайшей перспективе социальная дифференциация населения будет усиливаться, только целенаправленная социальная политика местных властей сможет обеспечить эффективную защиту социально уязвимых категорий населения, не снижая в то же время стимулов к труду у трудоспособного населения. Именно усиление дифференцированности и целенаправленности программ должно стать важнейшими чертами социальной политики местных властей.

Требования регионализации социальной политики и социальной защиты, укрепления финансовой системы неразрывно связаны с разграничением федерального регионального и местных бюджетов. Однако сегодня в результате существующего подхода к распределению доходов между муниципальными образованиями в целях усиления самостоятельности региональных местных бюджетов в осуществлении эффективной социальной защиты необходимо:

– разграничение доходов и компетенции бюджетов различных уровней для обеспечения самостоятельности местных властей в проведении социальной политики;

– обеспечение включения республики в конкретные федеральные социальные программы в целях ослабления напряженности в кризисных секторах социальной сферы, полного преодоления практики финансирования социальной сферы по остаточному признаку;

– обеспечение строжайшего целевого использования финансовых потоков в социальной сфере;

– достижение большей адресности в распределении финансовых средств, направленных на социальные нужды. Здесь имеется в виду оказание помощи конкретной семье, конкретному человеку, а не социальной группе или организации в целом;

– централизация бюджетной системы в той мере, в какой это необходимо для реализации федеральной социальной политики и перераспределения ресурсов в целях выравнивания социального развития территорий.

Местные органы власти должны обеспечить целевое использование средств федерального бюджета, направленных для помощи региону, а также находить дополнительные источники дохода, необходимые для реализации социальных программ постоянной и экстренной помощи населению. Опыт западных стран, в которых активно проводилась экономическая децентрализация и расширение полномочий органов власти на местах, показывает, что, имея «имея весьма скудную экономическую базу и небольшие государственные ассигнования, местные органы по сути оказываются в зависимости от крупного капитала как главного работодател и в силу этого способны лишь на отдельные социально-экономические преобра­зования в своих районах» [7].

Анализ опыта организации социальной защиты населения в условиях депрессивной экономики выявил отсутствие социальных услуг, которые предоставлялись бы населению в зависимости от конкретной нуждаемости каждой семьи и каждого человека. Такой механизм может быть реализован в виде государственной социальной службы помощи семье с акцентом на самообеспечение, а также развитие системы нестационарных форм обслуживания населения.

В числе последних предполагается:

– организация специализированного торгового обслуживания с перечнем товаров, реализуемых малообеспеченным по доступным ценам;

– освобождение предприятий торговли, обслуживающих малообеспеченное население, от местных налогов, льготы по аренде помещений, оплате коммунальных услуг, льготные кредиты и пр.;

– новые модели специализированного торгового обслуживания – практика долговременных отношений между учреждениями социальной защиты и предприятиями независимо от форм собственности;

– различные формы бытового обслуживания населения с частичной оплатой;

– создание бригад для оказания социальной помощи на дому и ряд других.

Органами власти разрабатываются проекты по поддержке депрессивных территорий, однако они до сих пор не нашли своего правового закрепления. Отсутствие статуса депрессивной территории приводит к тому, что выделить из общей суммы финансовой помощи, получаемой регионом из ФФПР, долю поддержки территории как депрессивной достаточно сложно. Однако следует отметить, что ряд российских регионов, не дожидаясь указаний из федерального центра, исходя из особенностей и приоритетов своего социально-экономического развития, разрабатывают свои собственные программы. К примеру, в Свердловской области с 2002 г. действует Областная государственная целевая программа «Государственная поддержка депрессивных муниципальных образований», ориентированная на поддержку 5 муниципальных образований. В качестве основных задач в программе определены: содействие развитию телефонной связи; обеспечение содержания и развития сети, автомобильных дорог общего пользования; осуществление мероприятий по развитию объектов транспорта; содействие развитию систем газо- и водоснабжения; принятие мер по социальному развитию сельских населенных пунктов; осуществление мер по охране окружающей среды.

Стратегия преодоления бедности в России может быть реализована только тогда, когда она будет тщательно проработана в региональном аспекте. Выравнивание баланса необходимых пропорций в экономике, недопущение чрезмерной внутрирегиональной социально-экономической дифференциации, обеспечение эффективного функционирования конкурентоспособного рынка на всей территории республики, должны стать важнейшими элементами ее устойчивого развития.

Литература

1. Тихонова Н.Е. Феномен городской бедности в современной России. М., 2003. С. 7.

2. Байгильдина А.У., Исянбаев М.Н., Ярмухаметов З.Г. Регулирование занятости населения в депрессивных регионах. Уфа: РИО БашГУ, 2005. С. 71.

3. Стратегия преодоления нищеты и сокращения бедности населения республики Башкортостан в период по 2020 год: концептуальные и методологические основы. Научный доклад. Уфа-2008. С. 31.

4. Сарбашева Ф., Батов Г. Проблемы социальной сферы в депрессивном регионе. Экономист. 2006. № 9. С. 81.

5. Солодилова Н.З. Бедность: о сущности, измерении, путях преодоления. // Бедность в трансформационный период: причины, проявления, последствия. Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2008. С. 45.

6. Исянбаев М.Н. Экономические подрайоны Республики Башкортостан. Приоритетные направления социально-экономического развития. Уфа. Гилем, 2008

7. Грицай О.Р. и др. Центр и периферия в региональном развитии. М.: Наука, 1991. С. 121.

Bibliography

  1. Tikhonova N.E. Phenomenon of city poverty in modern Russia. M., 2003. C. 7.
  2. A.U. Baigildina, M.N. Isyanbayev, P.G. Yarmukhametov., Control of employment in depressive areas. Ufa: RIO BashSU, 2005. P. 71.
  3. Strategy of misery overcoming and poverty reduction in Bashkortostan republic up to 2020: conceptual and methodological principles. A scientific report. Ufa, 2008. P. 31.
  4. F.Sarbasheva, G.Batov. Problems of social sphere in a depressive area. Economist. 2006. № 9. P. 81.
  5. Solodilova N.Z. Poverty: about essence, measure, ways of overcoming // Poverty in a transfor­mation period: reasons, manifestation, consequences. Ufa: DesignPoligraphService, 2008. P. 45.
  6. Isyanbayev M.N. Economic sub areas of Bashkortostan republic. Prioritized directions of social and economic development. Ufa. Gilem, 2008.
  7. Gritsai O.R. and others. The centre and provinces in regional development. M.: Nauka, 1991.
    P. 121.
  • New models of social world: in search of what you’ve lost


Яндекс.Метрика